День 7 февраля 2020 года надолго останется в памяти экипажа самолета авиакомпании  «Аэрофлот», возвращавшегося из Праги в аэропорт Шереметьево. Пилот-инструктор обратил внимание на ненадлежащее состояние той полосы, на которую борт все-таки сумел приземлиться. Опытный пилот обратился в аэропортовые службы с предложением совместного осмотра полосы, 50  процентов которой было занесено снегом. Но по каким-то необъяснимым причинам ему в этом отказали.

ИНФРАСТРУКТУРА ШЕРЕМЕТЬЕВО НЕ ВЫДЕРЖИВАЕТ НАГРУЗКУ?

Эта внештатная ситуация, промелькнувшая несколькими строчками и оставшаяся незамеченной в массиве информации о произошедших в стране авиаинцидентах, действительно непонятна. Как может администрация аэропорта отказать пилоту, оперативно сообщившему о грубейшем нарушении, в осмотре потенциально опасной для пассажиров полосы? Неужели за десятки лет тысячи страниц международных правил и рекомендаций, написанных кровью, не обязали администрации аэропортов реагировать на подобные замечания пилотов?

Почти за год до жалоб пилота-инструктора рейса Прага-Москва, 21 января 2019 года,  его коллега, возвращавшийся из Астаны, выкатился за пределы полосы. И это будет далеко не последний случай выкатывания, произошедший в Шереметьево за 2019 год. Впереди Шереметьево ждали задорные пируэты бизнес-джета Gulfstream и выкатывание самолета Smart Wings. Но именно после скольжения рейса из Астаны на портале aviasafety.ru появился перевод комментариев, оставленных зарубежными пилотами, обсуждавшими московский аэропорт Шереметьево. И обсуждение это было довольно жарким. Судите сами.

 «Обычная ситуация для Шереметьево, передаваемые диспетчером коэффициенты сцепления и их значение в АТИС никогда не соответствуют реальной ситуации, власти аэропорта, похоже, это не волнует… ».

 «Никогда не летал в другой аэропорт, где РД и ВПП были бы такими же скользкими, как в SVO (Шереметьево – код ИАТА). Там частенько волосы вставали дыбом, даже при совсем малых скоростях”».  

 «В UUEE (Шереметьево – код ИКАО) этого следует ожидать, потому что всегда очень скользко. Из-за негативного опыта мы применяем более низкие значения, чем те, которые сообщаются».

 «Дело в том, что мы играем с огнем. Количество взлетов/посадок в Шереметьево не отвечает возможностям летного поля».

После публикации перевода этих сообщений в адрес портала aviasafety.ru пришло письмо из пресс-центра Шереметьево с призывом публикацию переписать и больше на всевозможную ерунду внимания не обращать, а пользоваться официальными источниками.

В 2017 году авторитетный источник – газета «Коммерсант» – опубликовала любопытный материал под названием «Шереметьево никак не привыкнет к снегу». «Коммерсант» – вполне официальный источник. Опубликованная в газете информация тщательно проверяется несколько раз. В этом уважаемом СМИ доверяют только проверенным источникам информации.

Вот очень важная цитата из статьи:

«Один из источников «Ъ» в отрасли считает, что сейчас инфраструктура аэродрома Шереметьево не выдерживает нагрузку, наземные службы не успевают чистить полосы и получают неверный коэффициент сцепления на ВПП и рулежных дорожках».

ЧТО ТАКОЕ «Ксц»?

Коэффициент сцепления – он же «Ксц» – параметр для пилотов крайне важный. Пилот, глядя на измеренную на земле цифру, понимает, сможет ли он в данных условиях безопасно посадить воздушное судно и не укатится с полосы, как это бывает в аэропорту Шереметьево в последние годы. Если пилота в этот момент снабдить неверной информацией, можно получить очередное шокирующее видео в вечернем выпуске новостей.

Для замера  «Ксц» в мире используется разное оборудование. Разумеется, оно со временем модернизируется, обновляется, заменяется более современным.

Что же применяет в этом плане «лучший в мире» аэропорт Шереметьево? В 2017 году на портале Госзакупок аэропорт объявил о желании приобрести парочку «измерителей коэффициента сцепления на взлетно-посадочных полосах аэродромов на базе прицепа». Среди всевозможных описаний желаемой покупки встретилась аббревиатура «АТТ-2М-01» За ее расшифровкой пришлось обратиться к профессионалам. Полученная информация озадачила.

АТТ-2М-01 – это тележка, прикрепляющаяся к автомобилю и измеряющая коэффициент сцепления. Проблема в том, что международным стандартам она соответствовать не может из-за морально устаревшей конструкции. На это есть сразу несколько причин, среди которых неспециалисту наиболее понятны следующие:

  • оборудование не может обеспечить необходимый и установленный в международных нормах скоростной режим в процессе замера;
  • современное требование об автоматическом смачивании полосы не соответствует действительности, так как  тележка изначально разрабатывалась в те годы, когда о таком и не слышали;
  • измерительное колесо не стандартизировано по стандарту производительности шин.

Сертификат, выданный на указанную тележку, тоже вызывает сомнения, так как государственные стандарты, регламентирующие данные вопросы, найти не удалось. Не обнаружены и профессиональные стандарты по базовому и дополнительному образованию специалистов по этому виду деятельности, требования по аттестации персонала и сертификации оборудования. Как без всего этого проводить сертификацию и метрологическую экспертизу с периодической поверкой? Как подготовить персонал, который это оборудование будет применять? Вопросов явно больше, чем ответов.

