Власть придумала выход из кризиса. Поможет ли восстановить экономику общенациональный план Мишустина?

Правительство разработало общенациональный план восстановления экономики, куда вошло более 500 мер для поддержки различных отраслей. В ближайший год на них планируют потратить 5 трлн рублей.

Пакет мер получился достаточно обширным и разнородным. Правительство собирается поддерживать в том числе развитие цифровой среды (например создание единой биометрической системы), туризм и гостиничный бизнес, рынок недвижимости, совершенствовать механизм индивидуальных инвестиционных счетов.

Основная цель плана, по словам премьер-министра Михаила Мишустина, – «выход на устойчивую траекторию экономического роста, увеличения реальных доходов граждан на основании использования современных технологий, цифровизации, новых возможностей рынка труда, образования, быстрого и качественного строительства жилья».

Помогут ли эти меры экономике?

Член Генерального Совета Партии Дела, председатель Совета по финансово-промышленной и инвестиционной политике Торгово-промышленной палаты России Владимир Гамза рассказал, каким образом можно сделать программу восстановления экономики более эффективной.

– План Мишустина – это собрание предложений различных организаций: федеральных и региональных органов власти, предпринимательских объединений, отраслевых союзов, общественных организаций. В мае они активно готовили свои предложения, которые включали набор самых разных мер: сиюминутных, краткосрочных, среднесрочных, стратегических. Эти предложения отфильтровали, отредактировали, систематизировали по нескольким разделам и опубликовали в виде общенационального плана восстановления экономики.

На мой взгляд, необходимо прежде всего разделить имеющийся план на два: краткосрочный и среднесрочный. Краткосрочный антикризисный план должен к 1 января 2022 года вернуть российскую экономику к состоянию, в котором она находилась до входа в кризис в начале 2020 года. В этот план нужно включить все мероприятия, которые бы способствовали достаточно быстрому восстановлению экономики. Поэтому краткосрочный план необходимо делать быстро, желательно уже в июне. При этом в него можно включить большинство мер, которые уже есть в плане Мишустина. Более того, многие меры, которые уже приняло правительство, уже являются антикризисными и работают на этот план. Поэтому подготовить такой план можно быстро.

После этого надо спокойно, без суеты, до конца 2020 года подготовить среднесрочный пятилетний план развития экономики на 2022–2026 годы. Этот план потребует очень внимательного изучения и учёта всех серьезных предложений, которые объединения предпринимателей делали в ходе подготовки общенационального плана Мишустина. Цель этого плана ни в коем случае не должна заключаться в том, чтобы просто вернуть экономику в состояние, в котором она находилась до кризиса, а должна предусматривать серьёзную трансформацию экономики – сделать её независимой от конъюнктуры мировых сырьевых рынков, создать опору на развитие новой современной индустриализации и инновационных технологий, прежде всего цифровых.

Сегодня большинство наших граждан осознает необходимость изменений, но никто ещё не сформировал эти представления в виде среднесрочного плана развития. При этом Новый курс Партии Дела даёт совершенно правильные стратегические подходы к подготовке программы трансформации экономики и может быть взят за основу концептуального подхода к подготовке среднесрочного плана ключевых преобразований в экономике.

Если у правительства появится желание подготовить такой план, можно создать специальную рабочую экспертную группу – общенациональную комиссию при правительстве и обязательно включить в неё представителей и экспертов ведущих общественных сил: предпринимателей, общественных организаций и политических партий. Нынешний кризис показал, что структурная и социальная трансформация экономики стала критически важной задачей. Но решать ее надо не хаотически и косметически, а на основе всесторонне и детально проработанного плана действий.

Писатель, публицист, эксперт по геополитике, член Генерального Совета Партии Дела Андрей Паршев проанализировал план Мишустина и выделил основные проблемы, которые нужно решить, чтобы добиться устойчивого экономического роста:

– План действительно, как отмечают, чрезвычайно эклектичный. Видимо, правительству поступали предложения из разных источников, но это скорее положительный момент, говорящий об обратной связи между правительством и обществом.

