Все это происходит на глазах чиновников, при удивительном бездействии надзорных и правоохранительных органов.

Три года назад, в январе 2015 года, структура «Атомстройкомплекса» начала крушить одну из старейших улиц Екатеринбурга – имени Чернышевского. Эта улица на правом берегу Исети начала застраиваться почти три века назад, еще в 1730-е годы в Купецкой слободе, возникшей за южной  стеной Екатеринбургской крепости и заселявшейся преимущественно купцами-старообрядцами. Эти купцы строили и любовно обустраивали  добротные дома из обожженного кирпича, – многие из них сохранились и по сей день. Здесь, в самом центре Екатеринбурга, во второй половине XIX века была усадьба выдающегося предпринимателя, дворянина и мецената Альфонса Фомича Поклевского-Козелл. Усадьба занимала практически всю северную часть квартала, кроме здания городской Думы. Многие строения на этой и соседних улицах были включены в Единый государственный реестр объектов культурного наследия. Неподалеку расположен областной музей, на этой улице долгое время жил всемирно известный скульптор Эрнест Неизвестный.  

 

Но ничто не могло остановить разрушительную энергию «строителей». Каким-то образом им удалось получить в собственность земельный участок в 3 тысячи квадратных метров в начале улицы Чернышевского вместе со стоящими на нем домами. Стройхолдинг вломился в этот заповедный уголок, как бешеный носорог в посудную лавку, круша все на своем пути. С тем, вероятно, чтобы затем возвести здесь очередную многоэтажную бетонно-стеклянную башню, которыми и так уже заполонен город.  Впрочем, надобно уточнить: формально заказчиком новостроя является ЗАО «Управляющая компания «Инвестстрой», которая действует в качестве доверительного управляющего закрытого паевого инвестиционного фонда недвижимости «Массив», владельцы паев которого и являются правообладателями здания на Чернышевского, 3. Но и «Инвестрой», и «Массив» так или иначе относятся к «Атомстройкомплексу», поэтому мы и говорим о нем.

Уже в новогодние праздники 2015 года специально сформированные подразделениями «Атомстройкомплекса» бригады гастарбайтеров, вооруженные отбойными молотками, экскаваторами, самосвалами, напали на старинные здания в начале улицы Чернышевского – строения №№ 3–5. Им не потребовалось много времени, чтобы разрушить дома, а обломки вывезти на свалку. Действовали они так нагло, что повредили соседние строения, принадлежавшие, в частности, ООО ТМО «Италл» – нарушили  крышу и пробили стену одного из примыкающих зданий.

Мало того, директор «Инвестстроя» Любаев А.С. угрожающе высказывался в отношении владельца соседнего участка Игоря Зятева и слал ему абсурдные ультиматумы. В одном из них говорится, что здания Зятева «выходят за пределы установленных границ на 1256 мм (какая точность! – Прим. ред.), опираются на объект и размещаются в границах земельного участка, принадлежащего управляющей компании». И предлагал Зятеву немедленно освободить «излишнюю» территорию, иначе грозил судом. Типичное поведение агрессора, который, ухватив кусочек территории, стремится любыми путями захватить все. В данном случае, быть может, всю улицу Чернышевского, а то и не только ее.

Суды состоялись и продолжаются по сей день, но только не по желанию захватчиков, а по инициативе самого Зятева. И на них выяснилось, что те несколько десятков миллиметров, на которые претендует «Инвестстрой», появились в результате ошибки при межевании, – здания на его участке он никуда не передвигал, они как стояли (до 1917 г.), так и стоят, и земля под ними тоже как была, так и осталась (после скандала границы участка в кадастровом реестре – исчезли?!).

Но откуда взялась эта ошибка, нет ли здесь злого умысла? На такие мысли наводят не только эти злосчастные миллиметры, но и последующие события этой уже многолетней эпопеи.

В самом начале расследования выяснилось, что у подразделений «Атомстройкомплекса» не было оснований начинать какие-либо подготовительные или строительные работы, в частности, снос зданий. Уже после «январского разбоя» (иначе трудно назвать действия строителей по разрушению зданий на ул. Чернышевского), в середине февраля чиновники дали ответ на заявление «ТМО «ИТАЛЛ», в котором говорится: «В настоящее время ЗАО «УК «Инвестстрой» ведется сбор и подготовка документации, предусмотренной п. 7 ст. 51 Градостроительного кодекса РФ, для получения разрешения на строительство 7-этажного административно-офисного здания – документа, дающего право осуществлять строительство, реконструкцию объектов капитального строительства. Строительно-монтажные работы на вышеуказанном земельном участке не осуществляются». 

