Председатель подкомитета по развитию рыбохозяйственного комплекса Комитета ТПП РФ по развитию агропромышленного комплекса Виктор Кирочкини: Россия должна вернуться в Мировой океан!

Председатель подкомитета по развитию рыбохозяйственного комплекса Комитета ТПП РФ по развитию агропромышленного комплекса Виктор Кирочкини, выступая на семинаре, обратил внимание коллег-экспертов на запрет (установлен статьей 21 Федерального закона №166 «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов») на производство продукции из водных биоресурсов, добытых при проведении ресурсных исследований. Он отметил, что это осложняет и делает невозможным проведение научно-исследовательских работ в исключительных экономических зонах иностранных государств и районах действия международных договоров в области рыболовства.

Дело в том, что, поскольку выбрасывать добытые водные биологические ресурсы в исключительных экономических зонах иностранных государств и районах действия международных договоров в области рыболовства запрещено, в соответствии с требованиями п.п. 3.1., 3.2. статьи 21 Федерального закона № 166 «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов» (ред. от 26.07.2019).необходима их транспортировка на территорию России с последующим уничтожением.

Подобной меры ликвидации водных биологических ресурсов, поднятых на борт судна, нет ни в одной из рыболовных стран мира! Необходимо незамедлительное изменение редакции ФЗ №166  для его гармонизации с действующими мировыми законами.
Здесь будет уместно отметить, что Распоряжением Правительства РФ от 30 октября 2010 г. за № 1926-р  утверждена стратегия развития деятельности РФ в Антарктике на период до 2020 года и на более отдаленную перспективу

В  п. 5 Перечня основных мероприятий по реализации Стратегии Росрыболовству поручено проводить регулярные комплексные рыбопромысловые экспедиции в атлантическом, индоокеанском и тихоокеанском секторах Антарктики с целью оценки запасов криля, рыб и кальмаров в этих районах.

В соответствии с действующими правилами рыболовства Комиссии по сохранению морских живых ресурсов Антарктики (АНТКОМ) у России появилась возможность значительно увеличить объемы добычи, прежде всего, антарктического криля, запасы которого в последние годы вообще не добываются российскими судами. Между тем, общедопустимые уловы криля, еще 10 лет назад оценивались в 3,47 млн тонн. Криль – один из наиболее перспективных ресурсов мирового рыболовства, из него производятся мука, консервы, крилевое мясо и масло, фарш, паста, ингредиенты для фармацевтики. Антарктический криль имеет существенные конкурентные преимущества перед другими доступными для отечественного морского рыболовства массовыми водными биоресурсами и животными источниками белка и по совокупности всех факторов является наиболее выгодным и качественным сырьевым источником.

В 2008 – 2010 гг. на промысле криля были достигнуты определенные положительные результаты. Тогда работало модернизированное российское судно « Максим Старостин», и  уловы доходили до 160 тонн криля в сутки. Однако в 2011 г. ни одно российское судно на промысле криля не вышло.

Почему? Возможно, ответ кроется в неспособности даже такой крупной российской рыболовной компании, как «Мурманский траловый флот», в одиночку осилить политический проект возвращения России в отдаленные районы Мирового океана без поддержки государства.

В СССР до половины издержек на промысел в отдаленных районах Мирового океана компенсировалось из бюджета, а обновление флота осуществлялось за счет государственных капвложений. Сегодня взаимоотношения с бюджетом изменились кардинально, отрасль превратилась в донора бюджета. Важнейшим фактором, негативно повлиявшим на масштабы отечественного морского рыболовства в отдаленных районах Мирового океана, стало изменение финансовой модели взаимоотношений рыбохозяйственного комплекса и государства В СССР рыбохозяйственный комплекс решал важные социальные и политические задачи, а государство обеспечивало его мощной международной политической поддержкой и значительными финансовыми ресурсами.

Для примера, норвежские компании на промысле криля применяют прогрессивную промысловую систему непрерывного лова, что позволяет им добиваться в 2-3 раза большей, чем у конкурентов, суточной добычи. Норвежский траулер-завод «Saga Sea» используя эту систему, установил промысловый рекорд на промысле криля – более 48 тыс. тонн за сезон. (В этой связи, надо полагать, Росрыболовство проявляет обоснованное беспокойство, тем более что это происходит на фоне возросшей активности флотов других стран-членов АНТКОМ на промысле криля).

