В России нет государственного регулирования в сфере науки и образования. Как от этого страдает реальный сектор экономики?

Затраты на науку в России увеличились за 10 лет более чем в 13 раз, однако не сделали её более продуктивной. Секретарь Федерального Совета Партии Дела Алексей Лапушкин рассказал, почему наука и образование в стране находятся в отрыве от потребностей экономики.

– Путин потребовал закрывать неэффективные вузы, которые не дают знаний, но выдают дипломы. Их особенно много среди частных учреждений. Алексей Сергеевич, нужны ли вообще в России частные вузы?

– Государственные вузы – это обязательный и не подлежащий сомнению инструмент образовательной политики. Но я не вижу никакого препятствия и для существования частных вузов. Проблема не в них, а в том, что в России нет государственной политики ни в сфере экономики, ни в сфере образования. А она необходима, поскольку это государственная функция, подчёркиваю, именно функция, а не госуслуга. Такая же, как оборона, безопасность, здравоохранение – всё это функции государства «здорового человека». Есть ли понимание на государственном уровне, сколько нужно инженеров в сфере машиностроения, физиков-ядерщиков и математиков, или их обучение регулируется «невидимой рукой» рынка, которую никто никогда не видел? Такого понимания в стране нет.

Когда образование будет привязано к реальному сектору экономики и экономическая политика сменится, наконец, с «шизоидной» либеральной политики, которая проводится с 1991 года, на разумную экономическую политику, тогда и появится ответ на вопрос, сколько нужно инженеров, агрономов и иных специалистов. Их будут обучать государственные вузы, а частные учебные заведения, возможно, составят им конкуренцию.

Политика государства «здорового человека» должна учитывать количество специалистов в стране, их дефицит и переизбыток. Например, если не хватает кардиологов, а стоматологи не могут найти работу, то количество бюджетных мест в вузов должно перераспределиться в пользу кардиологии.

– Выгодно ли бизнесу вкладывать свои деньги в высшее образование в России?

– Бизнес вынужден работать за государство. В стране уничтожены профтехучилища, из-за чего возник большой дефицит специалистов рабочих профессий. Поэтому национальный производитель вынужден обучать людей за свой счёт. При этом с бизнеса никто не снимает социальной ответственности и не освобождает от налогов, поэтому образование специалистов ложится на него дополнительной нагрузкой.

В России полностью утрачена связь между реальным сектором экономики и сферой образования. Если изменить экономическую политику на разумную (то есть ввести мягкую денежно-кредитную политику и стимулирующую производство налоговую политику) и начать осуществлять протекционизм на государственном уровне, то, безусловно, любой национальный производитель сможет вкладываться в поддержку вузов, хотя он вынужден делать это и сейчас.

– Почти 70% денег, которые вливаются в науку, приходят из государственного бюджета. Бизнес не хочет или не может инвестировать в научные разработки?

– Он не может инвестировать, потому что налоговое давление увеличивается с каждым месяцем. Почему-то все забывают, что прибыль не появляется из воздуха. Экономические условия и налоговая политика в России не меняются, соответственно, возможности предприятия вкладывать деньги из собственной прибыли в НИОКРы весьма и весьма ограничены.

Вопрос в другом – в государственной политике. Давайте представим страну с разумной экономической политикой, которая решила проложить миллион километров дорог в ближайшие 10 лет. Для этого нужно принять госпрограмму, которая позволяет заменить импортную дорожную технику отечественной, например, по аналогии с «Программой №1432» (государственное субсидирование производителей сельхозтехники). Затем необходимо обучить инженеров в области машиностроения, рабочих. Чтобы отечественный каток для дорожного строительства был лучше, чем каток любого западного производителя, потребуется НИОКР. Всё это – вопрос государственного регулирования. Если оно выстроено грамотно, то производитель катков понимает, каким будет объём сбыта, какие программы будут работать, где брать специалистов и какое научное учреждение сможет разработать каток. Так выглядит здоровая ситуация в здоровом государстве.

К сожалению, у нас не так. В России производитель постоянно находится на грани выживания, балансирует между прибыльностью и банкротством из-за отсутствия государственного регулирования и связи между наукой и реальным сектором.