Последние 20 лет связи между работодателем и работником осложняются. Их разрывают десятки тысяч сервисных и аутсорсинговых компаний, которые взяли часть исполнения трудовых правоотношений со стороны реального работодателя на себя. Соискатели чувствуют – найти «белую» работу всё трудней. Интуитивно все понимают – ненормально, когда реальные доходы населения падают шестой год подряд. Но государство почему-то не может остановить этот процесс обнищания масс.

Власти давно пора вмешаться в трудовые отношения между работодателем и работником, убеждён председатель общественного движения «Труд» Сергей Песков. «Система регулирования труда у нас разбалансирована, как страшная телега, которая летит с горы со сломанными колёсами». Он считает, за тридцатилетие рыночной экономики мы до сих пор не догнали Европу по доходам, потому что трудом практически не занимались.

Хотя сейчас происходят обнадёживающие изменения. Во-первых, социальные поправки в Конституцию РФ ориентированы на рост доходов работающих граждан. Во-вторых, депутаты Госдумы инициируют введение почасового минимального размера оплаты труда в 150 рублей для работающих неполный день. В настоящее время часовая ставка устанавливается с учётом МРОТ и составляет около 70 рублей – можно купить булку хлеба или пакет молока. На фоне пандемии большинство людей перевели на неполный рабочий день или удалёнку, сократив рабочее время, что сказывается на фактических доходах. За неполный рабочий день платят, исходя из минимального размера оплаты труда (МРОТ). Притом сотрудник работает сверх установленного рабдня с оплатой в «конвертах» без закрепления фиксированной ставки.

Неприятно, что на рынке труда работодатель и сотрудник существуют в разных реальностях.  Первый заботится лишь о сокращении расходов, а последний мирится с требованиями работать за двоих или низким жалованием. Почему-то бизнес не ценит свой человеческий капитал, оставляя своих сотрудников с выбором – терпеть или бежать.

С другой стороны, предприниматели постоянно жалуется на высокие налоги и сборы, которые ложатся на себестоимость и, соответственно, на конкурентоспособность конечного продукта. «Серые» компании оказываются в более выигрышном положении по отношению к тем, кто работает в «белую». Однако шаг в сторону спасения задавленного налогами бизнеса уже был анонсирован президентом. Владимир Путин предложил провести налоговый манёвр в IT-отрасли, где расходы на фонд оплаты труда составляют до 80%. Глава государства хочет поддержать высокотехнологичные компании снижением ставки страховых взносов с 14 до 7,6%, а также сокращением налога на прибыль с 20 до 3%. В экспертном сообществе с энтузиазмом встретили это предложение, ожидая расширения подобной практики.

Мы сократили бы бедность, если аналогичное решение приняли ещё и по компаниям-нанимателям, которые предоставляют труд своих сотрудников другим организациям. Из-за дефицита рабочих мест в «белой» экономике россияне вынуждены трудоустраиваться в фирмах-посредниках, соглашаясь на неформальные трудовые отношения и низкие жалования. Незащищенность работников на рынке труда и ориентация бизнеса на безграничное сокращение затрат приводят к распространению «трудового рабства».

Вассал моего вассала…

Финансовый университет при Правительстве РФ совместно с общественным движением «Труд» провели исследование скрытых форм заемного труда в российской экономике. Несмотря на то, что он запрещён трудовым кодексом, компании научились предоставлять своих работников в распоряжение другого работодателя под предлогом оказания услуг.

Выяснилось, что 18 млн рабочих ушли таким образом в неформальную занятость. Их часовая ставка в 1,8 раза ниже, чем у штатных сотрудников на аналогичных должностях. Естественно, они не довольны доходами, но ничего не могут поделать, потому что параллельно сократились подходящие им вакансии в «белой» экономике. У остальных сотрудников формальной занятости, включая специалистов и менеджеров, замедлился рост зарплат, так как на рынке появилась более дешёвая альтернатива. Акционерам организаций нужно снижение себестоимости, которое они получают, в том числе, за счёт экономии на сотрудниках – на штатных работниках увеличивается нагрузка, параллельно привлекают людей из сервисных и аутсорсинговых компаний.

