Тимур Папаскири: «Если царская Россия кормила всю Европу, то нынешняя Россия будет кормить весь мир»

Как повлияла на наши вузы спецоперация, с помощью чего в будущем будут работать геодезисты и почему современные студенты получают сразу два диплома, в беседе с редакцией «Регионов России» рассказал врио ректора Государственного университета по землеустройству Тимур Папаскири.

Недавно отмечался день работников сельского хозяйства и перерабатывающей промышленности. Мы присоединяемся к поздравлениям и хотим отметить то, с каким вниманием к этому отнеслись наши первые лица, вас поздравили и президент, и премьерминистр, и профильный министр. Как вы считаете, изменилось ли в последнее время отношение к профессии сельхозработника? И какие у этого могут быть причины?

– Действительно, руководство страны и Министерство сельского хозяйства, будучи нашим учредителем, уделяют большое внимание нашему университету. Мы работаем и над совершенствованием нормативной базы вуза, и над содержанием учебно-методических материалов, в первую очередь, учебников.

В то же время, на мой взгляд, роль сельхозработника действительно выросла. И на это есть не одна причина, а целый комплекс. В первую очередь земельный ресурс – это основа для развития всех отраслей экономики, а не только сельского хозяйства. Землеустроитель – это специалист, который понимает, какие другие профессии нужны для того, чтобы решать конкретные задачи. Именно взгляд землеустроителя дает такой комплексный подход к использованию земли.

Далее, сельское хозяйство является стратегической отраслью, которая обеспечивает продовольственную и экологическую безопасность страны. Прежде всего, за этим всем видна большая системная работа и правительства, и министерства, и непосредственно министра Дмитрия Николаевича Патрушева.

Он как лидер отрасли выстроил работу таким образом, чтобы результат соответствовал ожиданиям. Мы видим, что идет целенаправленная политика по импортозамещению и тому, чтобы мы могли стать самодостаточными. Когда эти задачи будут выполнены, мы выйдем на совершенно новый уровень. Если царская Россия кормила всю Европу, то нынешняя Россия будет кормить весь мир.

Звучит амбициозно. Как эти слова соотносятся с тем, что после распада Советского Союза количество фермеров сократилось в разы, несмотря на многочисленные программы поддержки. Как вы считаете, за последние десять лет мы научились использовать свои ресурсы и территорию, управлять землей эффективно или у нас осталась какаято еще такая бесхозяйственность, которую еще предстоит решить?

– На самом деле нерешенных проблем у нас действительно очень много. Одна из главных причин – это, безусловно, то, что наша страна уникальна по своему размаху по размерам территории, по большому количеству климатических зон и региональных особенностей. Причем как природного характера, так и житейских. С одной стороны, это является большим преимуществом перед многими другими народами и странами. С другой – создает массу проблем, которые касаются и инфраструктуры, и материально-технической базы.

И все же многое делается в этом направлении для того, чтобы решить эти проблемы и задачи. Причем решить оперативно. Я думаю, что сегодня и правительство все понимает, и эти решения не заставят себя долго ждать. Идет кропотливая работа и над законом о землеустройстве, и над другими подзаконными актами. Например, наш учредитель – министерство сельского хозяйства – занимается упорядочиванием и вовлечением в сельскохозяйственный оборот тех земель, которые по разным причинам оттуда вышли. Это огромный труд, потому что те площади, которые подлежат освоению, – огромные территории, это работа на всю страну, которая сопоставима с периодом коллективизации и освоения целинных земель во времена СССР.  

И все же как именно, повашему, мы можем достичь той планки, при которой Россия будет кормить весь мир? Насколько далеки мы от этого сейчас?

– Наше сельское хозяйство во многом еще можно назвать органическим, зеленым. У нас многое, если не все, зависит от климатических условий, плодородия земель и грамотного управления этим плодородием. В частности, от применения тех технологий, которые сегодня дают высокий результат. Я имею в виду высокоурожайные сорта, которые созданы селекционерами, нашими учеными. Пока еще сохраняется некоторая зависимость от импортных технологий, но импортозамещение идет полным ходом. И очень быстро мы становимся независимыми в части оборудования и технологических решений, которые уже используются на территории Российской Федерации.

– Можете, пожалуйста, подробнее на этом остановиться. Появились ли у нас какието прорывные технологии? Как именно отличается сегодня, например, профессия геодезиста?

– Я считаю, что мы сейчас находимся в процессе очередной научно-технической революции. Сегодня весь мир изменился. Информационные технологии подтверждают закон философии, по которому количество рано или поздно должно перейти в качество. Именно количество информации, те самые большие данные, дают возможность находить новые технологические решения.

