Материал подготовлен партнёром

В рамках программы импортозамещения наступил момент, когда нужно собрать воедино пазл индустрии учебного оборудования и средств обучения, где и в помине нет той отлаженности, какая есть, например, в фармотрасли или оборонной промышленности. И именно сегодня, наряду с борьбой с пандемией и финансовым кризисом, особенно важно заняться оптимизированием всей системы государственных закупок и разумно направить финансовые средства по нацпроектам на формирование учебно-материальной базы российских школ, а значит, самое время помочь отечественной промышленности развиться.

В Казани 16 марта состоялась третья региональная конференция «Технологии в образовании. Сделано в России» (проект реализуется в целях содействия субъектам РФ в достижении целей, поставленных в Указе Президента РФ от 7 мая 2018 года 204, в части внедрения новых методов обучения и воспитания, образовательных технологий, обеспечивающих освоение обучающимися базовых навыков и умений, повышение их мотивации к обучению и вовлечённости в образовательный процесс, а также обновление содержания и совершенствование методов обучения предметной области «Технология» прим. А.П.).

В рамках данной конференции состоялось совещание руководителей компаний индустрии учебного оборудования и средств обучения с представителями Агентства стратегических инициатив и Минпромторга России. Разговор шёл о насущных и самых острых проблемах оснащения школ и колледжей, об ограничении возможностей развития предприятий из-за действующих инфраструктурных листов, о необходимости изменения нормативно-правовой базы, регламентирующей госзакупки.

Дело в том, что в нашей стране много лет не занимались формированием образовательной среды на системном уровне. И сегодня как никогда важно наладить сотрудничество проектировщиков, дизайнеров, производителей и поставщиков оборудования и педагогов ещё на этапе проектирования образовательного учреждения. Очевидно, что отсутствие взаимодействия широкого круга специалистов приводит к ошибкам в проектировании образовательного пространства, выбору не самых оптимальных решений по оснащению и невозможности заложить в проект технологические компоненты, которые потребуются при интеграции оборудования, а существующее законодательство, как ни печально, не даёт возможности одновременно осуществить закупку товаров, услуг и сервиса, что, конечно, противоречит здравому смыслу и мировой практике в целом.

История вопроса

Вообще зависимость существования индустрии учебного оборудования и средств обучения от государственного заказа очевидна. Сложившаяся ещё в Советском Союзе система оснащения образовательных организаций учебными материалами и оборудованием ввиду отсутствия финансирования в конце 80-х годов стала попросту разваливаться, и вплоть до 2006 года значимых поставок учебного оборудования в общеобразовательные школы вообще не производилось. За эти годы российское производство учебной техники сворачивалось, в результате чего в 2006 году в рамках национального проекта «Образование» не удалось поставить учебное оборудование почти на 1 миллиард рублей. Те единичные производственные компании, которые всё ещё держались на плаву, не обладали достаточными ресурсами, дабы обеспечить потребность в ограниченные сроки. Ситуация усугублялась отсутствием в то время кредитования под государственные контракты и необходимостью реального обеспечения займов.

Следующий подход к оснащению образовательных организаций состоялся в 2011-2012 гг., когда было выделено 80 миллиардов рублей, из которых для закупки учебного и лабораторного оборудования было объявлено аукционов на сумму 45,8 миллиардов. Часть средств досталась российским производителям, что, бесспорно, способствовало стабилизации ситуации у немногочисленных тогда отечественных предприятий, их росту и развитию, помогло создать новые разработки и укрепить позиции на образовательном рынке, а в итоге обеспечило их лидерство на сегодняшний день.

Без должного системного подхода к формированию учебно-материальной базы (УМБ) с опорой на отечественных производителей учебного оборудования и средств обучения среда школы стала представлять собой по большей части разношёрстный, эклектичный набор технических и компьютерных средств, программного обеспечения и методик, не связанных между собой. Отсутствие связи современных образовательных технологий с содержанием образования и методиками преподавания привело – как следствие – к низкой эффективности использования УМБ. Это положение усугубилось недостаточным числом педагогов, уверенно владеющих современными информационно-коммуникационными технологиями и оборудованием (особенно в регионах). К сожалению, ситуация с вынужденным пребыванием населения страны на самоизоляции из-за пандемии коронавируса – это подтвердила.

