Сегодня мы являемся свидетелями роста влияния Турции в международных отношениях. Турция активизировалась на Ближнем Востоке, Средиземноморье, Северной Африке, Закавказье и Средней Азии. Последние два региона особенно важны для России в геополитическом плане, так как составляют пояс нашей безопасности. Во внешней политике президента Эрдогана особенно четко прослеживаются два фактора: стремление показать Турцию как ведущую исламскую страну (неоосманизм) и продемонстрировать тюркским народам, что Турция – центр возрождающегося тюркского культурно-исторического типа (пантюркизм).

При этом среди российских политиков и политологов часто присутствует два серьезных заблуждения: первое – эти тенденции связываются только с именем Эрдогана, его внешнеполитическими амбициями, второе – что Турция слабая страна и ее геополитические устремления, не подкрепленные реальной силой, абсолютно не опасны для России. Оба эти утверждения не верны.

Советская Россия много сделала для нормализации отношений с Турцией. После разгрома Османской империи большевики активно помогали туркам в борьбе против общего врага –Антанты. Чтобы иметь Турцию в качестве союзника, Россия пошла на ряд территориальных уступок по Московскому договору 1921 г. Однако этим надеждам не суждено было сбыться.

Первый президент Турции Кемаль Ататюрк (1923-1938) был в принципе не чужд пантюркистских идей. Так, в 1933 г. он писал: «СССР может распасться на куски… И тогда Турции надо знать, что ей делать. Под властью нашего друга находятся родственные нам по языку и вере народы. Это не значит, что надо сидеть сложа руки и ждать. Нужно действовать… Прочно поддерживая духовные мосты. Язык – это мост. Вера – это мост. История – это мост. Мы должны обратиться к нашим корням и обрести историческое единство… Мы не должны ждать, пока они сблизятся с нами, нам нужно самим стать ближе к ним. СССР однажды распадется. И тогда Турция должна стать для них образцовым государством». Таким образом, именно Кемаль является основоположником идеи турецкой «мягкой силы», он заложил основы для возрождения идеи Великого Турана, проводя тюркизацию населения Турции.

При президенте И. Иненю (1938-1950) во властные структуры стали приходить люди, близкие идеям пантюркизма и скептически относящиеся к кемализму. Это не могло не сказаться на внешнеполитическом курсе страны, в котором уже пробудился заинтересованный взгляд на «братские тюркские регионы» Советского Союза.

Всплеск пантюркистских настроений среди турецкой элиты начался летом-осенью 1941 г., в результате военных поражений Красной Армии. Такая неприкрытая враждебность вчерашнего «друга» шокировала советское руководство. Анкара начала постоянный и настойчивый зондаж на советской территории на предмет возможности создания в перспективе, после разгрома СССР, ряда «независимых», а по факту вассальных Турции государств – в Азербайджане, Дагестане, Уральском регионе, Средней Азии. Только после коренного перелома в войне в пользу СССР сторонникам турецкой экспансии пришлось замолчать.

В 1948 г. Турция получила серьёзную американскую финансовую помощь по плану Маршалла, в 1949 г. страна вступила в Совет Европы, а в 1952 г. вошла в состав НАТО. После этого практически провалился ленинский план нормализации отношений с Турцией: ценой уступок продемонстрировать Турции, что царская Россия и СССР – разные государства и их внешняя политика строится на разной основе. Для турецкой элиты Российская империя, СССР или РФ представляет собой по факту одно и то же – главного геополитического противника и конкурента в Евразии.

Однако уже в 50-е гг. проявилась одна из главных тенденций турецкой внешней политики, которая с успехом используется и сегодня – шантажировать США и НАТО возможностью сближения с СССР/Россией. Особенно это проявлялось в годы обострения кризиса на Кипре, когда США не очень умело пытались развести в стороны своих враждующих друг с другом союзников – Турцию и Грецию.

По мере укрепления экономики и военной мощи Турции проходило возрождение и усиление пантюркистских настроений в турецкой элите. В начале 80-х гг. постепенное ослабление СССР и преобладание Запада в Холодной войне вызвали к жизни в Турции новую внешнюю политику, получившую условное название «новый османизм». Являясь прямым потомком пантюркизма и панисламизма, неоосманизм начал оформляться в идеологию после того, как в 1983 г. премьер-министром стал Т. Озал. В учебники и официальные издания тщательно отбирались цитаты Кемаля, в которых он разъяснял, что после распада СССР Турция должна стать доминирующей силой среди тюркских народов Советского Союза.

Согласно этой концепции, Турция, а не Россия, реально является наследником Византийской империи, а значит, именно Турции принадлежит главенствующая роль в постсоветском евразийском пространстве среди братских тюркских народов, борьба которых за свободу завершилась с распадом СССР в 1991 г. (правда, часть тюрок ещё находится «под гнетом» России, громко пока об этом не говорится, но это пока…).

В сферу исключительного турецкого влияния должны войти территории, бывшие в составе Османской империи в период её наибольшего могущества – начало 17 в. (Северная Африка, Балканы, малая Азия) – и территории, населённые тюркскими народами (Кавказ, Средняя Азия).

Однако в сферу турецких интересов должны входить и другие регионы – «чёрная» Африка, Латинская Америка, Юго-Восточная Азия. По мнению Т. Озала, проводником новой внешней политики должно было стать экономическое и культурное сотрудничество – мягкая сила, которой турки умело воспользовались на Кавказе, в Средней Азии и в арабских странах.

Одним из компонентов процесса становления и развития пантюркизма и неоосманизма стало школьное образование. Главным школьным предметом, формирующим у школьников «правильный взгляд» на соседей, в первую очередь на Россию, стала история.

