«Технологии превращают творчество в бизнес». Управляющая портфелем IT-проектов Ассоциации IPChain Валерия Брусникина — об инструментах монетизации для креативных индустрий

26–27 апреля в Инновационном центре «Сколково» пройдет IPQuorum 2021 в формате Tech for Content — ключевое событие года для креативных индустрий и мира интеллектуальной собственности. Главная тема — новые технологии для производства, дистрибуции и монетизации контента: от кино, музыки, театра до дизайна, архитектуры, ресторанного бизнеса и современного инжиниринга. Некоторые вопросы из повестки грядущего Форума мы обсудили с управляющей портфелем IT-проектов Ассоциации IPСhain Валерией Брусникиной.

– Как бы Вы сформулировали ключевое различие между российскими и зарубежными креативными индустриями?

– Принципиальных отличий практически нет, особенно если рассматривать развитие КИ как процесс. Разница пока есть только в отношении государства к этому сегменту экономики. Если в Великобритании, Германии, США креативные индустрии, креативные города, креативность как таковая — социально-экономическая реальность, признаваемая и поощряемая государством, то у нас пока это скорее предмет общественно-государственной дискуссии. Еще совсем недавно в России креативные индустрии воспринимались государством как объект государственной поддержки и почти не рассматривались бизнесом как объект инвестиций. Однако за последний год отношение государства начало меняться, ключевую роль в этом сыграла позиция Администрации Президента РФ и лично С.В.Кириенко. Как следствие — креативные индустрии стали все больше привлекать внимание крупного бизнеса.

В Великобритании, по данным Nesta, 47 территорий, которые можно охарактеризовать как креативные кластеры, и 709 микрокластеров. Речь идет о местах, где для творческого бизнеса созданы условия максимального благоприятствования — от особых налоговых режимов и льготных ставок аренды до получения грантов, стипендий, обучающих программ. Бюджет федеральной программы Creative Industries Clusters Programme, в рамках которой развиваются многие из этих территорий, — 80 млн фунтов стерлингов.

По российской статистике недавних лет, только 4% вложений в компании приходились на интеллектуальную собственность. Если сравнить: в Чехии этот показатель составляет 16,4%, в Великобритании — 21,6, в Швеции — 26,3%. В Германии креативный сектор экономики — на третьем месте в стране после автомобильной промышленности и точного машиностроения.

Из негативных тенденций стоит отметить, что креативные индустрии в нашей стране пока практически не ассоциируются с интеллектуальной собственностью. Мы видим огромное количество результатов интеллектуальной деятельности, которые не охраняются, не ставятся на баланс, не монетизируются и фактически не функционируют в качестве рыночного актива.

– Какие шаги помогли бы исправить ситуацию?

– Нужно решить несколько основных проблем. Среди них — печальный триумвират — пассивное отношение к интеллектуальной собственности, отсутствие системной государственной поддержки и низкий уровень отраслевой консолидации. Мы только в начале пути. В феврале этого года была создана Федерация креативных индустрий Russian Creative Network, объединившая более 20 профессиональных участников креативной экономики — от Союза креативных кластеров и Ассоциации галерей до Ассоциации продюсеров кино и телевидения. В 2019 году профильный комитет появился в Российском союзе промышленников и предпринимателей (РСПП), который уже стал серьезной площадкой для решения системных вопросов и проблем креативных индустрий. Особо стоит отметить вклад Комитета в разработку Минкультуры России Концепции стратегии развития креативных индустрий.

– О каких именно предложениях идет речь? Какие законодательные новеллы могли бы поспособствовать решению проблем, о которых Вы упомянули?

– Предложения Комитета РСПП включают простые и долгожданные меры, такие как отмена НДС на лицензионные договоры, расширение возможностей залога интеллектуальной собственности, развитие цифровых сервисов по управлению нематериальными активами. Эти и некоторые другие меры совершенно точно способствовали бы развитию рыночных механизмов и, как следствие, росту капитализации креативного сектора.

План развития креативных индустрий, подготовленный Комитетом по интеллектуальной собственности и креативным индустриям РСПП, основан не на формальном, а содержательном критерии творческого предпринимательства — доле нематериальных активов в капитале компаний. Совместное исследование РСПП и НИУ ВШЭ показывает, что эффективная система управления нематериальными активами может дать креативным индустриям и, как следствие, экономике страны до 1 трлн рублей добавленной стоимости в год.

Существенная проблема, конечно, и в том, что в нашем законодательстве попросту отсутствует сам этот термин — «креативные индустрии». Существующая система ОКВЭД не отражает специфики творческих отраслей, и это, с одной стороны, не дает возможности собрать корректную статистику, а с другой — на основе точных данных оказать бизнесу поддержку. В период карантинных ограничений многие бизнесы, привыкшие считать себя творческими, с удивлением обнаружили, что по формальным основаниям не попадают в число обозначенных государством адресатов поддержки.

– 2021 год объявлен в России Годом науки и технологий. Что это значит для креативных индустрий?