Вынуждена констатировать, что по сей день создаётся конкурентное преимущество крупным компаниям-интегратором в альянсе, как правило, с известными вендорами, пользующимися доверием в органах управления образованием, а российские производители учебного оборудования и средств обучения по-прежнему остаются «за бортом».

Однако в рамках реализации современных государственных стратегий, связанных с самостоятельностью и независимостью России, роль нового поколения квалифицированных учёных и инженеров, создающих учебное оборудование и средства обучения для формирования конкурентоспособности образования, никак не может быть переоценена. Их количество и уровень профессиональной подготовки позволяет создавать и вывести на национальный (а позже и на международный) рынок собственный инновационный продукт.

На конец 2019-го года в России насчитывалось свыше 300 научно-производственных предприятий (в основном – малый бизнес), создающих и производящих учебное оборудование, средства обучения и воспитания для всех уровней образования, включая перспективные направления, позволяющие организовать обучения в области нейро- и биотехнологий, робототехники, программирования и искусственного интеллекта. 

Ещё одним камнем преткновения является тот факт, что в нашей стране, к сожалению, не проводились исследования объёмов рынка учебного оборудования, средств обучения и воспитания. А в отсутствие специализированных кодов продукции не может быть и статистических данных об объёмах производства. Тем не менее, рынок учебного оборудования, средств обучения и воспитания оценивается экспертами в 1 триллион рублей, из которого на продукцию российских производителей приходится не более 8-10 миллиардов, то есть 0,8-1%.

Вкратце

В России государственный заказ является важнейшим фактором, влияющим на развитие индустрии учебного оборудования, средств обучения и воспитания. Основная функция Госзаказа – удовлетворение нужд государственной системы образования в области учебно-материального оснащения образовательного процесса, направленного на повышения качества образования. Его отсутствие крайне негативно сказывается не только на судьбе отрасли, но и на реализации социально-экономической политики государства, в части, касающейся привлечения частного предпринимательства к решению актуальных задач системы образования; поддержки и стимулирования внедрения инноваций на всех этапах разработки и производства учебного оборудования, средств обучения и воспитания национальными производителями; конкурентоспособности России на зарубежных рынках поставок в системы образования. Всё это в совокупности поставило под угрозу само существование национальных производителей.

В настоящее время в стране также отсутствуют механизмы учёта и планирования обновлений УМБ образовательных учреждений; контроля качества поставляемых в образовательные организации средств обучения; оценки доступности технологий в рамках существующей УМБ для учителей и учащихся; оценки как частоты применения учебного оборудования, средств обучения и воспитания, так и их педагогико-эргономической эффективности; опережающего обучения педагогов работе с новым дидактическим инструментарием.

Таким образом, отсутствие продуманного государственного заказа однозначно свидетельствует о том, что российская система образования пострадала и продолжает нести финансовые потери.

Компании сталкиваются с огромными трудностями выхода на внутренней рынок государственных закупок в отсутствие эффективной системы госзаказа и институализации индустрии учебного оборудования.

Кто виноват?

К сожалению, при реализации национального проекта «Образование», несмотря на своевременность и важность изложенных требований и рекомендаций по формированию госзаказа и проведению закупок, нет понимания, какое оборудование и программные средства следует закупать, какими должны быть комплекты оборудования, как обеспечить наиболее эффективное внедрение поставляемого оборудования в учебный процесс. Всё осложняется отсутствием отдельно выделенной отрасли индустрии учебного оборудования и средств обучения.

Всё дело в том, что на данный момент все российские предприятия представляют собой пёстрое лоскутное одеяло, в котором каждый лоскут никак не зависит от другого: машиностроение, химическая промышленность, станкостроение, сельское хозяйство, мебельная промышленность, индустрия детских и спортивных товаров, музыкальных инструментов и реабилитации, цифровая промышленность и многое другое. Некоторые предприятия, например, не относятся к Минпромторгу, а курируются Роспечатью или Министерством цифровой экономики и связи, что серьёзно усложняет или вовсе делает невозможным процесс взаимодействия в рамках задач комплексного и эффективного оснащения образовательных организаций.