За последние 15 лет в геодезии  произошли серьезные изменения. Появилось очень много вспомогательных устройств, которые облегчают труд инженеров и дают повод для дальнейшего развития. Мы перешли на gps-навигацию, съемку с беспилотников и спутников, а также лазерные дальномеры, которые позволяют с высокой точностью мгновенно измерять расстояния. Внедрены приборы-роботы, которые сами настраиваются и проводят измерения в автоматическом режиме. Или рулетки, способные на месте составить план любого помещения в 3D и перенести его в документы. Это все, конечно, повысило качество и удобство работы геодезистов, землеустроителей, кадастровых инженеров и других специалистов смежных отраслей.

Наши специалисты стали чаще использовать и другие новые технологии, которые напрямую не относятся к отрасли. К примеру, космическая съемка тоже вышла на новый уровень – существуют камеры высокого разрешения, которые имеют высокую точность измерений. А также умные мультиспектральные камеры, через которые можно контролировать развитие растений в течение всего периода вегетации, прогнозировать их потенциальную урожайность на отчетный период, выстраивать карты рельефа и водосборов. А также вмешиваться и устранять негативные факторы: подкармливать, орошать или локально лечить зараженные участки. Сейчас мы наращиваем функционал в области применения этих последних разработок, например, создаем приложения для использования современных гаджетов.

– Роботы в последнее время все больше проникают в нашу жизнь, и все же конечный результат наверняка в большей степени зависит от людей. Какую роль играют в этом процессе кадры? Растет ли у студентов интерес к землеустроительным специальностям?

– Последняя главная сельскохозяйственная выставка страны была посвящена вопросам образования в этой сфере. На ней отметили ряд прорывных вузов, которые строят образовательный процесс на современной технологической линейке, и выделили им господдержку на разных уровнях. Наш вуз был в их числе. И теперь мы более эффективно работаем над тем, чтобы повысить профессионализм наших выпускников, вложить в умы подрастающего поколения знания и навыки, необходимые для использования самых современных технологий в агропромышленном комплексе. Студенты видят этот прогресс, и это, безусловно, подогревает их интерес к этим специальностям.

– Для того, чтобы эффективно работать с новыми технологиями, их все же нужно «пощупать руками». Как вы оцениваете техническую оснащенность российских вузов сегодня? У вас в университете, насколько я знаю, в новом учебном году были открыты обновленные образовательные пространства. Чем они занимаются? И как это влияет на учебный процесс?

– Самым прямым образом. В первую очередь мы стараемся создать условия для того, чтобы студенты всех факультетов и направлений могли получить дополнительные квалификации, такие, как управление беспилотными системами, лазерными устройствами, 3Д-принтерами и так далее. Для того чтобы студенты могли оттачивать свои навыки во время обучения, мы создали на геодезическом факультете две лаборатории – «Геоквадро» и в перспективе «Агроквадро» – и с помощью компании «Геоскан» и Агентства стратегических инициатив оснастили их высокотехнологичным оборудованием. В одной из них студенты изучают управление и анализ получаемой информации с помощью БПЛА, в другой – работают над созданием систем программного обеспечения для целей АПК, это орошение, борьба с сорняками и вредителями.

Одновременно с этим мы на базе Научно-образовательного центра «Агро-биотехнопарк Чкаловский» создаем отдельный кластер, который будет заниматься разработкой, сервисным обслуживанием и ремонтом этого оборудования. Он станет учебно-тренировочной базой для этих видов работ, студенты будут там проходить практику.

Я правильно понимаю, что переоснащение и открытие новых лабораторий ждет не только геодезистов, но и представителей других специальностей?

– Совершенно верно. В этом году мы открыли лабораторию звуко- и видеозаписи, которая позволяет создавать уникальный образовательный контент по качеству, не уступающий уровню главных российских телеканалов. Профессора на базе этой лаборатории создают уникальные курсы, которые станут основой образовательного процесса для всех форм обучения в дальнейшем.

В 2029 году исполнится 250 лет со дня основания университета. И к этой дате у нас большие планы. Всего мы собираемся открыть два новых факультета и 29 новых образовательных профилей плюс к тем, которые у нас есть. Новые специальности создаются уже сейчас. Мы со многими вузами подписали соглашения о сетевом взаимодействии, благодаря которому студенты нашего вуза могут получить сразу два диплома. Это работает очень просто: часть схожих дисциплин в обоих вузах перезачитываются, а отличные изучаются в очном и/или в очно-дистанционном формате. Например, в ближайшее время у нас заработают две таких программы в сотрудничестве с финансовым университетом. Нашим специалистам очень не хватает экономической аналитики на базе искусственного интеллекта и знаний в области финансового анализа.

Тренд получения двух специальностей сразу продиктован не только растущей конкуренцией на рынке труда. Это еще и продолжение традиций советского образования, уникальность которого состоит в том, что многое решается на стыке наук. Вот именно на стыке наук и происходят прорывные вещи, которые дают возможность развиваться и в научном плане, и в освоении тех новых технологий, которые сегодня появляются на рынке.