Предлагаемые правительством меры можно разделить на три группы. Первая – это «аварийная помощь» в условиях продолжающейся эпидемии, которую «по шведской модели» у нас решили не замечать. Сейчас мы, так сказать, «пойдем по минному полю», но, видимо, экономика продиктовала снятие всяких карантинных ограничений. Людские потери станут больше, но власти, видимо, посчитали, что это приемлемо. Вторая группа мер включает инструменты социальной поддержки на более долгую перспективу, послеэпидемическую. Они связаны даже не с эпидемией, а с дальнейшим развитием экономики, и, в частности, с возможным ростом безработицы. Третья группа мер – это поддержка бизнеса государством, также на долгую перспективу.

По всем трём группам есть вопросы. Например, по первой части можно спрашивать, почему не поддержали ту или иную социальную группу или отрасль экономики, но это слишком обширная тема. По второй, на мой взгляд, самый серьёзный пробел – что делать людям, которые потеряли работу за несколько лет до пенсии, это очень распространенный случай – ведь им найти новую работу нереально (было предложение предусмотреть досрочный выход на пенсию, но в окончательный вариант плана оно не вошло). И что делать тем, кто не был трудоустроен официально (это многомиллионная «армия» у нас в стране) и потерял работу.

В третьей группе основной вопрос заключается в том, как государство должно поддерживать бизнес, чтобы получить высокие темпы развития. Многие предложения явно вытекают из экономической идеологии, а не практики – это мантры, по-другому их не назовешь. Например, что нужно поддерживать малый и средний бизнес. Почему дискриминируется крупный? Понятно почему: малый и средний бизнес у нас слабый, он проигрывает в конкуренции с крупным. Зачем поддерживать проигравшего, это же неэффективно? Это объясняют сохранением рабочих мест. Но если экономика должна быть занята не извлечением прибыли, а социальной поддержкой, то возникает естественный вопрос: зачем же порушили ту, старую экономическую систему? Пока же получается некая промежуточная полусоциалистическая система, причем достаточно ущербная.

Что касается мер поддержки крупного бизнеса (на самом деле – всей экономики), то особых претензий нет. Господдержка должна в первую очередь затрагивать инфраструктурные проекты, это приводит к снижению издержек бизнеса и соответственно росту его конкурентоспособности. Бизнесу трудно самому построить автодорогу или мост, которым будут пользоваться все, а не только конкретное предприятие. А если это берет на себя государство, аккумулируя налоги от крупного бизнеса, ему удается сделать этот проект. Действительно, как только государство начинает реконструировать какую-нибудь автодорогу, тут же возле неё как грибы начинают расти складские комплексы, торговые центры, промышленные предприятия. Это вполне нормальный способ регулирования экономики.

С другой стороны, я очень недоволен политикой платных дорог, которая проводилась в последние 20 лет. Например, частично достроена автомагистраль из Москвы в Санкт-Петербург. Она создавалась, чтобы разгрузить существующую бесплатную дорогу, но в результате все свелось к тому, что на Ленинградке опять сплошная пробка, а на новой трассе – редкие одиночные машины из-за высокой платы за проезд. Пустая дорогая магистраль, которая построена на кредиты Сбербанка и ВТБ – это ведь наши с вами деньги. Из них кто-то извлекает прибыль, а социальные и экономические вопросы не решаются.

Ещё одна серьезная проблема поддержки бизнеса – протекционизм. Это слово нигде не фигурирует, оно запрещено в либеральной доктрине, вместо него говорят о разумном умеренном импортозамещении, о поощрении экспорта, например. Во всём мире стараются максимально избавиться от иностранного импорта, чтобы не было утечки денег из страны. Любой, кто работает в обрабатывающем производстве на экспорт, поощряется государством, в частности, не платит НДС, а в некоторых странах еще и дополнительно премируется разными мерами. Но надо различать экспорт сырья и экспорт готовой продукции.

