Владимир Бутусов: «Бюджет страны должен пополняться за счет роста производств, а не увеличения налогов»

Орловская область — аграрный регион Центральной России с богатой историей, интересными музеями, красивейшими памятниками, старинными усадьбами и монастырями, а также уникальными заповедниками. О том, чем сегодня живет эта область, и какие проблемы волнуют ее жителей, «Регионам России» рассказывает лидер орловского отделения «Партии Дела», председатель Комитета по экономической политике и развитию предпринимательства Орловского городского Совета народных депутатов и генеральный директор «Группы компаний «Возрождение» Владимир Бутусов.

— По словам профессора географического факультета МГУ Натальи Зубаревич, по отдельным регионам России санкционный кризис ударит сильнее, чем по остальным. По ее прогнозам, в большей степени пострадают субъекты, где развиты автосборочные производства и нефтяная отрасль. Владимир Петрович, как, по вашему мнению, кризис отразится на Орловской области? В каких сферах, помимо падения доходов населения, изменения будут наиболее заметны?

Орловская область — дотационный регион, на котором традиционно сильно отражаются кризисы. Прежде всего, я говорю об экономической ситуации. Наша область находится в самом центре Центрального федерального округа, через нее проходит автомобильная дорога федерального значения М-2 (Крым — Москва — Тула — Орёл — Курск — Белгород — государственная граница с Украиной). До специальной военной операции на Украине трасса была важным элементом европейского направления Е105 и использовалась для осуществления импорта и экспорта. Наличие развитой дорожной инфраструктуры привлекало в наш регион крупные инвестиционные проекты, количество которых в нынешних реалиях неминуемо уменьшится. Сложность возникает и с тем, что у нас нет аэропорта. Это заметно сокращает количество туристов и тормозит процесс привлечения инвестиций.

— Россия сегодня, как вы и сказали, действительно, находится в непростой экономической ситуации. Как вам кажется, можно ли было ее не допустить или каким-то образом к ней подготовиться?

— Сейчас чиновники говорят, что наступило время перемен, нужно действовать. Однако к активной реализации политики импортозамещения, как мне кажется, нужно было переходить намного раньше, ведь под санкционным давлением страна находится уже долгое время — первые масштабные ограничения против России США и Евросоюз начали вводить еще в апреле 2013 года. За эти годы, должна была сформироваться нормативно-правовая база, которая бы содействовала нашей экономической независимости, важно было максимально развить потенциал России. В первую очередь, речь о человеческом ресурсе: вкладывать больше средств в образование, в подготовку новых кадров, перенимать передовые зарубежные технологии и обучать им специалистов.

К сожалению, необходимые меры были приняты несвоевременно. Наверное, в этом есть вина и нашего менталитета — привычка откладывать важные решения на «потом». Даже народная поговорка гласит, что пока гром не грянет, мужик не перекрестится. А сегодня я, как и многие другие граждане, вижу, как политика российских властей изменилась на 100%. И это правильно! Россию буквально вынудили обратить внимание на состояние отечественных производств и увеличить показатель внутреннего валового продукта. Правительство страны должно создать условия для сохранения предприятий и рабочих мест, для сдерживания роста цен, чтобы не было падения реальных доходов населения. Экономика будет по-настоящему сильной и независимой, если россияне смогут получать достойные заработные платы, что будет развивать рынок товаров и услуг. Когда у людей нет денег, они не ездят в отпуск, а значит — туристическая отрасль находится в стагнации, не поступают в вузы, не покупают новую технику. До тех пор, пока не будет решен данный вопрос, программы по стимулированию импортозамещения, принимаемые сегодня и в моем регионе, и во всех остальных, не будут эффективны.

— Какие еще меры, по вашему мнению, должны быть приняты Правительством России для ускорения темпов развития импортозамещения?

— Приоритетными мерами поддержки на текущий момент должны стать изменения налоговой и денежно-кредитной политики. Транслируемые государством программы сегодня не всегда доступны для реального сектора экономики, в частности, для небольших предприятий убыточных регионов. А Орловская область является именно таким субъектом, разница между доходами и расходами у нас около 500 млн. Из-за такой «бюджетной дыры» область не может выполнить все обязательства, возлагаемые на нее государством: программы поддержки бизнеса, к сожалению, не получают необходимого финансирования. Те предложения, которые сегодня предлагаются и реализуются Правительством России, как мне кажется, недостаточно дорабатываются, регламентируются, и их исполнение властями не мониторится.

Почему я так уверен в том, что господдержка не будет эффективна? В 2020 и 2021 годах государство пыталось помочь предпринимателям пережить кризис, вызванный распространением коронавируса. На словах законопроекты были хороши, однако, если разобраться, они не были рассчитаны на реальную помощь малому и среднему бизнесу. Вот, например, существовала программа, по которой все предприятия, пострадавшие от последствий пандемии, могли рассчитывать на субсидии от государства. На самом деле, по данной программе, уже после получения кредита, в декабре 2020 года были изменены условия, о которых банки сообщали не в полном объеме своим клиентам, что привело в дальнейшем к погашению ссудной задолженности.

Кроме того, Центробанк предлагает ключевую ставку в размере 20%. Чтобы покрыть эти проценты, у предприятия должна быть аномальная рентабельность. Взять кредит на таких условиях сродни тому, что бизнесмен возьмет веревку, мыло и повиснет в петле. Сейчас работает программа льготного кредитования, по которой кредитными организациями предоставляются кредитные средства субъектам малого и среднего предпринимательства по льготной ставке от 13-15%. Да, 13% меньше, чем 20%, но это, по-прежнему, непомерно высокий процент. К тому же, кредиты не могут получить предприятия, связанные с продажей акцизных товаров — не только сигарет и алкоголя, но и автомобилей, и бензина, и моторного масла. А это опорные предприятия целых субъектов страны, это сферы, в которых работают тысячи россиян.