«Прямой запрет заёмного труда не выполнил своих задач, – комментирует профессор Финансового университета при Правительстве РФ Александр Сафонов. – В итоге он увёл в тень живой оборот и миллионы рабочих мест, с которых государство не получает взносов в систему социального страхования». Если легализовать заемный труд, разрешив заниматься этой деятельностью только частным агентствам занятости (ЧАЗам), то в бюджет страны дополнительно привлечем до 2,134 трлн рублей. При этом исследователи предлагают освободить ЧАЗ от НДС и установить в порядке эксперимента совокупный размер НДФЛ и отчислений во внебюджетные фонды для их работников до 15%. Также нужно установить для ЧАЗов минимальную оплату труда от 200 рублей в час. Это вернёт гражданам до 6,4 трлн рублей «выпавших доходов», которые изьяли компании-пользователи заемного труда в следствии тендерных маневров по закупкам услуг.

«В силу того, что произошёл демпинг зарплат в сторону понижения, россияне потеряли интерес к вакансиям неформального сектора экономики. У нас возник дефицит рабочей силы, потому что наши граждане уже не согласны работать за такой низкий доход», – объясняет председатель общественного движения «Труд» Сергей Песков. Поэтому в страну перебираются мигранты из СНГ, согласные на копеечные доходы.

Исследователи скрытых форм заёмного труда видят решение проблемы внешней трудовой миграции в простых шагах. Нужно обеспечить рост зарплат заёмных сотрудников, чтобы привлечь к этим вакансиям граждан России. Также следует исключить из предлагаемого льготного налогообложения ЧАЗов безвизовых мигрантов, включая работников стран ЕАЭС. Тогда работодателям выгоднее будет трудоустраивать наших безработных соотечественников, а не выходцев ближнего зарубежья. 

Забыть о минималке

МРОТ – второй тормоз российской экономики, от которого власть не может отказаться, как от мантры всеобщего благополучия. Это понятие ничем экономически не обосновано и возникло в сугубо политических целях. Впервые появилось в Конституции РФ 1993 года (ст.7, ч.2), т.е. в «эпоху Ельцина», когда страна находилась в глубоком кризисе. В дальнейшем политики продолжили использовать определение МРОТ для демонстрации социальной направленности и в какой-то степени легитимации действующей власти. Надо понимать, что МРОТ – это отнюдь не изобретение для роста доходов.

«В той форме, что сейчас существует, МРОТ не несёт никакой экономический смысл, а наоборот является сдерживающим фактором роста доходов», – считает председатель общественного движения «Труд» Сергей Песков: «Все опираются на него, а он очень низкий». Минималка стала тем обязательством работодателя, исполняя которое он защищает себя от налоговых проверок.  

«Низкий размер МРОТ позволяет в большей степени уводить зарплату от внимания фискальных органов», – утверждает доктор экономических наук Александр Сафонов. Большая часть платежей производится в наличном расчёте. Эксперт уверен, что ситуацию исправит увеличение этого показателя: «Если довести МРОТ до уровня, когда человек чувствует себя экономически состоятельным, т.е. может покрывать свои расходы, не обращаясь за помощью к государству, то окажемся в максимальной выгоде». Другими словами, государство сэкономит бюджетные деньги, одновременно улучшится экономический рост. Потому что, чем выше МРОТ, тем меньше обращений будет приходить в систему соцзащиты.

За введение часовой ставки по видам работ и её увеличение выступает председатель общественного движения «Труд» Сергей Песков: «Лучше повысить зарплату вдвое, и ожидать рост цен на 20%. Всё равно в итоге работник останется в выигрыше». Главное сейчас – решить проблему роста доходов. Сейчас население возмущает именно финансовая несостоятельность. Все, что людям нужно – это достойные зарплаты. Социальной напряжённости не будет, когда граждане осознают, что государство защитило их трудовые права.