Жизнь после эпидемии. Что будет со страной, когда она победит коронавирус?

Каковы контуры нового мира, который ждет граждан после окончания эпидемии и всех ограничений, которые призваны её сдерживать? Представители различных политических партий и общественных движений рассказали, какие знаковые изменения произойдут в экономике, политике, бизнесе и обществе и к чему готовиться жителям страны.

Секретарь Федерального Совета Партии Дела Алексей Лапушкин считает, что худшее ещё впереди:

– Я не знаю, каким будет мир. Я могу только сказать, что экономические последствия всего происходящего, в том числе вопиющих по своей некомпетентности действий федерального правительства и чемпионских по некомпетентности мер московского правительства, мы сейчас оценить не в состоянии. Появилось много прогнозов о росте числа безработных. Прогнозы эти страшные. После получаса чтения новостей об экономике нужно полтора часа смотреть фильм ужасов, чтобы прийти в себя.

У нас и до этого была достаточно сложная, ухудшающаяся экономическая ситуация. Спад начался задолго до коронавируса. Реальные доходы населения снижались все последние годы. В определенный момент мы подошли к кульминации этого процесса. Но, как в любой большой инерционной системе, она растянулась бы на какое-то время, если бы не выход России из ОПЕК+, обвал цен на нефть и девальвация рубля. Девальвация окончательно и быстро добила доходы очень многих домохозяйств. А ситуация с коронавирусом сжала во времени все негативные процессы и их усугубила.

Мы получили сжатую пружину – ситуацию с доходами домохозяйств. Экономика должна жить, для этого люди должны что-то покупать, продавать, производить. Но потребительский спрос упал, поскольку люди сидят по домам в изоляции. Уменьшились расходы домохозяйств (не нужно ехать на работу, платить за транспорт, дети учатся дома), при этом у многих тяжелейшая ситуация: денег не хватает уже сейчас.

Однако с момента краха Советского Союза жители страны привыкли выживать практически в любых условиях. Поэтому у людей еще остается надежда, что когда их выпустят из так называемой самоизоляции, они смогут как-то выкрутиться, где-то подзаработать и выжить. Но многие предпринимательские структуры и бизнесы уже фактически прекратили свое существование. Соответственно, самую точную оценку последствий и одновременно настоящий всплеск социально-экономического кризиса мы увидим после завершения ограничительных мероприятий. Потому что, во-первых, люди выйдут на улицу, у них сразу же вырастут расходы, во-вторых, они начнут искать работу, чтобы просто прокормиться, и не будут её находить.

Оценить последствия этих факторов сейчас практически невозможно. Люди видят горящие вывески магазинов, салонов красоты, кафе, фирм. Но сейчас сложно поверить, что многих из них уже фактически нет. Кажется, что главное – продержаться, а там выкрутимся. Но это не так. И когда к людям придёт осознание ситуации, мы получим реальную оценку масштабов социально-экономического кризиса.

Председатель Общественного движения «Гражданская солидарность» Георгий Федоров согласен, что последствия могут быть очень серьёзными:

– Я думаю, что, к сожалению, нас ждет что-то похожее на конец перестройки, когда социально-экономический кризис фактически развалил страну. Надеюсь, до этого не дойдёт, потому что тогда страна вернётся в 90-е: усилится криминал, у людей не будет денег, государство сбросит с себя социальные обязательства и свернёт амбициозные международные проекты, по всей территории России прокатятся протесты, вырастет недовольство. Конечно, просядет экономика во всём мире. Но, поскольку Россия – это одна из не очень экономически развитых стран, для нас последствия кризиса будут хуже, чем, допустим, в США.

Секретарь ЦК Объединённой коммунистической партии, директор Центра изучения проблем формирования гражданского общества Института инновационного развития Денис Зоммер ждёт роста протестной активности:

– Конечно, мир уже не будет прежним – он будет другим. Во-первых, потому что ситуация, в которой оказалась и Россия, и другие страны, показала сильные и слабые стороны экономики и политики государств. С сильной стороны показали себя страны Азии: Китай, Южная Корея и – в меньшей степени – Северная Корея. Они сумели правильно расставить акценты и осуществить мобилизацию своей системы здравоохранения и экономики для борьбы с угрозой эпидемии.

Как обычно, в Российской Федерации всё пошло по интересному сценарию. Власть в очередной раз переложила задачу «спасения утопающих» на самих утопающих: проблемы, с которыми сейчас сталкиваются люди, остаются их проблемами. Хотя в такой ситуации государство должно брать часть ответственности и на себя. Если власть говорит, что человек должен сидеть в самоизоляции – не ходить на работу, не получать доход, из-за чего в какой-то момент не сможет приобрести продукты питания – то власть должна какую-то из этих функций обеспечить. Либо в рамках режима чрезвычайной ситуации, либо – чрезвычайного положения, что предусмотрено российским законодательством. Однако введения такого режима мы не наблюдаем. Людям предложено самоизолироваться добровольно, но если они откажутся, на них будут наложены штрафные санкции.

