По материалам «круглого стола» от 11 марта Комитета Государственной Думы по аграрным вопросам на тему: « О приведении в соответствие нормативных актов Российской Федерации и Таможенного Союза ЕАЭС по производству молочной продукции и соблюдения законодательства при работе контролирующих органов в этой сфере» и «Маркировка средствами идентификации отдельных видов молочной продукции. Результаты эксперимента».

В Российской Федерации осуществляется введение системы маркировки товаров средствами идентификации и прослеживаемости их движения в рамках реализации Стратегии по противодействию незаконному обороту промышленной продукции  на период до 2020 года и плановый период до 2025 года.

То есть, каждая единица продукции будет иметь свой персональный код маркировки, в идентификацию которого заложена вся история его продвижения  от поля до прилавка, то есть – супер современная транспортная накладная, не более того.

В связи с чем, Распоряжением правительства Российской Федерации от 13 июля 2019 года за № 1533-р, в перечень отдельных товаров, подлежащих маркировке, была включена молочная продукция, но… что интересно. В перечень отдельных товаров, подлежащих маркировке, молочная продукция была включена с оговоркой что «срок введения обязательной маркировки будет определен по результатам эксперимента», а период для эксперимента  назначить с 15 июля 2019 года по 29 марта 2020 года, с датой запуска обязательной маркировки для молочной продукции уже с 1 июня 2020 года.
Сразу стоит оговориться, что данная, технически и экономически громоздкая форма кодировки товара не обладает способностью контролировать сырье и состав продукции, и, следовательно, эффективность внедрения системы маркировки, а тем более – целесообразность, будут равны нулю, с точки зрения противодействия нелегальному и фальсифицированному обороту  молочной продукции.

Тем не менее, эта не эффективная и дублирующая транспортную накладную – маркировка, потребует от производственников  значительные финансовые затраты, которые, в конечном итоге, приведут к росту цен, а в современных условиях продолжающегося снижения реальных располагаемых доходов населения, приведет к еще большему снижению объёмов потребления молока и молочной продукции населением страны.

Даже предварительные результаты эксперимента, проведенные  по маркировке показали, что:

  • -нет оптимальной технологии нанесения кода ни для одной упаковки;
  • -потребуется переоборудовать все производственные линии предприятий;
  • -отдельные линии требуется полностью заменить, переместить в другое помещение или существенно изменить конструкцию;
  • -нет возможности нанести код на отдельные типы продукции-упаковки;
  • -в случае изменения конструкции линии, поставщики оборудования для производства молочной продукции, прекращают срок гарантии;
  • – отрасль упаковки не готова к нанесению маркировки;
  • -удорожание каждой единицы упаковки.

В итоге, производители молочной продукции вынуждены будут нести капитальные затраты на переоборудование производства, а внедрение системы маркировки в первый год потребует у них  расходов не менее 45 млрд. рублей, что особенно выглядит трагичным, если учесть чистую прибыль отрасли в последние годы не превышающую 35 млрд. рублей!

И вся эта процедура внедрения еще дополнительного  контроля за деятельностью отечественного бизнеса, вызывает вопрос к состоянию механизма регуляторной гильотины, смысл работы которой заключается в отсечении излишних контрольно-надзорных «щупалец», а не в их  наращивании!?

А в контексте того, что все ключевые функции прослеживаемости за качеством сырья и его ветеринарной безопасностью от производителей до розницы, все операции с сырьем и готовой молочной продукцией, производство, перемещение и т.д. осуществляются ветеринарным сопроводительным документом (ВСД) под патронажем Россельхознадзора уже с 1 ноября 2019 года, вопрос должен отпасть сам-собой.

Зачем нам создавать еще один механизм контроля, который не соответствует заявленному функционалу и дублирует собой только  транспортную накладную?

Но, Россельхознадзор, вместо того, чтобы, в рамках ответственности своего ведомства, попытается провести работу по устранению существующих  противоречий в  нормативно-правовых актах по установленным максимально допустимым уровням и группам антибиотиков в молоке и молочной продукции, по любому выявлению остаточных количеств, даже тех, которые в отношении молока – сырья считаются безопасной нормой, выписывает нарушение производственнику, подводя его, тем самым, без причины, под административную ответственность.

Но, тем не менее, ветеринары Россельхознадзора с легкостью обеспечивают продвижение сырья – молока на перерабатывающие заводы, выдавая ветеринарный сопроводительный документ, снимая с себя ответственность по наличию в сырье остаточного количества лекарственных средств, перекладывая это на плечи перерабатывающего предприятия. Подводя его, тем самым, под нарушение и, далее, налагая на него административный штраф.
Может, в сложившейся ситуации, вместо того, чтобы запускать в оборот громоздкие и дорогостоящие проекты – дублеры, назрело время обратить внимание на работу Россельхознадзора и его состоятельность по добросовестному исполнению взятых ведомством на себя полномочий?

И тогда отечественному производственнику, занятому в сфере переработки животного сырья, не надо будет выбрасывать миллиарды рублей на пустые и нерабочие проекты,   а использовать их на развитие своего бизнеса, что, в конечном итоге, скажется и на качестве, и на цене, и на увеличении объема потребления населением страны молока и молочной продукции!

Виктор Кирочкини,
член Комитета ТПП РФ
по развитию агропромышленного комплекса