Принципиальное отличие от всех предыдущих исторических периодов

Складывающееся внешнеполитическое положение России сегодня более чем тревожно. Бравурная официальная пропаганда на ТВ со стороны модных телеведущих и допущенных экспертов занимается, на наш взгляд, точно такой же дезинформацией общества, как и накануне 22 июня 1941 года это делала советская пресса, которая утверждала, что войны не будет, а если будет, то малой кровью и на чужой территории.

Информация по событиям, которые являются стратегическим проигрышем России, выдается за наши успехи. Например, тактический успех с вводом российских миротворцев в Карабахе выдается за стратегическую победу, которая таковой не является: Турция укрепилась в Закавказье и через Каспий вышла на границу родственных тюркских стран своего культурно-исторического типа, что открывает для неё блестящую перспективу реализации идеи «Великого Турана» (шесть народов – одно государство).

Тема этноцида русского народа, которому запрещается говорить на родном языке, со стороны неонацистской власти на Украине не стала центральной темой формирования общественного мнения с определенным ответом на вопрос «Что делать?», а бесконечно муссируются «минские договоренности», суть которых впихнуть Донбасс обратно в «украинский проект», вместо того чтобы формировать мнение о том, что этот проект должен быть закрыт. Итоги нашей «идеологической работы» в Белоруссии были показаны воочию: в многосоттысячных протестных шествиях ни разу не мелькнул российский флаг, а сами протесты нашей пропагандой изначально были записаны в происки Запада, Польши и Литвы, а русский народ Белоруссии был представлен как серая обывательская масса, одурманенная методичками Джина Шарпа.

Наша пропаганда признала поражение в Холодной войне, ошибочно приняв за него факт развала СССР, и внедрила эту глубоко пораженческую точку зрения в общественное сознание. А это в корне неверно: с началом Холодной войны СССР-России противостояла впервые в истории полностью объединенная в военный блок НАТО под гегемонией США Западная цивилизация. Это первое обстоятельство, которое надо осознать как особенность, возникшую впервые в тысячелетней истории Руси-России: в самых страшных последних двух мировых войнах наша страна (Российская Империя и СССР) участвовала в составе коалиций на стороне одних западных стран против других. Только после 1945 года весь объединённый, впервые в таком масштабе, западный культурно-исторический тип впервые смог поставить перед собой задачу полного уничтожения России как страны-цивилизации. Все планы ядерных ударов по СССР являются лучшим тому доказательством. В 1991 году проиграно только сражение, а не война. В войне мы устояли: не только создание ядерного щита не дало возможности перерасти войне в горячую фазу, но и факт наличия советских войск в Восточной Европе и создание СЭВ и военного блока стран Варшавского Договора, что является не чем иным, как советской юридической и идеологической формой реализации идеи Данилевского о необходимости создания Всеславянского Союза для успешного противостояния «Натиску на Восток» объединённого Запада. Предлагаем обществу именно такую оптимистическую точку зрения, которая основана на объективных фактах.

Но войну против нас на полное уничтожение Запад не прекратил даже после развала СССР: это является еще одним доказательством того, что Холодная война Россией не проиграна, а мы существуем в условиях её продолжения в сильно ослабленном состоянии, и надо осознавать, в чём это ослабление состоит.

Во-первых, следствием отказа России от идеологии панславизма стало не только усиление блока НАТО славянскими странами, Венгрией и Румынией, но и ослабление России в результате распада СССР, из состава которого вышли не только республики Средней Азии, Закавказья, Прибалтики, но и Украина и Белоруссия, в результате чего русский народ стал самым большим разделенным народом в мире. При этом блок НАТО оказался усиленным стратегически важными территориями Прибалтики, а на очереди стоят Грузия, Молдавия и даже Украина.

Во-вторых, новым геополитическим фактором, требующим адекватной оценки, является фактор возрождения тюркского культурно-исторического типа под лидерством Турции. Идея «Великого Турана», идеи «один народ – два государства» (Турция и Азербайджан), «один народ – шесть государств» (плюс Туркменистан, Узбекистан, Казахстан, Киргизстан) представляют собой пример осуществления выявленного цивилизационной историософией Н.Я. Данилевского естественного стремления народов, принадлежащих к одной цивилизации, к культурному, экономическому, военному и политическому объединению. Это сотрудничество уже приобретает юридические формы: Совет Сотрудничества тюркоязычных государств («Тюркский совет»), Международная организация тюркской культуры («ТЮРКСОЙ»), Турецкое агентство по сотрудничеству и координации («TİKA»), Институт (Фонд) имени Юнуса Эмре, Союз муниципалитетов тюркского мира. Кроме того, турки активно сотрудничают в военной сфере с Азербайджаном, Казахстаном и Узбекистаном.

Складывающаяся геополитическая ситуация – когда Запад в своём традиционном «Натиске на Восток» на Россию приблизил инфраструктуру НАТО к нашим границам периода начала Второй мировой войны, а в Польше и Румынии даже в составе ракетных комплексов; строит планы размещения военных баз на Украине, требующей от Запада включения её в НАТО, что чревато появлением ударных ракетных комплексов в 400 км от Москвы; построил несколько десятков биолабораторий почти во всех бывших республиках СССР – усугубляется это новой геополитической возможностью: натиском на Россию с Востока и Юга с использованием идеи «Великого Турана», которую усиленно продвигает Турция – член НАТО, а это означает, что всё делается с одобрения США. В случае, если США решатся на военное уничтожение Ирана (или иной формы установления контроля над ним), откроется и сухопутная дорога в республики Средней Азии как минимум за счет территорий Ирана, населенных азербайджанцами.

Эта тревожная ситуация объективно ставит перед российским обществом, политической элитой много вопросов о причинах этих процессов, о необходимых ответах на эти вызовы. Но все эти вопросы в конечном итоге сводятся к одному «русскому вопросу»: можно ли выстоять в совершенно новой исторической обстановке без ответа на вопрос о собственной цивилизационной идентичности России: что такое «мы, многонациональный народ Российской Федерации»; что такое русский народ; есть ли такое историческое явление, как российская гражданская политическая нация с русским государствообразующим народом – ядром нации, к какому культурно-историческому типу мы принадлежим; способна ли Россия осуществлять своё историческое движение как страна-цивилизация; что такое «географический пояс безопасности» страны; в чём причины такого стратегического успеха Запада против России и т.д. Попробуем ответить на эти вопросы в следующих статьях.