Страна бездорожья. Как в регионах России строят и ремонтируют автотрассы?

Откуда берутся разбитые, размытые и просто опасные для водителей дороги в стране, если на их ремонт и строительство тратят огромные деньги?

В России нормам соответствует всего 44,2% всех региональных дорог, о чём недавно отчиталась Счётная палата, тогда как показатель нормативности федеральных трасс почти в два раза выше – 84%. Почему? Аудиторы Счётной палаты назвали основной проблемой недофинансирование, которое не оставляет регионам шанса привести в порядок дорожное полотно. При этом федеральные дороги стоят в восемь раз дороже региональных. На ремонт одного километра автомагистрали в среднем тратят более двух миллионов рублей.

Почему сложилась такая диспропорция? Во-первых, дороги федерального значения находятся в привилегированном положении из-за финансирования. Акцизы на автомобильное топливо идут в федеральный дорожный фонд, который может получать средства из федерального бюджета. Ремонтом региональных дорог (а их существенно больше, чем федеральных) субъекты федерации занимаются самостоятельно за счет собственных бюджетов. Федеральный дорожный фонд периодически помогает им деньгами – межбюджетными трансфертами, но ям на дорогах все равно слишком много из-за нехватки денег. В 2019 году расходы федерального дорожного фонда составили 680,4 миллиарда рублей. На обслуживание федеральный трасс потратили 579,4 миллиарда, региональным фондам выделили 101,1 миллиарда. Сложнее всего приходится муниципалитетам, которые своих дорожных фондов не имеют вовсе и вынуждены зависеть от средств, которые выделит регион – если выделит вообще.

Плохое состояние дорог в России зависит от четырех основных факторов. Во-первых, большую роль играет климат – из-за перепадов температур и уровня влажности дорожное полотно подвергается серьезным испытаниям и быстрее изнашивается. Во-вторых, дороги часто неправильно эксплуатируются, поскольку не на каждой трассе есть разделения по скоростным режимам или весу техники. Особенно остро это сказывается на фоне того, что некоторые трассы очень длинные и не имеют дублеров. Поэтому они испытывают постоянную нагрузку, а закрытие их на ремонт может вызвать коллапс. В-третьих, дорожное покрытие быстро изнашивается из-за использования шипованной резины и различных реагентов для очистки дорог.

Четвёртая причина плохих дорог – неправильный или несвоевременный ремонт покрытия. Система дорожных тендеров в стране такова, что дороги строят те, кто предложил наименьшую стоимость и кратчайшие сроки выполнения проекта. Естественно, на качество дорог это влияет крайне негативно, поскольку хорошие материалы и строительную технику нельзя купить дёшево. Казалось бы, при тотальной экономии на подрядчиках и материалах стоимость дорог в стране должна быть предельно низкой. Однако в действительности ситуация обратная. Несмотря на плохое качество дорог в регионах и приемлемое – в крупных городах России (и то не везде), стоимость строительства и ремонта непомерно высока.

Нельзя сказать, что российские власти совсем ничего не делают для борьбы с бездорожьем. В мае 2016 года президент Владимир Путин поручил «качественно улучшить ситуацию с региональными дорогами». Тогда Минтранс придумал проект «Безопасные и качественные дороги»: за два года в 38 крупных агломерациях на федеральные деньги отремонтировали значительную часть дорог. Потом приоритетный проект стал национальным. Его назвали «Безопасные и качественные автомобильные дороги» и распространили на 83 региона. Кроме того, в России ввели обязательную гарантию на дорожное полотно, что должно повысить качество строительства и ремонта.

Однако, несмотря на эти меры, состояние дорог во многих регионах по-прежнему оставляет желать лучшего. Особенно тяжелая ситуация в Забайкальском крае и Республике Алтай – здесь количество нормативных дорог не дотягивает до 30%. Периодически появляются цифры затрат на новое строительство и реконструкцию, но жители регионов не видят существенных изменений.