Здесь нужна оговорка.. Деятельность норвежских компаний по промыслу криля в Антарктике поддерживает государство, которое финансирует исследования запасов водных биоресурсов в этом регионе и предоставляет национальным компаниям различные преференции. Так, правительство Норвегии с целью стимулирования присутствия в Антарктике судов под норвежским флагом и создания долгосрочных условий деятельности в этом регионе создало институт национальных лицензий на право промысла антарктического криля. Наличие такой лицензии обеспечивает норвежским компаниям доступ к заемному финансированию в национальных банках. Предложение российских компаний о создании института долгосрочных национальных лицензий на право промысла под российским флагом антарктического криля Росрыболовством поддержано не было.

Эффективное государственно-частное партнерство по увеличению масштабов национального промысла в Антарктике привело Норвегию к лидерству в изучении и промысле антарктического криля. Хотя норвежские компании начали промысел криля только в 2005 году, к 2012 году ими было выловлено более 230 тыс. тонн, то есть треть мирового улова! По мнению правительства Норвегии, рыболовная деятельность в Антарктике обеспечивает подтверждение исторических прав будущих поколений норвежцев на ресурсы Антарктики.

Общеизвестно, что основным объектом промысла в отдаленных районах Мирового океана (запасы которого позволяют существенно увеличить объем уловов для производства востребованных непищевых товаров) является антарктический криль, величина запасов которого оценивается различными специалистами в 200-400 млн. тонн.

За весь период освоения запасов криля добыто 7,2 млн. тонн криля, их них на СССР и Россию приходится 60 процентов. Общий допустимый улов антарктического криля на сезон 2008/2009 гг. составлял 6,5 млн. тонн при фактическом вылове в эти годы  всего 157 тыс. тонн (менее 2,5 процента потенциала).

Сегодня в качестве одного из приоритетных направлений развития рыбохозяйственного комплекса России правительством определена необходимость создания условий для возрождения и расширения деятельности отечественного промыслового флота в отдаленных районах Мирового океана. Это должно способствовать увеличению уловов и потребления рыбных товаров населением России и послужить альтернативой для сокращения деятельности флота в российской экономической зоне.

Но как показывает практический опыт добычи с 2000-х годов ставриды иностранными и отечественными судами под «удобными флагами» в Юго-Восточной части Тихого океана, без финансовой и иной поддержки государства наш промысел убыточен. Высокие издержки, отдаленность района промысла от мест проживания населения России приведут к тому, что при поставке мороженой ставриды на внутренний рынок цена на нее превысит уровень цен на традиционные массовые «народные» виды рыб (сельдь, мойва, путассу, минтай, хек, треска).

Тем не менее, касаясь вопроса увеличения национальных уловов или возобновления промысла в различных отдаленных районах Мирового океана, помимо экономической целесообразности, следует иметь в виду и политический аспект: ограниченность доступных при нынешних технологиях мест добычи и переработки ресурсов в освоенных районах приводит к усилению конкуренции между развитыми странами.

Касаясь острейшей необходимости возвращения России на свои традиционные морские  угодья, нельзя не отметить, что  морское рыболовство играет важную роль в создании исторических национальных прав на ресурсы Мирового океана, при этом национальные правительства во всех странах оказывают значительную финансовую и политическую поддержку компаниям, осваивающим ресурсы отдаленных районов океана.

Анализ убыточности промысла отечественными судами ставриды в южных частях Тихого океана высвечивает факт депрессивного состояния запасов этой рыбы. Было принято  решение сократить вылов ставриды в 2012 году до 40 процентов от вылова 2010 года. Исходя из новых Временных мер, российский лимит вылова на 2012 год составил 16 526 т (эта величина соответствует потребностям российских судовладельцев, изъявивших желание вести промысел ставриды в южной части Тихого океана в 2012 году).

Следовательно, сочетание двух доминирующих компонентов нецелесообразности освоения ставриды в отдаленных частях Мирового Океана, а именно дороговизна проекта и плюс депрессивное состояние традиционных океанических видов рыб, катастрофическое сокращение их численности дают право обратить внимание на возобновление Россией промысла антарктического криля! Тем более, что приоритет в разведке и исследовании его запасов, в создании научно-прогностической базы его промысла принадлежит нашей стране.

Безусловно, при современном возросшем влиянии и финансовых возможностях России можно и нужно говорить о необходимости ВОЗВРАЩЕНИИ России в отдаленные районы Мирового океана.

Но подходить к этому надо как к политическому, а не хозяйственному проекту, реализация которого без поддержки государства Российского невозможна!

И последнее, для сведения: в зонах иностранных государств, конвенционных районах и открытой части Мирового океана российским рыбопромысловым флотом в 2018 году освоено 0,715 млн тонн водных биоресурсов при общем вылове в 5,03 млн тонн.