19/01/15

Россия едина, но субъекты Федерации, ее составляющие, весьма отличаются друг от друга. Этим Россия и интересна – возможностью дружественного единства в многообразии форм. Известны случаи, когда в рамках федеральной политики региональные власти интерпретируют ее отдельные аспекты в соответствии с местными условиями. Здесь действуют как объективные, так и субъективные факторы. Мы продолжаем рубрику – «Регионы России крупным планом». 

Опора вертикали власти


Любая вертикаль должна на что-то опираться, иначе ей не устоять. Вертикаль государственной власти, выстроенная Владимиром Путиным в России, опирается на Средней Урал, на Свердловскую область.  Можно сказать еще точнее – на Нижний Тагил, на танкоград, на тех рабочих, которые выпускают лучшие в мире танки. Весной 2012 года, когда в Москве, на Болотной, десятки тысяч людей с «презервативами» (по определению Путина) в петличках пиджаков и на кофточках требовали какой-то демократии, свободы, каких-то перемен в государственном устройстве, – в Тагиле начали формировать рабочий десант на Москву в поддержку президента. Мало того – Тагил пообещал отправить в столицу и свои танки, дабы усмирить противников федеральной власти.  Танки не понадобились, хватило и омоновских дубинок, но Владимир Путин запомнил эту готовность уральцев выступить в его защиту и в защиту его вертикали власти. И до сих пор благодарен им, эта благодарность вылилась в солидные субсидии для Нижнего Тагила со стороны федерального центра, а сам Тагил стали называть Путинградом.

Путину по душе тагильские танки

Однако сегодня эта «опора» выглядит уже не столь монолитной и прочной, как была еще несколько лет назад. Причина – в раздоре между крупнейшими муниципалитетами области и региональной властью,  возглавляемой губернатором Евгением Куйвашевым, в просчетах в местной экономической политике, приведших к деградации ряда крупных производств региона, росту безработицы и, следовательно, социальной напряженности. Хотя все это камуфлируется областными чиновниками победной парадной риторикой и необузданным оптимизмом.

 

Наследники Росселя

Дедушка уральской политики

Свердловской области без всякого сомнения повезло в том, что в самый трудный период ломки советского строя и перехода к рыночной экономики ею управлял такой яркий политик и государственный деятель последних десятилетий, как Эдуард Россель. Он был «у руля» без малого 20 лет – с небольшими  вынужденными перерывами – с 1991 по 2009 год.  Его заслуга прежде всего в том, что в период распада экономики и «дикого капитализма» он сумел провести  регион через все это с наименьшими потерями, сохранив и его производственный потенциал, и основной костяк рабочих и инженеров. Какой ценой, какой кровью и нервами, сколькими бессонными ночами удалось это обрусевшему немцу, сыну репрессированных родителей – знает, конечно, только он сам. До общественности доходили лишь немногие отголоски тех бурь, которые пришлось ему перенести и в Кремле, и в правительстве только за то, что он твердо отстаивал интересы своего региона.  Дело доходило даже до того, что его обвиняли в сепаратизме, в стремлении создать свою, «уральскую республику». Глупость, конечно, – он хотел лишь справедливого разделения доходов между областью и федеральным центром, и всячески добивался этого.

Россель увидел в Носове серьезного соперника

Факт то, что к концу «эпохи Росселя»  Свердловская область вышла на первые места по экономическому и социальному развитию среди всех субъектов Федерации, открылась миру и поднялась на международный уровень. Строились новые и обновлялись старые производства,  ускоренными темпами возводились жилье, дороги,  возрождались культурные и духовные центры. Были ли в действиях Росселя как губернатора недостатки? Были, наверное, и немало. К примеру, он был нетерпим к тем, в ком видел конкурентов, претендующих на его губернаторское место. Из-за этого, кстати сказать, в свое время был вынужден покинуть область Сергей Носов, нынешний мэр Нижнего Тагила, а в то время директор НТМК: Россель увидел в нем серьезного соперника. Было, наверное, и что-то другое, за что сегодня его можно было бы упрекнуть. Но если на одну чашу весов положить все то, что сделал Россель для региона, а на другую его «грехи», то первая опустилась бы до земли, а вторая взметнулась к небесам.

Сейчас нет смысла гадать, как бы развилась область, если бы до сих пор ею руководил Россель. К сожалению, в ноябре 2009 года ему пришлось уйти. Почему? Сам он об этом говорить не любит. Но можно предполагать, что в числе причин были его неумение «наклоняться», его независимость суждений и конкретных решений. Возможно, именно это не понравилось амбициозному и сверхчувствительному к комплиментам и восхищению Дмитрию Медведеву, ставшему в ту пору ненадолго президентом России. 

