Ратификация Россией Парижского соглашения по климату 23 сентября 2019 года и последующее участие в нем несёт в себе долгосрочные риски для российской экономики и социальной стабильности в стране.

Парижское соглашение – это соглашение в рамках Рамочной конвенции Организации Объединенных Наций об изменении климата, регулирующее меры по снижению углекислого газа и ограничению потепления в рамках 1,5 -2°C в атмосфере начиная с 2020 года. Соглашение было подготовлено взамен Киотского протокола, однако в отличие от него, имеет бессрочный характер, что необходимо учитывать.

Ратификация Парижского соглашения вызывает закономерные вопросы, первый из которых – необходимость проведения оценки социально-экономических последствий этого шага для России. Отсутствие подобной оценки и неопределенность политической ситуации, связанная с отказом от Соглашения таких стран как США, Бразилия и Турция, вызывают сомнения в целесообразности поспешной ратификации данного международного документа со стороны Российской Федерации. Поспешная ратификация делает Россию дискриминируемым участником Соглашения не только с самым жестким типом обязательств, но и с худшими в мире условиями участия, учитывая установившийся санкционный режим.

Если рассмотреть сам документ, то в настоящей редакции Парижское соглашение является незаконченной конструкцией, поскольку не завершено формирование правил его реализации. На основании чего необходимо отметить, что соглашение не соответствует критерию, выдвинутому в 2017 году Президентом Российской Федерации Владимиром Путиным, подчеркнувшим, что «мы хотим дождаться, когда будут сформированы правила распределения ресурсов и другие чисто технические, но важные вещи».

Утвержденная Президентом России 13 мая 2019 года Доктрина энергетической безопасности Российской Федерации обращает особое внимание на угрозы, связанные с участием страны в международных климатических конструкциях.               

В Доктрине справедливо отмечается, что эти конструкции могут стать предлогом для дискриминации российского топливно-энергетического комплекса на международных рынках.  Анализ показывает, что  Парижское соглашение является подобной  опасной для России международной климатической конструкцией, создающей целую линейку рисков для российского ТЭК и реального сектора экономики.  Российские обязательства в рамках Соглашения  сформулированы в виде абсолютных национальных сокращений выбросов, ограничивающих развитие отечественной экономики и приводящих к избыточной финансовой нагрузке на предприятия ТЭК, итоговому росту тарифов на электроэнергию и повышению цен на топливо как для промышленных предприятий, так и для всего населения.

Российская электроэнергетика по объему является четвертой в мире, следовательно, выступает одним из крупнейших мировых эмитентов парниковых газов. При введении ограничений на выбросы у отечественных компаний будет выбор: либо изыскивать значительные средства на закупку нового технологического оборудования, либо снижать объемы производства.  Минэнерго России активно участвует в обсуждении данной проблемы, поскольку электроэнергетика является тарифицируемым сектором экономики. Введение любых новый платежей для ее субъектов, в том числе углеродного налога, повлечет общий рост тарифов для конечного потребителя. Подобное решение может привести к серьезным отрицательным социально-экономическим последствиям.

Эксперты предлагают активнее использовать иные методы сдерживания парникового эффекта. В частности, за последние 5 лет благодаря программе повышения энергоэффективности совокупные выбросы загрязняющих веществ в генерирующей отрасли снизились с 2,5 млн. тонн до 2,1 млн. тонн.  При этом, после трех лет с момента вступления в силу Парижского соглашения, мы не видим его эффективности, что демонстрируется ростом глобальных выбросов парниковых газов, зафиксированным в последние годы.