Часто говорят о развитии экспорта агропромышленного комплекса. В некоторых отраслях это стало у нас неплохо получаться, например, наладился экспорт пшеницы. Однако важно не повторять ошибок, которые совершены ещё при Александре II. Тогда превалировала идея продавать хлеб, а на вырученные деньги покупать все остальное. Через некоторое время, в силу внутренних и внешних экономических причин, Россия оказалась страной без промышленного потенциала, а цену на хлеб сбили американские конкуренты. Мы оказались в тяжелой экономической ситуации и стали уступать технически другим странам. Это проявилось в военном оснащении: мы проиграли русско-японскую и Первую мировую войны, несмотря на помощь союзников с поставкой вооружений и промтоваров. При этом вывоз сельхозпродукции означает и экспорт плодородия наших земель. Чтобы поддерживать урожайность земли, надо восстанавливать землю, вводить удобрения. Некоторые из них – особенно минеральные – в дефиците во всём мире. Поэтому лучше развивать экспорт машиностроения да не забывать о том, что у нас еще и внутренний рынок далеко не заполнен отечественной продукцией. 

Я думаю о будущем с осторожным оптимизмом, потому что я вижу в правительстве сильного экономиста – Андрея Белоусова, который давно работает на российские правительства (даже, по-моему, еще и на правительство Н. Рыжкова) и хорошо представляет себе реальное состояние нашей экономики. Потому что какие бы прекрасные планы мы бы ни строили, если не знать реальную ситуацию, ничего не выйдет. Поэтому я надеюсь, что в текущем составе правительство может повлиять на развитие экономики в лучшую сторону.

По словам доцента Уральского государственного экономического университета, экономиста Константина Юрченко, в условиях кризиса прежде всего необходимо восстанавливать обрушившийся спрос:

– Безусловно, в сегодняшней экономической ситуации лучше иметь какую-нибудь работающую антикризисную программу, чем оставить общество без неё. Более того, чем проще дизайн антикризисной программы, тем быстрее мы получим ее результаты. Российские власти уже промедлили и продолжают работать явно не спеша. Помощь бизнесу – это хорошо, но сегодня, когда бизнес лишился значительной части своих доходов (из-за карантинных ограничений, а также из-за обвала экономики), кредитами, даже льготными, помочь ему крайне сложно: возвращать-то нечем будет. Именно поэтому многие страны мира идут одним из двух путей: либо субсидии и компенсации для бизнеса, либо раздача денег населению, чтобы люди вернулись в магазины и начали покупать. Любые другие мероприятия обсуждаемы и полезны, но при обязательном выполнении одного из первых сценариев. Еще один важный принцип эффективной антикризисной программы в столь сложной ситуации – её обширность, она должна быть для всех людей и/или для всех бизнесов. Любые попытки обеспечить адресность предоставления помощи – это бюрократия и промедление, плата за которые – закрытие многих компаний. Предложенные меры, конечно, носят стимулирующий характер, но они не для всех, они не решают фундаментальной причины проблем (обрушение спроса), недостаточны по объему и уже очень запоздали. Резервы ФНБ позволяли предпринять необходимые для спасения экономики шаги еще 1,5-2 месяца назад, но сделано этого не было.

Цели правительством проговорены правильные. Выбранные инструменты недостаточны. Главное – добиться роста реальных располагаемых доходов населения, остальные задачи после этого (и только после этого!) будут решаться проще. Как только люди с поправившимися семейными бюджетами начнут чаще делать покупки, экономика начнет оживать, но не ранее. Любые другие меры без этой предпосылки – искусственное и временное стимулирование. Это как с цветами: вы меняете в вазе воду, подстригаете стебли, и это позволяет цветам немного дольше оставаться красивыми. Но не решает проблемы их увядания. А реальные располагаемые доходы зависят не только от зарплат (масштабного повышения которых в падающей экономике ожидать не приходится), но и от налогов и обязательных платежей (ЖКУ, взносы за капремонт, плата за вывоз ТБО). Если мы увидим среди инициатив правительства компенсацию всех коммунальных платежей для всех граждан страны на 2-3 месяца – это будет реальный шаг в сторону поддержки располагаемых доходов населения, но пока такой инициативы нет.