Депутат Совета депутатов Шебалинского района Республики Алтай, сторонник Партии Дела Евгений Каньшин рассказал «Регионам России» о состоянии региональных дорог и проблемах, которые мешают жителям региона передвигаться на автомобилях комфортно и безопасно:

– Региональные дороги – это наш бич. Их практически не строят и не ремонтируют, а если и делают что-то, то только напоказ. В районе “песчаного куста” (он включает 5 сёл, находящихся у реки Песчаной), где я живу, минимум два раза в месяц должны проводить профилирование дорог – они все гравийные. В действительности же мы видим грейдер пару раз в год, который выполняет профилирование на протяжении всей трассы, и это ещё хорошо. Поэтому дорожная тема настолько острая для нас. Село Мариинск, которое уходит в сторону от основной ветки, в плане содержания дороги находится в наихудшем состоянии.

Нужно смотреть в корень проблемы. Частные компании-подрядчики получают деньги на обслуживание дорог, и они заинтересованы в первую очередь как можно больше заработать, то есть как можно больше сэкономить на содержании дорог. На бумаге показатели выполнения работ высокие, а состояние дорог не меняется. Это значит, что подрядчики получают деньги, а эффективности нет. Поэтому отрасль нуждается в контроле. Однако и с этим ситуация напряженная.

На национальный проект «Безопасные и качественные дороги» выделены большие суммы. Они не доходят до людей – в больших количествах эти деньги растворяются. И пока дорожная система работает таким образом, деньги продолжают растворяться, их будет трудно проконтролировать. Поэтому необходимо вмешательство муниципальных депутатов – мы все время добиваемся, чтобы нас приглашали для обсуждения содержания и строительства. Во втором квартале текущего года мы муниципальные депутаты встречались с заместителем руководителя Автодора Республики Алтай, где договаривались о таких мероприятиях, но на практике это не происходит.

Все федеральные законы, регламентирующие дорожное строительство, а также процедуры – тендеры, розыгрыши – не проработаны должным образом. Они позволяют заказчикам и подрядчикам легко уходить от ответственности за растраченные деньги. Поэтому либо нужно менять федеральные законы, либо усиливать контроль за расходованием средств. Когда между контролирующим органом и исполнителем есть взаимосвязь, которая позволяет заниматься махинациями, ни о каком качестве не может быть и речи. А когда исполнительные и надзорные функции не смешаны, можно увидеть результат.

Какой ущерб экономике республики наносят не отремонтированные, неправильно построенные дороги, на которые вечно не хватает денег? Дороги – это «артерии» страны. Если они плохо функционируют, значит и люди живут плохо. В Шебалинском районе есть отдалённый участок – так называемый «песчаный куст», я уже упоминал о нём, который соединяет пять сёл. Они находятся в стороне от федеральной трассы, добраться до «песчаного куста» можно только по разбитой региональной дороге, которая уходит в Усть-Канский район. Водители (в том числе туристы) объезжают эту дорогу стороной, предпочитая добираться по федеральной трассе, хотя этот путь более длинный. Если ко мне в «песчаный куст» приезжают друзья и знакомые, они сразу хватаются за голову: как мы ездим по бездорожью? А мы уже привыкли и не задаём таких вопросов. При этом жители сёл Мариинск, Ильинка, Барагаш, Шыргайта и Беш-Озек страдают от недостатка инфраструктуры и невозможности реализации продукции животноводства. Из этого вытекают и остальные экономические и социальные проблемы здравоохранения и образования, из-за которых население сёл стремительно уменьшается.

С другой стороны, сейчас в Республике Алтай строят дорогу к Каракольским озерам протяженностью около 47 километров, которая будет проходить по тайге и через одно поселение. На проект четырёхполосной асфальтированной дороги хотят потратить пять с лишним миллиардов рублей. Зачем это нужно? Чиновники из регионального правительства отвечают, что хотят построить туристический кластер, привлечь инвесторов. Но почему не сделать дорогу, которая соединит десятки населенных пунктов и три административных района?! Их жители нуждаются в том, чтобы ездить, работать, жить, реализовывать свою продукцию. Давайте построим дорогу для них? Но нам отвечают: нет, для этого есть другой проект. И в России всё так делается: льготами и большими деньгами пользуются отдельные богатые люди, а жизнь населения в целом политикам безразлична, иначе дорогу между сёлами давно бы уже сделали.