Уже давно назрела ситуация, а в условиях тяжёлой экономической ситуации, спровоцированной пандемией коронавируса, особенно важно рассмотреть вопрос о квотировании закупок, осуществляемых для нужд образовательных организаций (высших учебных заведений и школ, детских садов и учреждений дополнительного образования) в интересах отечественного производителя. Ведь закупка качественного, доказавшего свою эффективность, учебного оборудования, средств обучения и воспитания позволит создать не только высокотехнологичную и качественную образовательную среду в образовательных организациях, но и сохранить мощности российских предприятий-производителей учебного оборудования.

Как выглядит алгоритм госзакупок? Заказчик публикует запрос, поставщик, в соответствии с 44-ФЗ, направляет заявку на участие, указывая информацию о себе и товаре (услуге); далее заказчик рассматривает заявки и проводит электронную процедуру, где выбирается наиболее выгодное стоимостное предложение, после чего заключается контракт, поставщик его исполняет в установленные сроки, а заказчик производит прием и расчёт за товары (услуги).

В подавляющем случае победителем признается участник аукциона, предложивший наиболее низкую стоимость востребованной услуги или товара. И ни качество продукции, ни её эффективность в части решения имеющихся у заказчика конкретных задач, ни её функциональность, ни её обеспеченность нормативно-методической и учебно-методической документацией, ни вообще её работоспособность, как правило, вообще не рассматриваются. Остаётся множество лазеек для коррупционной составляющей.

Конкуренция, как известно, одна из важнейших экономических категорий для развития всех отраслей экономики. В реальности же дело с развитием обстоит плачевно.

Всё производимое учебное оборудование имеет свою маркировку и наименования, указывать которые в документации заказчик не имеет права (допускаются лишь общие формулировки, больше связанные с назначением изделий, не носящие никакой привязки к действительному разработчику и производителю), типографские учебно-методические пособия вовсе указывается зачастую сухим определением «документация», а сертификаты и патенты вообще не являются обязательными. Безусловно, калейдоскоп этих недоработок способствует преференциям и победам в конкурсах разнообразным недобросовестным конкурентам, а часто и просто мошенникам. Тратятся баснословные суммы из бюджета, и при этом заказчик теряет собственные бюджетные средства в никуда, так как на выходе получает вовсе не то, что ожидал реальный педагог. Претензии, как правило, тоже предъявлять в итоге некому. Как тут не вспомнить зарисовку Райкина про претензии к пуговицам?..

«Я прихожу к директору, я говорю:
– Кто сшил костюм? Кто это сделал? Я ничего не буду делать, не буду кричать, я только хочу в глаза ему посмотреть.
Выходит сто человек. Я говорю:
– Ребята, кто сшил костюм?
Они говорят:
– Мы!
Я говорю:
– Кто это «мы»?
Они говорят:
– У нас узкая специализация. Один пришивает карман, один – проймочку, я лично пришиваю пуговицы. К пуговицам претензии есть?
– Нет! Пришиты насмерть, не оторвёшь! Кто сшил костюм? Кто вместо штанов мне рукава пришил? Кто вместо рукавов мне штаны пришпандорил? Кто это сделал?
Они говорят:
– Скажите спасибо, что мы к гульфику рукав не пришили.
Представляете? Их – сто, а я – один. И все стоят, как пуговицы: насмерть. И я сказал:
– Привет, ребята! Вы хорошо устроились!» 

Анализ показывает, что более 82% закупок в отрасли проходят практически безальтернативно. Таким образом, печальный опыт говорит о том, что 44-ФЗ не даёт оснований считать эффективными инвестиции в учебно-материальную базу образовательных организаций, а напротив, косвенно создаёт условия, при которых либо нарушаются все принципы нормальной здоровой конкуренции, либо закупается некачественная, недолговечная и дешёвая продукция, не создающая, как это указано в целях президентской программы «Образование», базы для глобальной конкурентоспособности российского образования.

Что делать?

Критиковать недочёты и откровенные провалы системы, радея за нелёгкую судьбу отечественного производителя, можно и нужно, но что можно было бы предложить в качестве альтернативы, в качестве конкретных действий?

