14 Октября состоялось очередное заседание Высшего Евразийского экономического совета, на котором лидеры стран ЕАЭС обсудили актуальные вопросы формирования внутреннего рынка и экономической интеграции ЕАЭС, дальнейшее развитие которой связывается с полной и своевременной реализацией Стратегии развития евразийской экономической интеграции до 2025 года.
Вопрос формирования внутреннего рынка ЕАЭС очень важный, от решения которого, по общему мнению экспертов, во многом зависит динамика восстановления и устойчивого развития национальных экономик стран Союза.
Ни пандемия, ни волантильность валют, ни другие глобальные кризисные явления не повлияли существенно на взаимную торговлю наших стран.  И это можно наглядно оценить в цифрах. 
 По расчётам экспертов в 2020 году экспорт России несырьевых неэнергетических товаров в страны-партнеры по ЕАЭС составил 22,5 млрд. долларов США. Это в 1,5 раза больше, чем в Китай и в 2,2 раза больше, чем в страны «большой семерки». В целом доля стран ЕАЭС в несырьевом неэнергетическом экспорте России в 2 раза превышает долю остальных стран. То есть наши товары, так же как и товары других стран ЕАЭС,  наиболее востребованы на рынках партнеров по Союзу. 
И это подталкивает страны ЕАЭС к дальнейшему углублению сотрудничества не только на макроуровне, но и на уровне отдельных предприятий и компаний. ТПП России большое внимание уделяет вопросам развития деловых связей  в рамках Союза. И нас в этом поддерживают наши партнерские организации – палаты Армении, Беларуси, Казахстана и Кыргызстана.  Деловые мероприятия с партнерами по ЕАЭС подтверждают заинтересованность бизнеса в углублении и расширении сотрудничества,  а также выявляют препятствующие этому проблемные вопросы,  связанные с недостаточным уровнем развития интеграции.
Формирование общего рынка в рамках Евразийского союза, как и любого интеграционного межгосударственного объединения, не может развиваться гладко, без каких-либо «шероховатостей».  Это и  «серые зоны» законодательства ЕАЭС,  и принятие отдельными государствами решений, не соответствующих праву Союза, и большое количество изъятий из  договоренностей по различным вопросам.
Нельзя не отметить большую работу, которую проводит Евразийская экономическая комиссия (ЕЭК) по выявлению и устранению препятствий. Создан специальный портал, на котором представители бизнеса могут напрямую сообщить в ЕЭК о выявления какого-либо барьера. 
Как показывает статистика ЕЭК, за 5 лет работы удалось устранить 54 из 68 (80%)  выявленных барьеров (нарушения странами права ЕАЭС). К примеру, с начала 2020 года Россией было устранено 10 барьеров, остальными странами  — 8.
Что касается изъятий (исключений из общих правил функционирования внутреннего рынка, прямо предусмотренные правом ЕАЭС)  и ограничений (препятствий, возникшие в результате пробела в праве ЕАЭС), то  здесь ситуация сложнее.  За  период с 2017 по 2019 годы из 17 препятствий  было устранено только 6 (35%).
Столь низкий процент преодоления выявленных препятствий, на наш взгляд, показывает, что без решения ряда принципиальных вопросов так и будет много усилий тратиться на выявление и устранение  барьеров и ограничений. На месте устраненных барьеров будут появляться новые, поскольку национальные интересы остаются выше интеграционных, и недостаток наднациональных инструментов не позволяет оперативно и безболезненно находить баланс этих интересов.
К основным, сдерживающим интеграционные процессы факторам можно отнести то, что Договором о ЕАЭС не предусмотрены какие-либо санкции за несоблюдение государствами – членами права Союза, а также отсутствие достаточной компетенции Суда ЕАЭС и Евразийской экономической комиссии. 
Серьезным продвижением вперед на пути создания общего экономического пространства ЕАЭС могло бы стать, в частности, расширение наднациональных полномочий ЕЭК и компетенции Суда ЕАЭС, отказ от «принципа резидентства», закрепленного в таможенном законодательстве ЕАЭС. 
Много нерешенных вопросов остается по формированию цифрового пространства ЕАЭС. В современных условиях развития информационных технологий бизнесу необходимы эффективные механизмы взаимодействия с государственными органами. В частности, необходимо активизировать работу по внедрению безбумажного документооборота в рамках таможенной и налоговой отчетности, обеспечить взаимный обмен информацией между таможенными и налоговыми органами в целях автоматического подтверждения возврата НДС при экспорте, обеспечить на практике единую классификацию товаров по ТН ВЭД ЕАЭС всеми таможенными органами стран ЕАЭС, признание на взаимной основе документов о соответствии и т.д.

Затягивание в решении указанных и других волнующих бизнес вопросов строительства общего рынка ЕАЭС лишний раз свидетельствует, что это сложный и длительный процесс. И движение на этом стратегическом направлении не «легкая прогулка», а сложный процесс поиска компромиссов  и взаимовыгодных решений, для некоторых из которых необходима дополнительная политическая воля.
5 октября т.г. Совет ЕЭК утвердил новую дорожную карту по устранению изъятий и ограничений на внутреннем рынке на 2021 – 2022 годы. Документ содержит 35 наиболее значимых препятствий, обозначенных главами правительств стран ЕАЭС. В частности, сюда попал давно назревший вопрос о взаимном признании электронной  цифровой подписи, который на полях ЕЭК обсуждается уже не первый год и пока безуспешно.
В контексте заявленной на заседании Высшего Евразийского экономического совета общей приверженности лидеров стран ЕАЭС полной и своевременной реализации Стратегии развития евразийской экономической интеграции до 2025 года, будем надеяться, что все обозначенные в дорожной карте  препятствия будут устранены на все 100%.