А ещё власти безразлично состояние экологии – группа из семи Каракольских озёр уже давно признана памятником природы Республики Алтай. Если туда проведут дорогу, строители загрязнят последние чистые места в регионе. А простые люди всё равно не попадут в эти места и отдыхать там не смогут. Каракольские озёра и строительство к ним автомобильной дороги – это вообще отдельная тема для разговора, которая требует срочного вмешательства всех неравнодушных людей, кому небезразлична судьба памятника природы. Я просто приведу цифры: памятник природы Каракольские озёра имел площадь 944 га. Сейчас его площадь составляет 19 га. Как это стало возможным? Хочется задать этот вопрос депутатам Госсобрания Республики Алтай прошлого созыва и действующему созыву, который одобрил строительство данной дороги. Либо не разобравшись в деталях, либо беспрекословно исполняли волю руководства. Я это называю диким капитализмом со звериным оскалом и зелёными глазами. Вы наверное спросите, почему с «зелёными». Да потому что большинство помешаны на купюрах зелёного цвета и за них готовы рвать друг друга. Пора всем задуматься, что мы оставим своим детям и внукам!

Глава администрации сельского поселения «Нижнецасучейское» в Забайкальском крае, руководитель местного отделения Партии Дела Леонид Степанов рассказал «Регионам России», как вопросы дорожного строительства решает местная администрация:

– В Нижнем Цасучее 37 улиц. До того как меня избрали главой этого поселения и я пришёл в администрацию со своей командой в 2013 году, здесь больше 15 лет не делали дороги вообще. С 2013 года мы начали активно заниматься этой проблемой и много сделали для Цасучея вообще. Но с тех пор мы столкнулись со множеством «доброжелателей», которые ничего не понимают в дорожном строительстве и благоустройстве и ставят нам всевозможные препоны, пишут кляузы. Я устал доказывать необходимость ремонта той или иной дороги в суде.

ул. Магистральная “до и после”

Губернатор поручил осуществлять контроль за строительством дорог. Мы услышали указание главы региона и подключили к процессу инспектора по надзору за дорожной деятельностью, который может оценить действия подрядчиков. За прошедшие годы я научился работать с документацией и разбираться в этой отрасли, но качество дорог может определить только экспертиза. И это правильно – контролировать качество работ должны именно специалисты, а не люди с улицы.

Сейчас мы делаем две дороги. Одна из них – отрезок в 350 метров по улице Ленина в центре, где построены новые ясли. Вторая – улица Васильева протяжённостью 1 125 метров. Мы пытаемся сделать эту улицу уже 5 или 6 лет, потому что её постоянно затапливает. Много времени ушло на то, чтобы найти деньги, решить все проблемы с администрацией и убрать электрические столбы, которые стояли прямо посреди улицы. Думаю, в этом году мы доделаем эту улицу.

Мы подготовили проект реконструкции семи улиц, на который нам выделили три с лишним миллиона рублей. Однако выполнить проект проблематично из-за отсутствия денег. Из семи улиц мы отремонтировали две. На остальные дороги деньги не выделяются, на них нужно больше 20 миллионов рублей. Мы хотим сделать районный центр благоустроенным – с нормальными улицами и тротуарами. Для этого нужны только деньги и контроль за этими деньгами. Нужно следить именно за качественным выполнением подряда. Подрядчиков хватает, конечно, не все они добросовестные, но выяснить это заранее большого труда не составляет.

ул. Комсомольская “до и после”

На выполнение проекта по благоустройству экономической зоны нам выделили 5 миллионов рублей, мы их освоили – частично отремонтировали улицу Ленина. На следующий год мы планируем сделать улицу Пельменёва и улицу Партизанскую – на каждую необходимо потратить около 20 миллионов рублей. Я думаю, что нас услышат и деньги на строительство выделят. И затем нужно будет довести до конца ремонт улицы Ленина – она проходит через весь Нижний Цасучей. Хотя денег на строительство этой дороги мы тоже не получили, прокуратура обязала нас ремонтировать улицу в судебном порядке. Как это делать – непонятно, поскольку обязательства у нас появились, а денег на их выполнение нам не дали. Поэтому, подчёркиваю, все проблемы строительства, содержания и ремонта дорог решаются достаточным финансированием и контролем.