Итак, в первую очередь, необходимо выделить закупки для образования в приоритетные направления госзакупок и немедленно внести изменения в 44-ФЗ в части преференций для отечественных производителей. Преференция означает, что при проведении подобных закупок российские товары сразу считаются на 15 % дешевле, чем указано в заявке. Но в случае победы договор заключается по цене заявки. Помимо стоимости, должны быть сформулированы дополнительные и обязательные критерии для правильного выбора и эксплуатации учебного оборудования. Кроме этого, было бы разумным вынести на обсуждение вопрос о проведении комплексных закупок, ведь образовательная среда – это   именно комплексное решение, обеспечивающее технологическую, функциональную и методическую совместимость оборудования, готовность педагогов его применять.

Министерство просвещения России должно задуматься о формировании, с привлечением авторитетных экспертов отрасли, современных подходов к образовательной среде.    Образовательные организации на основании этих рекомендаций должны научиться самостоятельно планировать закупки, выбирать те товары и услуги, которые наиболее полно соответствуют их задачам. Осознанный выбор должен лечь в основу конкурсной документации, а муниципалитеты вполне справятся с задачей осуществления консультационной (не путать с навязыванием) деятельности в рамках закупок для образовательных организаций. Гарантией максимальной прозрачности и обоснованности выбора и закупок может стать лишь открытая среда, доступность информации о товарах и услугах. Внедрение в систему образования передовых финансовых механизмов из других отраслей экономики также будет способствовать её прозрачности, эффективности. К примеру, уже в ближайшее время можно было бы внедрить в практику приобретения учебного оборудования на условиях аренды или лизинга (в особенности дорогостоящего оборудования).

Президент Ассоциации участников рынка артиндустрии Ирина Егорова говорит: «Сегодня Гильдия учебного оборудования и средств обучения нашей Ассоциации предлагает внедрить новый, принципиально иной подход к формированию учебноматериальной базы и образовательной среды, что позволит наладить эффективное взаимодействие между российскими производителями учебного оборудования и средств обучения и системой образования, но самое главное повысить эффективность государственных инвестиций в оборудование школ и колледжей и как следствие качество образования в целом». 

Немного статистики

Мировой рынок учебного оборудования и средств обучения, включая программное обеспечение, показывает существенный рост и, согласно прогнозам, к 2022 г. достигнет 110,9 миллиарда долларов (для сравнения: в 2017 году – 7,7 млрд.) при совокупном годовом росте в 14,0% в 2017–2022 гг.  Ожидается, что мировой рынок образовательных игрушек в ближайшие 5 лет покажет средний годовой рост 5,2% и достигнет 34 млрд. долларов к 2024 г. по сравнению с 25 млрд. долларов в 2019 году. Эти данные наглядно демонстрируют, что рост предприятий индустрии учебного оборудования и средств обучения – безусловный мировой тренд.

Многие российские профильные предприятия характеризуются единством экономического назначения производимой продукции, однородностью потребляемых материалов, общностью технической базы и технологических процессов, особым профессиональным составом кадров, специфическими условиями работы, что соответствует определению отрасли. Объединение предприятий, разрабатывающих и выпускающих продукцию исключительно для образовательных организаций будет также содействовать развитию экспорта российских образовательных технологий и оборудования плюс созданию новых видов услуг и сервисов.

Как морально-этическое обязательство государства предлагает рассматривать оснащение современной школы Елена Балыко, заместитель председателя Национального союза поставщиков образовательных организаций: «Образование имеет огромное значение для сильной экономики и демократии. Уверена, что мы должны сбалансировать использование современных технологий с психологией развития, психологией зависимости и психологией образования. Нам нужны образовательные технологии, которые ставят высококвалифицированных учителей в центр принятия решений о формировании образовательной среды в условиях глобальной цифровизации. Сейчас широко применяются технологии обучения на основе игр, с использованием искусственного интеллекта и тьюторства, есть первый зарубежный опыт внедрения блокчейна в систему высшего образования, обучение с помощью чатботов или гигов. Однако главным залогом успешного обучения является человеческое взаимодействие, которое действительно привлекает детей, вдохновляет и мотивирует их.  Именно тогда технология сможет занять свое место в классе».

Без сомнения, наша страна должна воспользоваться сложившейся ситуацией и сделать отечественную индустрию учебного оборудования и средств обучения сильной и конкурентоспособной. При правильном подходе российские предприятия смогут не только обеспечить не менее 70% потребности отечественной системы образования, но и стать успешными на внешних рынках.

Алла Парахина