Вице-президент ТПП РФ Дмитрий Курочкин: Углеродная атака: Драйвер развития vs риск дискриминации

В шахматах есть четкое разделение – если играешь белыми фигурами и у тебя больше возможностей для выбора, то избранный тобой вариант называется «атака». Если играешь черными, то подстраиваешься под выбор противника, и тогда это — защита. Если говорить о нашей реакции, то мы сегодня в такой ситуации, когда по сути выбора нет. Поэтому я бы скорее здесь говорил не об атаке, а о мерах защиты.
О рисках мы на наших конференциях в ТПП говорим уже несколько лет. И уже несколько лет назад на основании мнений экспертов мы предсказывали трудности, с которыми столкнется наша экономика в случае отсутствия в России мер реагирования. Первое время нас не слышали, сейчас ситуация изменилась и сегодня о климатических рисках для экономики не говорит только ленивый.  
Главное — мы сегодня очень сильно отстали в развитии нормативно-правовой базы в сфере регулирования выбросов и стимулирования развития низкоуглеродных технологий. Причем отстали не только от ведущих мировых игроков, но и от наших собственных, утвержденных Правительством РФ, планов. Так, принятый несколько месяцев назад закон об ограничении выбросов должны был быть принят 5 лет назад. Низкоуглеродной стратегии, которая должна была быть разработана еще 2 года назад, нет до сих пор, как и системы регулирования выбросов и поглощения. По-прежнему остается ряд нерешенных вопросов по роли государства и бизнеса в обеспечении перехода нашей экономики на «низкоуглеродные рельсы». В частности, как должна строиться система верификации отчетов по выбросам и проектам – отдавать ее иностранным компаниям, работающим на нашем рынке, или выстраивать российскую систему верификации. Но за пару месяцев эту проблему не решить.
Однако попытки мгновенно наверстать упущенное и решить вопросы, копившиеся годами, за несколько недель, только приведут к обратному эффекту. Да, времени на формирование новой стратегии и нормативно-правовой базы нет, но и гнать поезд только ради того, чтобы отчитаться, не нужно. Важно подготовить стратегию очень взвешенно, и желательно в тесном сотрудничестве со всеми деловыми объединениями, в том числе с ТПП РФ. И здесь система торгово-промышленных палат, охватывающая все регионы страны и все отрасли экономики, а также многие зарубежные государства, могла бы стать своеобразным «углеродным хабом» для бизнеса, для всего населения, для наших зарубежных партнеров.
А начинать надо с инвентаризации выбросов и поглощений парниковых газов, как делает Сахалинская область, здесь российским регионам предстоит большая работа. Европейская система учета выбросов и поглощений парниковых газов не учитывает возможности РФ в области декарбонизации и устойчивого развития: поглощающую способность российских экосистем, особенно лесов, занимающих 60% территории, развитие проектов по улавливанию и хранению углекислого газа. Причем по природным местам хранения СО2 Россия имеет огромные запасы.

Все эти особенности необходимо учитывать при разработке отечественных методик мониторинга и оценки выбросов и поглощений. На наш взгляд, нужны субсидии на разработку данных методик и подготовку специалистов по аудиту (верификации) выбросов и поглощений.

Для России важно, чтобы при достижении принципа технологической нейтральности были признаны зелеными все технологии, подпадающие под это определение. Речь идет в первую очередь о признании низкоуглеродными атомной и гидроэнергетики. Необходимо создавать условия для притока частных инвестиций в отечественные климатические проекты. Не следует забывать, что во всем мире Энергопереход воспринимается, прежде всего, предпринимательским сообществом как средство для привлечения инвестиций.

Следует также иметь в виду, что в ближайшие годы решения об ограничениях в торговле будут приниматься не только в отношении отдельных групп товаров или компаний, а в отношении стран, которые не проводят эффективную политику в области сокращения выбросов парниковых газов. И те предложения о глобальном регулировании выбросов с ценой на углерод, которые ранее казались нам маловероятными, сегодня, в связи с введением трансграничного углеродного регулирования, уже приобретают конкретные формы и сроки.