Многие сегодня говорят о кризисе в сфере российского образования – так как и студенты, и профессора все чаще уезжают за рубеж. Во многом изза низкой технической оснащенности и низких перспектив у работы ученых. Какова миссия у российских вузов в сложившихся обстоятельствах? Что они могут сделать, чтобы остановить этот отток?

– Во-первых, насчет оснащенности – это уже в прошлом, и я только что об этом подробно рассказал на примере нашего вуза. Ситуация меняется на глазах. Во-вторых, наш вуз в этом плане, я считаю, занимает особое положение. Земля – это главный ресурс не только для отрасли сельского хозяйства, но и для всех остальных отраслей тоже. Поэтому ценность образования, которое студенты получают в нашем университете, заключается не только в необходимых знаниях. Здесь прививается любовь к российской земле, к ее истории. У наших студентов формируется понимание, что это основа всего, которую нужно уметь правильно использовать и защищать, если это необходимо.

У нас, кстати, есть выпускники, которые сейчас отдают долг родине. Мы с ними поддерживаем связь и обнадеживаем, что всегда готовы прийти им на помощь, например, доучить их чему-то еще в дальнейшем или трудоустроить как их, так и их детей. Это наша большая миссия.

Еще одна важнейшая задача, которая сегодня возвращается в систему образования наряду с передачей знаний, – это, безусловно, воспитание личности. Она состоит в передаче молодому поколению наших традиционных моральных принципов, устоев и ценностей. Уникальность нашего вуза состоит в том, что мы всегда уделяли большое внимание этому вопросу. У нас есть отдельный проректор по социальным вопросам и молодежной политике и специальный профильный информационный центр. Эта структура организует еженедельные лекции о самом главном, которые помогают молодым людям разобраться в перипетиях современного мира, правильно оценить эту обстановку. 

Тимур Валикович, вы сказали, что готовы поддерживать тех выпускников, которые сейчас находятся в зоне СВО. В продолжение этой темы хочу спросить о том, как вы сотрудничаете с университетами новых регионов России.

– Мы эту работу проводим планово. Причем уже не один год, она у нас началась еще задолго до СВО. Мы всегда поддерживали связи с ведущими украинскими землеустроительными школами, которые известны в научном мире. С несколькими университетами на новых территориях у нас тоже подписано соглашение. Мы уже начали передачу учебных материалов и методической литературы для наших коллег.

Кроме того, мы вместе создаем курсы подготовки и переподготовки кадров в области землеустройства для жителей новых регионов. И я надеюсь, что в ближайшие месяцы будем реализовывать ряд других совместных проектов, которые помогут им быстрее освоиться в составе нашей страны. Кроме того, мы приглашаем преподавателей к нам на стажировку. Также раз в два года проводится наша профессиональная олимпиада «Гео-вызов», а недавно мы провели кадастровый диктант по образу географического диктанта. Я думаю, эти направления будут и дальше расширяться.

Мы каждый год на регулярной основе собираем гуманитарную помощь для этих территорий, чтобы их поддержать. В этом году уже больше тонны грузов мы туда отправили.

– Давайте напоследок подробнее поговорим про международное сотрудничество в целом. Как сейчас изменилась ситуация в этой области в связи с последними событиями?

– Вы знаете, взаимодействие с международным сообществом у нас, как ни парадоксально, сохранило свои масштабы и полноценно развивается. Даже с учетом нынешних условий, далеко не все европейские университеты от нас отвернулись. Да, и такие были, но их было немного, и в основном мы продолжаем взаимодействие как с Европой, так и с другими странами. В целом те или иные связи у нас есть более чем в 100 странах мира.

Буквально на днях у нас был представитель университета Анкары, с которым мы договорились об обмене студентов, о взаимных стажировках, о возможном сетевом взаимодействии и разработке совместного сетевого магистерского курса. Недавно мы подписали соглашение с центром, который координирует сотрудничество ученых стран БРИКС в области архитектурного образования. У нас регулярно проходят стажировку докторанты из Казахстана, недавно защитились студенты из Вьетнама и Китая. Многие программы обмена для студентов все еще работают. Это очень важно для молодых ученых.

Мы также сотрудничаем с пятью электронными библиотеками, которые встроены в личные кабинеты студентов и преподавателей в виде единой цифровой платформы. Особенно хотелось бы выделить мощные ресурсы Китайской Народной Республики, где много серьезных и больших научных журналов.

Я считаю, что никакие политические факторы не должны и не могут быть преградой для науки. В конце концов, как сказал царь Соломон, «…и это пройдет». Да, у всех есть тяжелые времена, но они не могут продолжаться вечно, и мы все равно будем развиваться дальше. Просто потому, что это заложено природой, сама эволюция ориентировала нас на постоянное развитие и рост.