Фануза АРСЛАНОВА: Чтобы быть полезным, надо делать конкретные вещи и доводить начатое до конца

01.12.14

Отказ ХМАО-Югры, Ямала и Ненецкого округа от прямых выборов губернаторов в 2015 году только на первый взгляд может показаться неожиданным. По мнению же наиболее осведомленных экспертов и политологов такое решение властей этих субъектов Федерации показывает лишь то, что они сумели своевременно и адекватно среагировать на тренды, отражающие нынешнюю политику Кремля, направленную на дальнейшее укрепление государственности и вертикали власти. Безусловно, этому способствовали имеющиеся связи между губернаторами и администрацией президента, так называемое «политическое чутье». Но не последнюю роль здесь сыграла и выстроенная за многие годы система представительств регионов в столице, в федеральных органах власти. Особенно эффективно действует представительство ХМАО-Югры в Москве, последовательно и настойчиво отстаивающее интересы региона на самом высоком уровне.  Наличие такой связи с центром может стать еще одним аргументом в пользу того, что нынешний губернатор Наталья Комарова останется во главе округа и на следующий срок.

О том, как действует эта система, главный редактор журнала «Регионы России» Ольга ЧЕРНОКОЗ попросила рассказать заместителя губернатора, руководителя представительства ХМАО-Югры при правительстве РФ Фанузу АРСЛАНОВУ.

От редакции: Беседа состоялась в прошлом году, но тогда она не была размещена в СМИ «РР» по редакционным соображениям. Однако сегодня, на наш взгляд, вопросы, затронутые в интервью, приобрели еще большую актуальность, что и послужило поводом для его размещения на сайте.

Фануза Арсланова – заместитель губернатора, руководитель представительства ХМАО-Югры при правительстве РФ

– Фануза Шарафиевна, каким образом организовано взаимодействие губернатора округа с федеральными органами власти в Москве? Как часто и в каком ключе проходят встречи губернатора с федеральными министрами, членами правительства, депутатами Госдумы РФ?

Наш губернатор, Наталья Владимировна Комарова, как высшее должностное лицо округа, практически круглосуточно находится во взаимодействии со всеми федеральными органами власти. Она человек активный, член президиума Госсовета. В него входят всего семь губернаторов, в их числе и Наталья Владимировна. От УРФО в президиуме Госсовета она одна. Как вы знаете, все вопросы, которые выносятся на обсуждение Госсовета, предварительно изучаются членами президиума. Это один из основных аспектов деятельности нашего губернатора на федеральном уровне.

Губернатор ХМАО-Югры Наталья Комарова «практически круглосуточно находится во взаимодействии  со всеми федеральными органами власти», в том числе и с помощью своего представительства в Москве

Практически со всеми федеральными органами власти, основными министерствами у нас заключены соглашения о сотрудничестве. На их основании мы и строим свою работу. Для чего мы здесь? Сейчас все уже практически привыкли, что все, что касается взаимодействия федеральных министерств с регионом, проходит через Представительство. Мы активно сотрудничаем с Министерствами здравоохранения, образования, социальной защиты, энергетики. Участвуем в подготовке документов, касающихся округа, вплоть до их подписания губернатором и министрами. И потом отслеживаем выполнение этих соглашений. Вот недавно утверждена Стратегия развития ХМАО до 2020 и до 2030 годов. Эту Стратегию мы также согласовали на всех уровнях.

У меня в Представительстве есть специальный отдел по взаимодействию с федеральными органами власти. Один из моих заместителей за это отвечает. Я здесь работаю три года, и представительство в таком статусе и с такой структурой также действует около трех лет. А до этого была структура, где все решал руководитель, остальные сотрудники были лишь на подхвате. То есть «солнышко и лучики». Я так работать не умею. Я все перечеркнула. И создала представительство с такой структурой, которая способна решать задачи, поставленные соответствующим постановлением о нем.  И каждую неделю получаю отчет от всех подразделений о проделанной работе.

– У вас такая мощная структура?

Я не скажу мощная. Просто подготовленная. У нас работают подготовленные люди. Кто-то ранее работал в Минрегионе России, кто-то в Госдуме, кто-то в СМИ. Вот таких людей я подбирала. У каждого из них на неделю имеется план – задача и решение, задача и решение. В неделю проводится пять слушаний или круглых столов в министерствах и других органах власти. Мы приходим, садимся в уголочке. Я так работала сама и требую, чтобы сотрудники тоже не упускали эти мероприятия.