— В своих соцсетях вы неоднократно понимали вопрос сортировки мусора и своевременного вывоза отходов. Кроме того, вы выступаете за развитие культуры переработки мусора в Орловской области. В частности, вами была предложена поправка в закон «О налоге на имущество организаций» для создания благоприятной инвестиционной среды по вторичной переработке отходов в регионе. Расскажите об этой инициативе подробнее?

— В начале 2010-х годов, когда мусорная реформа только зарождалась, не было четких дорожных карт, регламентирующих действия региональных властей. Это привело к тому, что нормы, которые должны были быть прописаны Государственной Думой и заинтересованными министерствами в этом нормативно-правовом документе, в нем указаны не были. Каждый регион развивал данное направление по мере своих возможностей. Ко мне как к депутату тогда поступало огромное количество обращений жителей Орловщины, связанных с жилищно-коммунальным хозяйством, в том числе, с утилизацией твердых коммунальных отходов.

В 2019 году началось реформирование системы обращения с отходами. До этого момента практически весь объем отходов направлялся на полигоны для захоронения. Наиболее крупные из них, накопившие за десятилетия эксплуатации миллионы тонн мусора, превратились в опасные свалки. Они выделяли горючие газы, происходили возгорания, отравляющие атмосферу токсичными и канцерогенными продуктами горения. В Орловской области такой полигон, зловония от которого доносились до Орла, находился на расстоянии двух километров от федеральной трассы М-2. Конечно, это угрожало не только комфорту жителей, но и их безопасности. Ко всему прочему, рынок услуг по вывозу отходов в регионе был не упорядочен, конкуренция среди перевозчиков ТКО способствовала нарушению экологического законодательства, а отсутствие объективного контроля с использованием спутниковых систем часто приводило к тому, что отходы попросту не довозились до полигонов — их выкидывали в лесах.

Для координации работы всех субъектов в России был введен институт региональных операторов, которые собирают средства и направляют их на финансирование всех стадий обращения с ТКО — от транспортировки до захоронения. Благодаря им появилась надежда, что проблема с мусором в регионах наконец-то будет решена. В Орловской области я предложил внести поправки в закон «О налоге на имущество организаций». В регионе необходимо создать благоприятную инвестиционную среду в сфере вторичной переработки отходов. Сегодня с сортировочных полигонов Орловщины за деньги наших налогоплательщиков в другие области вывозят полимеры, стекло, бумагу, металлы для дальнейшей переработки. Мы же как регион не развиваем это направление, из-за чего теряем рабочие места и доходы в местный бюджет. В предлагаемом мной проекте организации, осуществляющие утилизацию отходов производства и потребления, освобождаются от уплаты налога на имущество организации.

В последнее время в СМИ Орловской области постоянно появляются критические материалы о работе общественного транспорта в Орле. Почему так много проблем возникло в этой сфере? Как вы видите их решение?

— Социально-экономическое состояние региона во многом связано с развитием его дорожно-транспортной инфраструктуры. Поэтому необходимо уделять особое внимание процессу управления транспортной системой агломераций. Я за свою жизнь посетил немало стран и своими глазами видел, как хорошо и слаженно может работать общественный транспорт в городах. Не важно большой населенный пункт или маленький, транспорт должен быть комфортабельным и безопасным для населения.

Предпосылки для создания современной структуры общественного транспорта у Орловской области есть. Мы гордимся тем, что система городских трамваев в Орле была запущена еще в 1890-х годах. По тем временам это был прорыв. Я неоднократно поднимал вопрос сохранения и развития этой традиции. Одним из основных условий достижения эффективности функционирования транспортной системы является разработка транспортной стратегии орловской агломерации. Сегодня такого документа, где все было бы рассчитано специалистами, у города нет. Вместе с тем, реализация стратегии позволит получить следующие положительные результаты: повысить инвестиционную привлекательность региона, улучшить безопасность дорог, снизить нагрузку на транспортную сеть, уменьшить количество ДТП, увеличить поступления в бюджет за счет штрафов за нарушение ПДД. Один из пунктов стратегии должен быть направлен на то, чтобы сделать трамвайные маршруты своеобразным каркасом, вокруг которого будет выстраиваться город — новые жилые многоквартирные дома и социальная инфрараструктура, производственные площадки и логистические центры. Сегодня же трамвайные маршруты проходят через частный сектор, и потому пассажиропоток недостаточный. Важно развивать это направление, чтобы сохранить наше транспортное наследие.

— Не так давно вы стали главой регионального отделения «Партии Дела»? Почему вы приняли такое решение? Какие вызовы сегодня стоят перед членами партии в Орловской области? 

— Когда я впервые узнал о «Партии Дела», первое на что обратил внимание — это название. Люди часто жалуются, что за красивыми словами политиков нет реальных действий, здесь же Партия предлагает конкретные шаги для улучшения жизни каждого жителя страны. И члены партии, действительно, заинтересованы в том, чтобы доказать, что предприниматель — это гражданин, готовый работать на благо своей Отчизны, родного региона. Мне эти идеи близки. Я, как и все члены Партии верю, что Россия может производить товары, ничем не уступающие зарубежным аналогам, создавать рабочие места, отказаться от инвестиций в западные страны и вести нашу экономику вперед.

Сегодня региональное отделение «Партии Дела» делает все, чтобы люди замечали и поддерживали наши инициативы. Передо мной и моей командой стоит тяжелая, но выполнимая задача, — развивать в Орловской области отечественное производство, сельское хозяйство и промышленность, не забывая при этом о сохранении культуры и традиций нашей уникальной страны.