ЖИТЕЛИ ЛОБНИ МЕЧТАЮТ О ЗЕНИТКАХ?

Специалисты утверждают, что аэродромная тормозная тележка АТТ-2М и ее модификации не соответствуют предъявляемым ИКАО (Международная организация гражданской авиации), FAA (Авиационная администрация США), EASA  (Европейское агентство авиационной безопасности) требованиям.

Но почему такой, казалось бы, продвинутый аэропорт как Шереметьево закупает устаревшее оборудование? По мнению экспертов авиационной безопасности, велика вероятность того, что за фасадом симпатичных терминалов остался менталитет и настрой из дремучих 70-х, смешанный с современной  жаждой повышения дохода при параллельном снижении издержек.

Многие проекты аэропорта Шереметьево, озвученные им за последние пять-семь лет, так или иначе становились причиной маленьких или больших скандалов. Грузовой склад «Москва Карго», который должен был стать современным и инновационным, по факту вызвал волну негодования, дошедшую до федеральных телеканалов, а затем неоднократно становился виновником самых разных проблем как для авиакомпаний, так и для грузополучателей.

У новых терминалов обрушались потолки, отказывали багажные системы, их подтапливало, в них отключалось электричество, сбоила система безопасности, ломались рентгеновские установки. Межтерминальный тоннель страдал от влаги, и до сих пор у пассажира, спешащего на другой конец аэропорта, может возникнуть досадная необходимость воспользоваться «наземным шаттлом», потому что тоннель то отключат, то модернизируют.

Новая полоса, построенная на средства федерального бюджета и переданная Акционерному обществу вместе со всем аэродромом за символическую одну тысячу рублей в год, расположена в непосредственной близости от нерасселенных жилых домов.  После ее открытия жители Лобни по ночам разве что не мечтали о зенитных установках. Шум от ревущих двигателей глушит все живое в радиусе десятка километров и наносит непоправимый урон экологии.

 В 2019 году случалось, что за один день в аэропорту Шереметьево повреждали сразу три самолета! После каждого такого случая делалось заявление о возбуждении проверки прокуратурой, но вот о результатах этих многочисленных проверок информации нет.

Когда-то в аэропорту даже небольшая царапина вызывала шок и трепет. У новых хозяев Шереметьево таких ощущений, кажется, нет. В 2020 году бензовоз вообще свернул самолету нос, и возможность восстановления железной птицы остается сомнительной до сих пор. И это далеко не единственное повреждение борта за 2020 год – год, когда аэропорты вообще практически опустели.

АВИАБЕЗОПАСНОСТЬ НА СЛУЖБЕ У КОММЕРЦИИ?

Взрывоопасное сочетание устаревшего менталитета и банальной охоты за выгодой становится частым спутником Шереметьево. Эталонным примером может стать недавний скандал с таксистами. Вот его суть.

Вероятно из-за проектировочных ошибок возле терминала В регулярно скапливаются пробки. Водители, как правило таксисты, с интересом обнаруживают, что вместо 15 минут у терминала В с его вечными заторами можно стоять лишь 10, а превышение этого лимита будет стоить три тысячи рублей. При этом необоснованную сумму обьявили не тарифом, а штрафом, по факту поставив авиационную безопасность на службу коммерции.

Хотя любому пассажиру понятно, что это похоже именно на тариф, введенный для пополнения бюджета очередной «дочки», связанной с кипрским офшором. Может, просто нельзя по закону загонять водителей в такие дикие условия? Ведь еще в 2007 году ФАС проводила проверку парковок в аэропортах по факту жалоб на высокую стоимость и слишком маленький лимит времени на стоянку.

А тут и не подкопаешься, сказано же – штраф за нарушение авиационной безопасности. Стоять у терминала десять минут, очевидно, авиационно безопасно, а вот одиннадцать –  уже большой риск для полетов.

Кстати о Кипре.  Как теперь аэропорту, большую часть акций которого контролирует оффшор этой солнечной страны, вести коммерческую деятельность, учитывая последние новости об изменении порядка налогообложения на Кипре?

Хотя есть отличное предложение: сократить время бесплатной стоянки у терминала В до 3 минут, а «штраф» сделать тысяч восемь. А можно еще и автомобиль конфисковать «до выяснения». Как ни как злостный нарушитель требований авиационной безопасности…

В результате красивые экономические термины в устах людей, нанимающих ЧОПы, звучат как издевательство. Для журналистов – разговоры об эффективности, привлечении инвестиций, просчете экономической модели. Для пассажиров – бег с чемоданами от шлагбаума до очереди в терминал. А потом, по возвращении, если совсем не повезет – вылет за пределы ВПП.

Менталитет середины 70-х не дает сегодня аэропорту Шереметьево возможности заглядывать в технологическое будущее. Если подьезды к терминалу забиты, нужно напечатать еще одну табличку «ВНИМАНИЕ ВХОД ВОСПРЕЩЕН». Желательно знакомым советским шрифтом, через трафарет, черной краской на белом плакате. То, что такие проблемы элементарно решаются через систему контроля управления доступом с подключенными к ней камерами и датчиками, запрограммированными на распознавание именно автомобилей такси, никогда не придет в голову менеджеру, душой и сердцем застрявшему в брежневских временах. Зато ему придет в голову заказать древнюю тележку, которая не может толком сказать, насколько полоса опасна для посадки современного лайнера в феврале 2020 года. Принимаемые решения могут быть опасны для жизни и требуют срочного вмешательства со стороны контролирующих органов. Пока не случилась очередная беда…