Многое зависит от настойчивости наших сотрудников. Когда мы принимали Стратегию развития ХМАО до 2020 и до 2030 годов, мы обязаны были получить заключения по ней всех министерств. Вот это и есть наша работа. Мы садимся с сотрудниками министерств и говорим: изучайте документ – а там 300 страниц! Не всем это хочется делать. Но мы их не отпускаем, пока они не познакомятся с нашим документом и не дадут нужного нам заключения по нему.

Кроме этого, мы проводим всю подготовительную работу по организации совещаний, встреч, которые руководители ХМАО проводят здесь, в Представительстве. Этим занимается еще один наш отдел.

– Имеет ли возможность Представительство влиять на ускорение рассмотрения обращений округа в федеральные органы власти?

Да, имеет. Я только что об этом говорила. Мы активные: если этого не делать, то ничего не будет двигаться. Если просто направить письмо и ждать ответа, то это может затянуться надолго. Чиновники у нас особенно не торопятся. Поэтому Наталья Владимировна, когда даже ее заместители пишут заявление «прошу командировать», она вычеркивает и пишет «принять участие, документы Путину». То есть мы в этом смысле активны.

– У вас же даже свой Путин есть в ХМАО?

Да, я иногда говорю:  «Соедините меня с Путиным». Все вокруг недоумевают. А я объясняю, что у нас свой Путин есть.

 

Заместитель губернатора ХМАО-Югры Алексей Путин поддерживает тесную связь с представительством округа в Москве

Известно, что ориентиры для стабильного развития регионов заданы в Указах Президента РФ от 7 мая 2012 года. Какие достижения в этом направлении губернатора Натальи Комаровой Вы могли бы назвать основными?

Первое и самое большое достижение это принятие Стратегии развития автономного округа. Она включает исполнение всех Указов по социальной политике, изданных  Президентом. Это громадная работа, которую нужно делать. В этом смысле в ХМАО есть свои преимущества. Других только уговаривают сделать бюджет по финансовому обеспечению социальных программ, а у нас губернатор Комарова это сделала с первого дня своей работы. В нашей Стратегии «строительство» не строчка, а целая программа, которая называется «Новая школа Югры». В ней все, что касается строительства школьных учреждений и зарплат учителей.

ХМАО в свое время был богатым регионом. Но так получилось, что доля аварийного и ветхого жилья у нас больше, чем в среднем по России – 6,7%. В России всего 3%. Площадь жилья на одного жителя в квадратных метрах равна 19, а по стране в среднем 23. Есть над чем работать. Нужно строить множество учреждений – школ, детских садов. Предполагается, что к 2015 году у нас не будет детей в возрасте от 3 до 7 лет, нуждающихся в детских учреждениях. Задача поставлена, и она решается. Далее, в соответствии с Указом Президента, зарплаты учителей уже сейчас должны быть не меньше средней заработной платы по региону. Зарплаты медицинских работников к 2017-2018 году должны составлять 200% от средней заработной платы по региону. Ответственность за все это –  здравоохранение, социальная защита, образование перенесли на округ. Но деньги, которые ранее забрали, не вернули, и возвращать не собираются.

Я думаю не только у нас, но и у других регионов в связи с этим обстоятельством много вопросов. В Рязанской области средняя зарплата по региону может быть 20 тысяч рублей. Но в ХМАО это 50 тысяч. Чтобы учителю заплатить 90 тыс., надо эти деньги где-то взять. Доходы ХМАО распределяются так, что 12% у нас остается, 85,8%  отдается федеральному бюджету. И 2% Тюменской области. Вот такое соотношение. Но у многих регионов количество затратных статей бюджета не поменялось. Поэтому у них возникли неразрешимые осложнения. У нас тоже усложнилась ситуация, так как у нас средняя зарплата выше в два раза, чем по стране.

Львиная доля доходов ХМАО-Югры уходит в федеральный бюджет

– Правительство говорит, что нужно привлекать инвесторов, развивать частно-государственное партнерство.

Дело в том, что когда меняли соотношение, отбирали деньги, этого не говорили. Будем, конечно, стараться, привлекать деньги в регион. У нас бюджет был очень хороший, уже третий по году профицитный. Долг не планируем. Но сейчас у нас он будет дефицитный, потому что на все денег не хватает. Уже началась работа по развитию здравоохранения, это же не бросишь!