Турецкие учебники начинаются с рассмотрения истории древних тюрок, их расселения и т.д. При этом говорится, что во всех войнах и конфликтах виноваты соседние народы, которые коварно мечтали покорить свободолюбивых тюрок.

Русские, согласно толкованию Турецкого лингвистического общества, определяются так: проживающий в РФ представитель восточнославянского народа, московский (Moskof) гяур. Да, именно «гяур» – презрительное обращение к иноверцам со стороны мусульман. Кстати, термин «Moskof» используется еще и как прилагательное, означающее «беспощадный». В общем, туркам с детства внушают, что русский – это беспощадный гяур.

Значительное место в учебниках истории уделено «угрозе с севера», «экспансии России».
В разные века «русскую агрессию пытаются остановить» разные тюркские народы: булгары, хозары, печенеги, половцы-кипчаки. С 17 в. начинается неприкрытая русская агрессия против Турции, сдобренная панславизмом  и православием: «беспощадные гяуры» три века пытаются отнять исконно тюркские земли – Грузию, Армению, Болгарию, Сербию, Черногорию, Румынию, Грецию: по недоразумению, естественно, подавляющее большинство населения этих земель составляли не тюрки и не мусульмане.

Россия мечтала выйти к берегам теплых морей, и это, по мнению тюркских историков, заставило присоединить татарский Крым, отнять у мирных османов Балканы. О постоянных крымских набегах на Россию, как и о страданиях греков и славян в период турецкого ига, естественно, не сказано ни слова. Кстати, о геноциде – он дважды упоминается в учебниках. Может быть, речь идет о геноциде армян 1915 г.? Ничего подобного.

Впервые геноцид по отношению к туркам устроили болгары и русские в годы Русско-турецкой войны 1877-1878 гг. Второй раз в 1915 г. – армяне и русские, вырезавшие турок в оккупированных городах. Учебники подробно расписывают этапы русской экспансии против миролюбивой Турции. Турок обрабатывают с детства в нужном направлении: Турция должна отплатить извечному врагу за века горя и унижения. Подобная «тюркская историософия» постепенно распространяется и на тюркские страны, с которыми Анкара успешно устанавливает «культурные контракты».

Однако «сферой культуры» дело не ограничивается. Турция активно сотрудничает с этими государствами в военной сфере. Недавно вступили в силу договоры о военном сотрудничестве с Узбекистаном и Казахстаном. С Азербайджаном Анкара уже давно сотрудничает в этом направлении. Увеличился экспорт турецкого оружия в страны Средней Азии и Азербайджан. Турки готовят комсостав армий тюркских государств в своих учебных заведениях, а это, как известно, – прекрасный способ распространения своего влияния в силовых структурах.

Кроме того, нет никаких оснований считать Турцию потенциально слабой страной, как в военном, так и в экономическом отношении, о чем неоднократно писала «Россия не Европа» – телеграмм-канал «Института русско-славянских исследований имени Н.Я. Данилевского».

Ярчайшим выражением возрождения турками тюркского культурно-исторического типа является прошедшее 31 марта 2021 г. заседание Совета сотрудничества тюркоязычных государств (Тюркский совет). Президент Казахстана К. Токаев прямо заявил, что цель совета – превратить тюркский мир в одно из важнейших экономических и культурных пространств в XXI в., а турецкий президент Эрдоган настаивает на превращении Тюркского совета из неформального клуба во влиятельную международную организацию. Первым шагом к этому станет открытие в Венгрии представительства Совета. На практике – это шаг к установлению нужных отношений с ЕС. Венгры пытаются стать мостом между ЕС и Тюркским советом. Другим важным предложением турок является создание транспортного коридора «Восток-Запад», который должен связать ЕС и Китай через страны Средней Азии, Закавказья и Турцию в обход России. Важный сигналом о настроении элиты тюркских государств стало выступление бывшего казахского президента Н. Назарбаева о необходимости перехода на латиницу для взаимодействия тюркских народов на «глобальном уровне». Протурецкий Казахстан крайне важен в планах Анкары, как и Азербайджан. Если последний отрезает Россию от Закавказья, то первый – от Средней Азии, что дает конкурентные преимущества Турции и уже сегодня снижает влияние России в указанных регионах. По мере укрепления в них Анкара неизбежно обратит взоры на тюркские регионы России и будет иметь успех: сегодня Турция имеет стройную геополитическую концепцию, привлекательную для тюркских народов.

Турция Эрдогана является главной движущей силой возрождения тюркской цивилизации. Но она сталкивается с двумя серьёзными препятствиями: извне – Россия, которую нужно полностью удалить из тюркских регионов, и изнутри – кемалисты и прозападные силы, которые не разделяют традиционалистских и исламских пристрастий Эрдогана и его сторонников. С первым препятствием можно справиться, опираясь на Запад (благо, Россия не сильно сопротивляется действиям Турции). Для победы над внутренней оппозицией нужны впечатляющие внешнеполитические успехи. После того, как Турция объединит тюркский мир, она попытается стать лидером и исламского мира. На Западе это понимают, и нельзя сказать, что относятся к этому безразлично. Но пока есть Россия, Китай и Иран, Турция очень нужна Западу.

Россия, у которой сегодня отсутствует внятная геополитическая стратегия и осознание своих национальных интересов, просто выталкивает тюркские страны в объятья Турции.

Для противодействия Турции России необходимо сформировать привлекательный для соседних народов образ будущего, основанный на общенациональной идеологии (которую еще предстоит обрести), обеспечить рост благосостояния своих граждан и предложить свой геополитический проект на основе объединения всех земель, некогда входивших в Российскую империю и СССР.