– Для начала: креативная индустрия —– это не только мода, дизайн, музыка, кинематограф, но и IT-технологии, архитектура, ремесла. И те и другие относятся к экономике идей, будь то в форме произведений или изобретений, нового контента или технологий. А технологии во многом определяют, как производится, распространяется и охраняется контент в самом широком смысле этого слова. Сегодня мы все меньше говорим о фильмах, клипах или треках и все больше о витринах, платформах, средствах доставки. Цифровые сервисы, благодаря которым массовая аудитория потребляет продукцию креативных индустрий, позволяют самостоятельно распоряжаться правами на свои произведения — это технология, устраняющая посредников, а значит, минимизирующая временные и материальные затраты.

Технологии играют все более важную роль и в производстве контента. Когда-то изобретение печатного станка перевернуло цивилизацию, сегодня нейросети меняют наши представления о музыке, анимации, медиа. Технологии погружения — VR и AR — используются и в театре, и в современном искусстве, и в образовательных проектах.

В этом году главной темой форума IPQuorum: Tech 4 Content станет развитие креативных индустрий и мира интеллектуальной собственности. Организаторы хотели подчеркнуть, что контент — это не только музыка, кино или изображения. Контент — это творческая продукция, все то, что производят, упаковывают и дистрибутируют индустрии. Сегодня мы все чаще говорим не о правах на произведение или каталог произведений, а о портфелях интеллектуальных прав, которые передаются по лицензионным договорам или договорам коммерческой концессии. Такой пакет может включать права на десяток композиций, ресторанное меню, патенты на промышленные образцы. Инфраструктура рыночного оборота таких портфелей — это тоже технология, инструмент, сервис.

– Поясните, о какой инфраструктуре управления правами идет речь?

– Объект интеллектуальных прав, будь то книга, фильм, произведение дизайна или изобретение, можно не только пассивно охранять или защищать от злоумышленников через претензионную работу и суды. Его можно продать, купить, обменять, предоставить в пользование на возмездной основе. Музыкальный, кино- и медиабизнес в цивилизованном мире во многом живут за счет лицензионных доходов, монетизируя авторские права. Россия долго была слепой зоной на мировой карте интеллектуальной собственности: пиратство, низкая правовая культура бизнеса, бедность населения не оставляли, допустим, музыкантам иных возможностей, кроме заработка на концертах. Сама необходимость письменного лицензионного договора была неочевидна ни продюсерам, ни лейблам, ни телекомпаниям.

Ситуация начала меняться с расцветом потокового аудио и запуском первых онлайн-кинотеатров. Переломным моментом стало появление инфраструктуры IPChain в 2017 году. Блокчейн оказался идеальным инструментом для рынка интеллектуальных прав, связанного с крупными базами данных, реестрами, каталогами и отслеживанием жизненного цикла объектов. Сервисы на базе IPChain сформировали цифровой рынок интеллектуальной собственности. Сегодня стало возможным подтвердить право на свою картину, дизайнерский эскиз, музыкальную композицию, не выходя при этом из дома. Для этого есть сервисы депонирования, такие как n’RIS. Процедура электронного депонирования представляет собой прием и хранение объекта в зашифрованном виде в защищенной ячейке с выдачей свидетельства с цифровой подписью, штампом даты и времени и записью информации в распределенный реестр IPChain. Сегодня в n’RIS задепонировано более 10 000 различных объектов.

– Депонирование полезная процедура на случай споров. А как еще цифровые сервисы могут помочь авторам и творческому бизнесу?

– После того как вы заявили о своих правах, вы можете их монетизировать на платформе IPEX, позволяющей найти объект, проверить авторство, согласовать условия сделки, подписать электронный договор и оплатить его. Мы привыкли читать на бумаге многостраничные, сложные для восприятия контракты. Но ведь, по сути, передача права выглядит намного проще. Стороны должны договориться об условиях сделки: для чего нужен объект, в течение какого времени и на какой территории он будет использоваться. Эти условия записываются в сеть IPChain в универсальном, стандартизированном виде, заменить или фальсифицировать их невозможно.

Для выявления фактов незаконного использования ваших объектов интеллектуальной собственности существует сервис Antipiracy, который помимо поиска пиратских копий объекта на самых разных ресурсах (поисковые системы, стриминговые сервисы, торрент-трекеры, социальные сети, файлообменники и другие популярные ресурсы) автоматизирует претензионную работу Система сама находит владельцев ресурсов и рассылает им досудебные претензии. В 90% случаев такой претензии достаточно, чтобы контент удалили.

Есть и краудлендинговая платформа Сo-Fi, позволяющая инвесторам финансировать творческие проекты и получать прибыль. Творческий бизнес, в свою очередь, для производства новых продуктов может получить на платформе заем под залог интеллектуальных прав на уже созданное произведение — скажем, альбом или фильм. В отсутствие развитого института банковского кредитования под залог интеллектуальных прав краудлендинг может стать питательной средой для креативных индустрий, действенным инструментом их развития.



http://mirziamov.ru