А так округ у нас богатый. Мы занимаем первое место в РФ по добыче нефти и выработке электроэнергии. По уровню валового регионального продукта у нас 3 место, лучше нас только Москва и ЯНАО. И очень много программ, каких не было ни в одном регионе. В частности, программа по защите коренных народов Севера. Таких в России больше нет. Из всех затрат, которые идут на социальную поддержку Севера, 60 с лишним процентов производится в ХМАО. Хотя у нас всего 31 тысяча жителей, относящихся к коренным народам. Это ханты и манси, в основном. При этом 27% территории находится в их распоряжении как традиционные угодья по оленеводству и т.д. У нас активно развиваются и народные промыслы. 

– У вас недавно состоялось проведение российско-германского форума. Расскажите немного о нем.

Этот российско-германский сырьевой форум прошел уже в шестой раз. Шесть лет назад, когда проводился очередной форум «Петербургский диалог», сотрудничество с северными регионами было одной из программ. И мы с Комаровой, тогда она еще не была губернатором ХМАО, принимали участие в подписании соглашения. С того времени каждый год проводится наш российско-германский сырьевой форум – один раз в России, один раз в Германии. Последний проводился в Нюрнберге. В этом году мы пригласили немцев к себе. Мои сотрудники приняли самое активное участие в его работе. Мы с немецкими партнерами добивались, чтобы люди пришли на него с осознанием того, что эти вопросы интересны для ХМАО. Кроме того, я предварительно провела три заседания рабочей группы, тоже с участием и немцев и представителей ХМАО. В этом году на форуме по нашей просьбе специально рассматривались вопросы ХМАО, раз уж он проводился у нас. Обсуждался один из важнейших вопросов повышение нефтеотдачи пластов.

– Вы являетесь профессионалом высокого уровня в сфере лоббирования интересов региона в федеральных органах власти, входите в первые строки рейтинга лучших лоббистов. Расскажите о секретах вашего мастерства.

Я 15 лет возглавляла в «Газпроме» департамент по взаимодействию с органами власти. Секретов никаких нет. Надо пахать. Я своих сотрудников заставляла проводить  сложнейшие мероприятия, полезные для нас. Кто-то просил перенести то или иное мероприятие на следующий год или вообще отменить. Но я говорила, что если мы сами не будем что-то придумывать и проводить, то нас забудут. Поэтому, чтобы показать, что ты можешь быть полезным, надо делать конкретные вещи, по которым потом люди смогут оценить тебя.

– В России принято считать, что лоббизм – это когда кулуарно решаются вопросы.

Мне кажется, этот этап закончился лет 12-15 назад, когда можно было прийти и кулуарно что-то решить. Тогда я тоже работала. Но этот лоббизм не похож на ту работу, которая проводится на Западе, принципов которой придерживаюсь и я. Поэтому, когда мы с коллегами обмениваемся мнениями, они на меня смотрят как на динозавра. Но при этом, когда оцениваются результаты моей небольшой группы людей, действующей практически  беззатратно, у них глаза на лоб лезут. В их понимании это невозможно. А я им привожу такой пример. Проект строительства газопровода «Северный поток» очень многими воспринимался в штыки, все сопротивлялись. И вот мы в «Газпроме» посидели, подумали и решили: давайте покажем людям, которые принимают решения, что реализация проекта возможна. А вокруг кричали, что газопровод экологию разрушит, что в России газа нет, и что труба гнилая. Мы пригласили к себе весь экспертный клуб, члены которого это говорили, пригласили парламентариев всех стран. И они все приехали в Петербург. Мы два дня обсуждали все вопросы, они получили исчерпывающие ответы. Потом мы посадили их в самолет и полетели на Север. И они своими глазами увидели, где прокладывается труба, где газ, увидели, что экология не нарушается. Не прошло и двух месяцев, как все страны проголосовали за прохождение «Северного потока» через Балтику.

Любой вопрос нужно хорошо готовить. Как сейчас крупный проект принимается? Сначала одни эксперты его два года изучают, потом другие. Потом пол листа напишут.  В результате ничего не получится. Я не сторонник такого подхода. Мне кажется надо идти  и делать. Мы с Леонидом Яковлевичем (Симановский Л.Я., депутат Госдумы РФ от ХМАО – ред.) в течение трех месяцев доказывали, согласовывали, «рыли землю» в восьми Министерствах, в нескольких Федеральных агентствах и Фондах и вышло Постановление правительства об отнесении Белоярского и Березовского районов ХМАО к районам Крайнего Севера. А ведь вопрос был практически загубленный. Когда мы первый раз пришли, нам сказали, не ходите, не просите. Но мы решили попробовать. Договорились, что в эту неделю «обрабатываем» одно министерство, в следующую – другое. И так далее. И люди получили то, на что уже не рассчитывали. Вот это работа. Прежде чем что-то делать, надо подумать и доводить начатое до конца. Я всегда стараюсь начатое дело доводить до конца. На полпути я никогда ничего не бросаю.