Большая часть мелких предприятий в Москве и других регионах страны поставлены под угрозу дальнейшего несуществования. Прежде всего это затронет торговлю в рамках рынков электроники, таких как Савёловский и Митинский в Москве, где куча мелких предпринимателей скорее всего не смогут открыться по окончании нерабочего периода. Арендную плату никто не отменял, а выплачивать долги будет не из чего. В такой же ситуации находятся и остальные граждане, для которых никто не приостанавливал платежи за ЖКХ и кредитные выплаты. Об этом уже сказано много.

Поэтому сложившаяся ситуация скорее всего будет подталкивать людей к серьезным действиям. Мы видели, как в понедельник некие неизвестные из Москвы организовали виртуальный митинг. Непонятно, насколько он был эффективным, но от виртуального митинга до выхода на улицы людей отделяет только одно – наличие (пока еще) денег на покупку продовольствия. Как только эта грань будет пройдена, то в Москве возможны если не голодные бунты, то вопросы, почему власть так относится к людям.

Россиян к митингам подталкивает ещё и фактически двукратное сокращение койко-мест во всех больницах страны, начиная с 2000 года. В Москве к этому пришли за последние десять лет. Мало кто вспоминает, что для создания знаменитой 40-й больницы в Коммунарке ликвидировали многопрофильное медицинское учреждение на северо-востоке Москвы, которое обслуживало минимум треть округа. Жители Северо-Восточного округа стали более уязвимы к любым заболеваниям. При этом москвичи не приобрели дополнительных койко-мест. В ситуации эпидемии это вызывает не просто негодование, а абсолютно критическое отношение. По её завершению один из вопросов к власти будет таким: должны ли налогоплательщики платить налоги за то, что их не лечат, за отказы от лечения? Ситуацию могла бы спасти советская система здравоохранения. Однако создавать её придётся заново, это возможно только при совершенно другом государственно-политическом и экономическом подходе в развитии страны.

Люди пока сидят дома. Но я уверен, что если режим необъявленной ЧС будет продолжаться в рамках самоизоляции, то это приведет к политическим последствиям, и власть не имеет ресурсов, чтобы с ними справиться. Это показывают события на Северном Кавказе. Мир действительно станет другим.

Депутат Московской городской Думы, секретарь Московского городского Комитета КПРФ Николай Зубрилин ответил на вопрос, каким должно быть будущее России после окончания эпидемии:

– Во-первых, нужно пересмотреть подходы к формированию правительства. Оно должно называться правительством народного доверия. Без патриотических, народных и социал-демократических направлений мы не сможем развиваться.

Во-вторых, нужно сделать серьёзные выводы по итогам реформы здравоохранения. Посмотрите, что либералы натворили в медицине – часть сегодняшних жертв на их совести. Когда закончится эпопея с коронавирусом, нужно провести реформу здравоохранения, которая пойдёт на пользу жителей страны, а не принесёт ущерб населению. Чиновники с коммерческим уклоном, которые переводили здравоохранение с государственных направлений на частные, совершили как минимум должностное преступление, а как максимум – уголовное. Они умышленно уничтожали, разваливали медицину, чтобы создавать частные медицинские структуры и наживаться на здоровье людей. Что нам говорили руководители из Кремля, когда реформы только задумывались? Государственное здравоохранение будет существовать параллельно с коммерческой медициной, люди смогут выбрать, куда обратится – в государственную больницу или в частную! А сегодня у россиян отнимают государственную, бесплатную, доступную медицину. Это преступление перед народом.

Пора делать серьёзные выводы. Пора гнать в шею реформаторов, которые уже 30 лет диктуют правительству и кремлевской администрации, в каком направлении нам двигаться. Мы за 30 лет провели столько реформ, и ни одна из них не пошла на пользу населению. Зато олигархи появляются как грибы после дождя. Происходит  экономический спад – в 1998, 2003, 2008, 2012 годах, сегодня – а олигархов становится все больше. Значит они находят деньги. А где находят? В российской финансовой системе, изымают деньги из финансового оборота, проталкивают законы, которые позволяют присваивать бюджетные средства. В итоге господин Сечин и подобные ему получают по 4-5 млн рублей в день. Это неправильно. И не надо нам говорить, что на Западе такие же зарплаты. На Западе живут другие люди, там другие порядки. У нас все должно быть по-российскому.

Мы идём неправильным путем. Не должны 140 млн человек валяться в ногах у олигархов и чиновников и вымаливать у них какие-то подачки. Ведь это они наши слуги, в том числе и депутаты. Наверно, члены «Единой России» забыли, кто слуги, а кто хозяева положения. Народ – это хозяин, руководитель страны. Поэтому нужно переформатировать и политику.

При этом нужно понимать, что нерегулируемые рыночные отношения всегда приводят к краху политической системы. Нам не нужно этого допускать. Поэтому нужно работать по-капиталистически, а жить – по-социалистически. Что это значит? Мощная социальная защита населения, бесплатное образование, бесплатное здравоохранение, бесплатное обеспечение жильем всех нуждающихся. А в сфере услуг, на мелком потребительском рынке возможны и бизнес, и коммерция, и повышенная конкуренция. Поэтому не нужно сваливаться из социализма в дикий капитализм. Нам нужна золотая середина – социал-демократия. Таким образом мы выживем и будем двигаться дальше.