“Заливаются жиром и не знают, куда потратить”: экономист Наталья Зубаревич о пропасти между Москвой и регионами

В Москве сосредоточено 14% населения страны, 20% инвестиций, 16% нового жилья, 24% всех доходов. Экономист-регионовед Наталья Зубаревич, в своей лекции для “Ельцин Центра” рассказала, о пропасти между столицей и регионами и путях решения экономических проблем России. Вот наш пересказ.

Как устроена экономика России?

Россия – это большое распределительное государство, живущее на нефтяную ренту.  Сегодня 3 субъекта дают половину налоговых доходов в федеральный бюджет: ХМАО, Московская область и ЯНАО. Это значит, что есть место, куда все деньги стягиваются и потом распределяются.

Государственная машина территориально находится в Москве, а она себя не обижает – платит и чиновникам и силовикам. Поэтому средняя зарплата в столице в 2 раза выше средней по стране, а если сравнивать со Смоленском или Орлом – в 3, даже в 4 раза выше.

Также Россиия – страна сверхкрупных экспортных компаний и госкорпораций. Их штаб-квартиры также в Москве. Именно столица собирает с них налог на прибыль.

Почему нельзя “московские деньги” разделить на всех?

Отнять у собянинской Москвы кусок бюджета – плохая идея. Индивидуальное раскулачивание всегда превращается в игру без правил.

Москва системно никому не помогает, только на индивидуальной основе, если Сергея Семеновича “просят”: то в Кострому сошлют автобусы по дружбе, а Севастополю в рамках специального соглашения 4 млрд рублей подкинут. Уровень неформального характера распределения доходов очень высокий.

Собянин защищается как может, чтоб его не “раскулачили”. Из Москвы уже переехал “Газпром”, налог на прибыль он платит в Санкт-Петербурге. Поэтому, приходится и делиться, и как можно больше тратить, чтоб на эти деньги “не зарились”.

За 11 месяцев в Москве профицит бюджета составил 240 млрд рублей. Из этого понятно, что будет ускоряться реновация, будут расти затраты “на плитку зимне-осеннюю”, на транспорт. Деньги не должны мозолить глаза ни центру, ни региональным начальникам.

Как деньги распределяются сейчас?

Выравнивающая система у нас абсолютно “понятийная”. Говорят, что есть некие ведомственные нормативы. Вы когда-нибудь про них слышали? Я этим занимаюсь и ничего о них не знаю.

Посмотрите на уровень дотационности: больше всех получает Ингушетия и Чечня – 80% бюджета – дотации, Дагестан и Карачаево-Черкесия – 70% и Крым с Севастополем – любимцы публики, им очень хочется помочь. При этом, “экономические дистрофики” Сибири – Тыва и Алтай.

Не понятно, почему Камчатке помощь региону обеспечивается через дотацию на выравнивание, так как это должно происходить, а Крыму – через субвенции и субсидии? Почему Чечне – 15 млрд, Крыму – 18 млрд, Севастополю – 5 млрд? Потому что “Мы так решили!”. Мне такая система не нравится. Почему столько субсидий Карачаево-Черкесии? А так договорились!

Больше всего сельхоз субсидий, например, в стране получает Брянская область, все сразу вспомнили слово на букву “М” [имеется в виду компания “Мираторг” – прим. ред].

Почему экономика России развивается медленно?

В нашей системе распределения денег заложен антистимул – ты не пахать должен в своем регионе, а правильно “выбивать деньги”.

Лучший выбивальщик всех времен и народов -на букву “К” в республике “Ч”. Молодец парень, работает – каждый год воюет с Минфином. Чукотке опять вдвое увеличивали объем трансфертов. Роман Аркадьевич Абрамович – правильный человек, он умудряется лоббировать так, что Чукотка сейчас “взлетела”.

Можно ли решить эту проблему?

В существующей политико-экономической системе – нет. Что нам надо делать? Помогать крупным городам, более развитым регионам – Свердловской области, Челябинской области, Красноярскому краю. Развивать малый и средний бизнес. Все об этом говорят – только толку нет.

Однако протестовать – глупо и бессмысленно, издержки очевидны, а выгоды маловероятны.

Большая часть России выживает. Но в крупных городах происходит трансформация: средняя зарплата повышается, люди не так боятся увольнения, формируется запрос на “учёт голоса” при принятии политических решений, дети воспитываются в иной мере уважения к себе – ослабел конфликт поколений. Это эволюция, прогресс, который нельзя убить. Можно притормозить – если везде поставить Росгвардию, он пойдет медленнее… Но не понятно, чего ждать – когда закончится великое русское терпение или же наконец придет ощущение, что из тупика надо выбираться.