Передача эстафеты

Так это или не так, но Росселя  «ушли», а его преемником на посту губернатора Свердловской области Медведев назначил технаря, железнодорожника до мозга костей и образу жизни Александра Мишарина. Проработал он главой региона недолго, около двух с половиной лет, и если чем-то и запомнился свердловчанам,  то только тем, что навел относительный порядок на родной ему Свердловской железной дороге и начал лоббировать строительство скоростной железной дороги из Москвы в Екатеринбург. В декабре 2011 года попал в автоаварию,  повредил ногу, полечился в России, потом в Германии и мае 2012 перешел на работу в центральный аппарат РЖД. Где, скорее всего, и нашел свое место.


В мае 2012 преемником Мишарина стал Евгений Куйвашев, возглавляющий регион и по сей день.

 

От физкультурника  до губернатора


Биография уроженца Ханты-Мансийского автономного округа Евгения Куйвашева чрезвычайно пестра и показательна в том плане, как судьба играет человеком. За свои неполные 44 года он успел поработать слесарем, отслужить в армии, стать зубным техником, машинистом бетономешалки,  монтажником-высотником, окончить Московский военный институт федеральной пограничной службы, послушать лекции в Ейльском университете в США. (Кстати некоторые намекают, что не просто так он ездил за бугор а проходил там некоторую подготовку, вот только к чему?).

Общественную деятельность начал в качестве заместителя руководителя отделения Союза ветеранов Афганистана по коммерческим вопросам. Это, наверное, и можно считать началом его административного карьерного роста. В 1997 году Куйвашев стал помощником главы поселка Пойковский Эдуарда Худайнатова, а после перехода Худайнатова на работу в администрацию президента РФ занял его место. Затем неожиданный зигзаг в биографии, Куйвашев почти год – с 2004 по 2005 гг трудится заместителем начальника управления судебных приставов в Москве. Но в столице он тогда не прижился, и уже в ноябре 2005 года возвратился в Сибирь, став главой администрации города Тобольска.

Вероятно, где-то в это же время Куйвашев сблизился с Сергеем Собяниным, и, по слухам, даже успел с ним породниться.  Собянин в 1996-2000 гг работал председателем  Думы Ханты-Мансийского округа, с 2000 по 2005 гг был губернатором Тюменской области, а затем возглавил администрацию президента РФ. Можно предполагать, что Собянин стал локомотивом для Куйвашева в карьерном росте последнего. С 2007 года Куйвашев уже возглавляет администрацию города Тюмени, в январе 2011 года становится заместителем полномочного представителя президента в Уральском федеральном округе, а к концу года и вовсе превращается уже в полноценного полномочного представителя.

Наконец в мае 2012 года вернувшийся в кресло президента РФ Владимир Путин назначил Куйвашева губернатором Свердловской области.

 

«Варяг – он и есть варяг»


Свердловская область, и особенно Екатеринбург, претендующий на статус третий столицы России, восприняли назначение Куйвашева губернатором не слишком любезно. Для местных политических и бизнес-элит, чтивших Росселя и и привыкших работать с ним, Куйвашев был тюменским «варягом». Особое неприятие вызывало то, что Куйвашев стал набирать в губернаторскую команду своих тюменских соратников. К примеру, министром финансов Свердловской области стала Галина Кулаченко,  работавшая до того заместителем Куйвашева в бытность его главой Тюмени. За Куйвашевым потянулись в область и тюменские бизнесмены, которым, по мнению некоторых экспертов, губернатор предоставлял наиболее благоприятные условия.

Галина Кулаченко вслед за Куйвашевым подтянулась из Тюмени

«Варяг – он и есть варяг» – стали говорить о нем свердловчане. К тому Куйвашев начал свое губернаторство как-то очень неуклюже, постоянно делая какие-то  промахи, вызывавшие насмешки. Среди них, например, можно вспомнить хотя бы то, что он в разговоре с президентом Путиным резко занизил стоимость жилья в Екатеринбурге против реальной, и тогда у многих появились вопросы, за какую же цену он приобрел свою квартиру в областном центре. Неприглядным был и случай, когда  в канун Дня Победы ветеранам войны от имени губернатора вручались подарки, в которые входили просроченные продукты.



