Сергей Синюков: «Пусть после меня останется что-то хорошее»

За 20 лет целенаправленной работы можно из обанкротившегося завода сделать предприятие европейского уровня с собственными технологическими решениями. Без государственных денег, а исключительно благодаря слаженной работе команды. Для большинства это мечта, для единиц – реальность. Примером того, как можно быть сильнее обстоятельств, стал руководитель холдинга ООО «БорМаш» Сергей Синюков. В декабрьском номере журнала мы говорим с успешным промышленником, который не ждёт от государства поддержки, а во всем полагаться на себя. И находит возможность помогать другим.

Сергей Валерьевич, чем «БорМаш» отличается от остальных машиностроительных компаний?

— Мы лучшие в качестве, в сроках, в отношении к труду. Наше основное достоинство – это коллектив. Оборудование – всего лишь металл. Чтобы извлечь прибыль, нужны люди. И нам удалось собрать отличную команду. Здесь нет случайных людей, исключительно профессионалы. И все трудятся ради общего дела. Вообще у нас на предприятии сложилась хорошая атмосфера, в которой хочется работать.

Наверняка сотрудники просто чувствуют к себе хорошее отношение. Слышала про бесплатную столовую, это не миф?
— У нас большой социальный пакет, которые предполагает не только питание за счет предприятия. Есть и летний отдых. В принципе всем, кто на нас работает, стараемся помогать. В любом деле, будь то ремонт или кредит. В ответ мы, руководство предприятия, получаем хорошее отношение сотрудников. Все-таки бизнес делает успешным не руководитель, а исполнитель, для которого работа в радость.

Пандемия как-то повлияла на деятельность предприятия в этом году?
— Конечно, мы перевели часть штата на удалёнку. Насколько это было возможно. Те, кто стоит у станка, работать из дома не могут. В целом работали, как и раньше. Но из-за проблем партнёров, поставляющих комплектующие, наша экономика тоже несколько просела. Выручка упала примерно на 20%. Подвела кооперация.

Для Вас лично год получился тяжелым?
— Скорее только в моральном плане. Болеют люди, предприятия закрываются. Никогда ещё не приходилось вести дела в таких условиях.

Что могло бы помочь промышленникам быстро справиться с кризисом?

— Всего две вещи – доступные кредиты и льготные налоговые условия. Тогда появилась бы возможность развивать производство, наращивать объемы, усиливать мощности. Для развития экономики этого достаточно. Сейчас же налоги бешеные, кредиты аналогичные. Это решение давно напрашивается, но принимать его не хотят.

А почему ничего не говорите о субсидиях и господдержке?

— За полученные субсидии постоянно приходят и спрашивают. Если кому-то даже и достаётся государственная субсидия, то потом просто парализуется работа предприятия из-за нескончаемых проверок. Поэтому мы субсидии не берём. Все государственные деньги непростые. Сначала их сложно получить, а добившись их, ещё рискуешь столкнуться с проблемами – вдруг эти деньги обратно отберут и, что ещё хуже, накажут за якобы незаконное получение. Таких случаев хватает.

Наверняка за 20 лет успешного ведения бизнеса у Вас, Сергей Валерьевич, сформировался круг надежных партнёров. Можете кратко рассказать о них?

— На всех этапах жизненного цикла продукции, ООО «БорМаш» сотрудничает со специалистами ведущих отраслевых научно-исследовательских и проектных институтов России — ООО «ВНИИНЕФТЕМАШ», АО «НИИхиммаш», ПАО «ВНИИПТхимнефтеаппаратуры» и др. Тесное взаимодействие позволяет изготавливать оборудование, которое максимально удовлетворяет все требования заказчиков, а также внедрять в производство новейшие разработки. Например, сверхсовременные технологии интенсификации теплообмена, позволяющие уменьшить массу и габариты теплообменного оборудования.

Какие заказы для завода «БорМаш» важны?

— Для нас все заказы одинаково важны. Есть сроки, обязательства. Стараемся их выполнять, чтобы потом не давать возможность юристам вымогать у нас деньги. Пошла сейчас такая жуликоватая практика – взять заказ, а потом искать какие-то запятые, чтобы в результате по договору не платить. Раньше с такими уловками не стакивались. Сейчас же специально так готовят договоры, чтобы потом можно было ещё и деньги поиметь с производителей. Непонятно, откуда это появилось. Возможно, психология у людей поменялась. Но в любом случае тенденция нехорошая – на рынке и так турбулентно.

Несмотря на все вызовы Вы, Сергей Валерьевич, находите возможность заниматься благотворительностью. Ведёте какой-то учёт той помощи, что оказываете селу Пески, где стоит завод, району?

— Да зачем, время само рассудит. Просто помогаем всем, кто попросит. Мы стараемся в равной степени оказывать поддержку детским садам, школам, различным спортивным секциям. Появилась возможность – построили храм в селе Пески. Невозможно это объяснить…просто помогаем всем, кто обращается.

Вот Вы помимо налогов, которые называете «бешеными», вкладываете собственные деньги в развитие территории. Задам наивный вопрос: а зачем?

— Если честно, хочу, чтобы после меня осталось что-то хорошее. Не выжженная земля, а что-то полезное, доброе, вечное. Нас не будет, а это останется. Разве не это самое главное?

Поэтому и решили создать парк «Оленья балка»?

— Да, хочется, чтобы в лесу был зверь. Сейчас пройдешь в чащобу, а следов диких животных не видно. Очень хочется, чтобы наше будущее поколение могло воочию видеть благородных оленей, грациозных ланей, юрких косулей и смешных муфлонов. Сегодня мы создаем этот парк ради наших детей и ради сбережения природы. Пока разводим животных, затем будем выпускать их в дикую природу.

А как Вам удалось уладить вопрос с браконьерами?

— До конца избавиться от браконьеров невозможно, я уже понял. С ними постоянно идёт война. У нас есть некоторые пробелы в законодательстве, которыми эти варвары умело пользуются. Но надеемся, что потихоньку мы, совместно с егерями и правоохранительными органами, всё-таки наведем порядок в лесах. С 2021 года начнут действовать новые правила охоты, где наконец-то расширят полномочия егерского состава. Раньше лесники не могли провести ни досмотр, ни проверку. Браконьеры этим злоупотребляли. Убили зверя, если их встретят с трупом животного, скажут: нашли. И привлечь бандитов к ответственности было нельзя. Сейчас вводятся поправки, которые внушают определенную надежду на светлое будущее. Борьба с браконьерством усиливается.

Сколько денег Вы вложили в развитие парка «Оленья балка»?

— Более 100 миллионов рублей. Большинство этих денег ушло на закупку животных, остальное – строительство вольеров, пригоночных площадок. Есть уникальная система водопоя, где за сутки протекает около 8 тонн воды. Многое было сделано. По сути, мы создали инфраструктуру, которая позволяет животным пребывать в комфортных условиях полувольного содержания.

Оленья балка

Сергей Валерьевич, считаете себя патриотом?

— Да, однозначно. Никуда из России не уеду, что бы ни происходило. Буду работать здесь. Родину, знаете, как и мать, не выбирают.

А хотели бы Вы стать мэром или депутатом, чтобы развивать территорию не только за свой счёт, но и с расчётом на распределение бюджетных средств?

— Нет спасибо! (громко смеётся). Себя политиком не вижу. От политики я далёк, а за что-то новое браться не хочется. На все не хватит времени. Да и чтобы иметь хороший результат, надо заниматься чем-то одним. Такого принципа по жизни придерживаюсь.