Фануза Арсланова и депутат Госдумы Леонид Симановский добились льгот для жителей Белоярского и Березовского районов ХМАО

– Какие задачи вы ставите перед собой как глава Представительства?

У нас много соглашений, которые сейчас в министерствах находятся. Мы над ними каждый день работаем, досогласовываем стратегию. Работы много. И она все время зависит от графика работы губернатора и высших должностных лиц.

– Работы много, но лучше меньше, да лучше. Это про вас?

Я думаю, да. За все хвататься просто нет необходимости. И меня интересует не процесс, а итог. Поэтому распыляться нет смысла. Некоторые умеют создавать вид активной деятельности, но когда проходишься по результатам, то им похвастать нечем. Я у себя внедрила опыт организации работы, который использовала еще в «Газпроме». Каждые полгода издаю документ, который называется «О ходе выполнения распоряжений руководителя Представительства ХМАО об организации работы по рассмотрению законопроектов, затрагивающих интересы ХМАО». Мы берем план работы Государственной Думы, ее Комитетов и расписываем, какой наш сотрудник отслеживает прохождение в них того или иного законопроекта. Эти сотрудники должны готовить отчеты по каждому законопроекту. Если они этого не делают, я имею право не выплатить им квартальную премию, а она у них хорошая. То есть я стараюсь, чтобы люди тоже работали на результат. Во-первых, это бодрит. Во-вторых, это дает хорошие результаты.

– Как вы работаете с зарубежными инвесторами?

Наш сырьевой форум для того и проводился, чтобы к нам приехали инвесторы. Мы подготовили информацию для каждого из них по нашему округу, свои предложения о том, что для нас интересно, что бы мы хотели в Ханты-Мансийске получить. И мы видим, что заинтересованность огромная. Кроме этого, в Ханты-Мансийске раз в два года проводится громадный Международный инвестиционный форум. К нам приезжают тысячи людей. Организовываются выставки. Подписываются различные протоколы.

Помимо всего, мы информируем потенциальных инвесторов о том, в решении каких проблем с их участием мы заинтересованы. Например, улучшение нефтеотдачи пластов. Кому это интересно? Тому, кто выпускает оборудование, кто занимается бурением. В 2012 году делегация из Франции приезжала, смотрела, теперь французы установили  контакты с нашими нефтяными компаниями. В марте были еще раз. В таком порядке идет постоянная работа. У нас губернатор возглавляет делегации в другие страны. С немцами постоянные связи, с финнами.

Регион у нас богатый. Но это богатство нужно все время поддерживать. Вот уже несколько лет идет плановый спад добычи нефти. Это природное явление. В ближайшие годы нам вряд ли удастся выйти на уровень добычи нефти хотя бы 2005 года. В связи с этим поставлены задачи восполнения этих потерь. Сейчас будем развивать экотуризм, создавать условия для большого спорта – на уровне мирового. Это все затратно, но перспективно. Чтобы мы ни организовывали, у всех на языке одно: вы регион богатый, вы и проводите. Мы все практически берем на себя.

– ХМАО имеет Представительство только в Москве?

Когда я начинала работу, помимо Представительства при правительстве РФ округ имел еще несколько представительств в субъектах Федерации. Сейчас все они отнесены к нашему Представительству как структурные подразделения и называются Управлениями. С одной стороны это хорошо, мы делаем единую работу, при этом они самостоятельно ничего не решают. Некоторые представительства пришлось ликвидировать, например в Санкт-Петербурге. Это была совершенно затратная структура, которая кормила только саму себя. Люди писали отчеты, но было видно, что интересы ХМАО для них не главное. Я посмотрела, посоветовалась с губернатором, и мы эту структуру ликвидировали. С другой стороны, в Тюменской области нам сейчас нужно организовать Представительство. И это тоже эффективное использование бюджетных средств.

 – Спасибо за интересную беседу.

 

В интервью участвовала Олеся Украинская