Яков Силин это провал 2013 года

Но наиболее сильный удар по имиджу губернатора был нанесен в сентябре 2013 года. во время выборов главы Екатеринбурга.  Протеже Куйвашева, вице-губернатор, единоросс Яков Силин  тогда с треском проиграл популярному в городе общественнику, борцу с наркотиками Евгению Ройзману.  Как поговаривают люди, входящие в окружение губернатора, Куйвашев тяжело переживал этот удар, впав в депрессию. Как он лечился от нее – покрыто мраком.

 

Противостояние с муниципалитетами

В  Свердловской области три основных городских округа, формирующих бюджет региона – Екатеринбург, Нижний Тагил  и Каменск-Уральск. Проводимую региональной властью  по отношению к ним финансовую политику эти муниципалитеты воспринимают как грабительскую. И не без оснований – львиная доля собираемых в них налогов уходит в областной бюджет, выделяемых же из него средств недостаточно для стабильного развития этих городов. Там говорят, что определяемые регионом бюджеты являются бюджетами выживания, а не бюджетами развития.

Не умея найти дополнительных средств, региональная власть в то же время игнорирует интересные и неординарные инициативы муниципалитетов. Вернувшийся в область и почти ста процентами  голосов избранный мэром Нижнего Тагила Сергей Носов, опытный хозяйственник и политик, сумел договориться с крупнейшими российскими финансовыми структурами о долголетних кредитах на реализацию городских программ – «Безопасный город», «Светлый город», реконструкцию ЖКХ и других.  Полагая, конечно, что рассчитываться по этим кредитам город будет при поддержке областного центра. Казалось бы, областная власть должна была бы приветствовать эту инициативу, рекомендовать другим муниципалитетам использовать этот опыт.  Но не тут-то было. На пресс-конференции по итогам минувшего года журналисты спросили, как Куйвашев относится к этим проектам Носова.  И губернатор ничтоже сумняшеся заявил, что впервые слышит об этих инициативах. Впрочем, об отношении губернатора к Носову отдельный разговор, и об этом чуть позже.


Депутат городского округа Богданович, председатель комитета по бюджету Сергей Бондарь видит причину разногласий с муниципалитетами в оторванности региональной власти от городов и районов. В интервью «РР» он сказал:

– На мой взгляд, Евгению Куйвашеву есть еще к чему стремиться. Работы в области не початый край, особенно по некоторым направлениям. Я считаю, что в работе губернатора должна участвовать некая вторая сторона, которая будет отражать реальную действительность, а не намалёванные данные. Думаю, этой стороной должны стать рабочие группы, собранные из районных депутатов, чтобы эта сторона была не концентрацией критики, а возможностью по-настоящему решить любые задачи и, в том числе, поручения президента. По данным правительства, на территории всё всегда хорошо, а мы живём в другой реальности, где совсем не всё хорошо. Это отрицательный момент. Так и получается, что губернатор видит ситуацию в области односторонне.

Соответственно, очень плохо работает обратная связь с депутатским корпусом малых городов и сельских территорий. Может административный аппарат у него такой, который не хочет лишней работы делать. Но нам от этого что?

И это при том, что, по мнению депутата Госдумы, координатор свердловского отделения ЛДПР Владимир Таскаев чиновничий аппарат региональной власти непомерно раздут.

– Я считаю, что Евгению Куйвашеву необходимо сокращать чиновничий аппарат, – сказал он «РР». На мой взгляд, в двуглавой системе управления Свердловской областью уже нет необходимости. Сейчас и Президент России, и премьер-министр призывают к сокращению чиновничьего аппарата. ЛДПР тоже говорит об этом в своих рекомендациях губернатору.

Наиболее острый характер приобрело противостояние региональной власти с мэрией Екатеринбурга. Сразу после назначения губернатором Куйвашев попытался «подмять под себя» областной центр, но не получилось. В ход были пущены административное давление, попытка провести в мэры своего человека – Силина, программа «Столица», наконец просто откровенный черный пиар, организация демаршей за отставку сити-менеджера Александра Якоба,  урезание городского бюджета и т.д.  Наконец, команда Куйвашева попыталась разделить Екатеринбург на отдельные районы в ходе реформы муниципального управления и властвовать, но и из этого ничего путного не получилось. Администрация города успешно отбивает все атаки и настойчиво отстаивает свои позиции.  



Мэр Жека как всегда локоничен: “Это не ко мне. Мне нечего сказать о нем”

Характерно, что на просьбу «РР» как-то прокомментировать деятельность губернатора Куйвашева, Глава Екатернинбурга Евгений Ройзман заявил: «Это не ко мне. Мне нечего сказать о нем». 

Читать: Свердловская область (Часть 2) >>>