Участок на перекрестке ул. Малышева и Чернышевского, о котором идет речь, находится  в нескольких метрах от самого центра города. И если бы чиновник, подписавший этот ответ, потрудился подняться на этаж повыше или, в конце концов, вышел подышать воздухом, он бы увидел на этом участке и разрушенные здания, и строительную технику, и рабочих. Тогда у него вряд ли поднялась бы рука написать: «Работы не осуществляются».

Тогда же, учитывая реальное положение дел, «Уральский хронотоп» и СРО ВООПИиК, собрав документы, доказывающие, что усадьба Поклевского-Козелл является памятником истории и подлежит охране, направили их в МУГИСО. В этих документах, в частности, говорится, что здание №3 на ул. Чернышевского было внесено в список  памятников Свердловска 1988 года (утвержденного правительством СО №305-п от 18.04.97 г.) и имело статус неприкосновенности. На первых порах это обращение возымело действие, и 16 января министерство выдало «Инвестстрою» предписание о немедленном приостановлении работ по сносу зданий на Чернышевского, 3-5.

Но не прошло и двух месяцев, как позиция министерства резко изменилась в обратную сторону, и уже 5 марта замминистра К. Никаноров дал ответ, развязавший «Инвестстрою» руки. Основанием для него стало заключение эксперта, искусствоведа, начальника культурно-методического отдела ГБУК СО «Научно-производственный центр по охране и использованию памятников истории и культуры Свердловской области» Н. Выселковой. В нем говорилось: объект не обладает  признаками культурного наследия. По сути, это был смертельный приговор, и строители не преминули им воспользоваться: в праздничный день 8 марта здание №3 на ул. Чернышевского было разрушено.

Олег Букин, руководитель Свердловской областной общественной организации охраны культурного наследия «Уральский хронотоп» и СРО ВООПИиК так прокомментировал случившееся:  «Объект культурного наследия, снос которого запрещен в силу статьи 16.1 п.10 Закона РФ №73-ФЗ «Об объектах культурного наследия…», снесен при полном бездействии государственных органов, обязанных соблюдать и обеспечивать законы и конституционные основы Российской Федерации. Снесен ночью, беззастенчиво и подло».

Немало и других примеров непонятных «ошибок» и попустительства административных органов. Руководство ООО «Италл» обращалось в отдел полиции №5 УМВД по г. Екатеринбургу с просьбой привлечь должностных лиц «Инвестстроя» к уголовной ответственности за умышленное повреждение имущества. В ответ пришла невнятная бумага – без даты, без регистрационного номера, за неразборчивой подписью, в которой говорится: в возбуждении уголовного дела отказано в связи с отсутствием  состава преступления. Хотя в заявлении «Италл» был указан конкретный ущерб – более 70 тысяч рублей.

Единственный, кто тогда вник в суть конфликта и принял ответственное решение, – судья Арбитражного суда Свердловской области И. Липина. 17 апреля она вынесла определение, которым запретила «Инвестстрою» любые строительные работы вблизи здания, расположенного на ул. Чернышевского, д. 1/ ул. Малышева, д. 46, на расстоянии до трех метров.

Но решения судов деятели или не выполняют вовсе, или выполняют издевательски. Так, решением суда они  были обязаны отремонтировать поврежденную ими стену и крышу соседнего здания, «восстановить архитектурно-эстетический вид». Сделали, но как? Залепили «пострадавшие» дыры в стене газозолобетоном, закрыли листом металлошифера – готово! Ну, не издевательство?!

Стройка между тем продолжается. В непосредственной близости от соседних старинных строений выкопан котлован 12 метров глубиной – под строительство здания. Наверное, надеются, что соседние здания постепенно сползут в эту яму или потрескаются от деформации почвы – что далеко не исключено. И тогда у них появится новое пространство для новостроя. Сама же стройка ведется сомнительными способами.  По закону в целях пожарной безопасности  разрыв между зданиями должен быть 8-12 метров. Но куда там! Строят впритык к старым зданиям. Спрашивается – а где же архитектурный и строительный надзор? Нет их.

И чем дальше идет расследование, тем больше открываются факты бесцеремонного попрания действующего законодательства, правовых и этических норм. Это с одной стороны. А с другой – поражает бессилие (или нежелание) чиновников, а также прокуратуры пресечь эту бездеятельность. В этой ситуации полностью игнорированными оказываются интересы тех, кто уже понес материальный ущерб от действий строителей, и всех екатеринбуржцев. Вся история развития конфликта показывает, что законы для этих людей как дышло – в какую сторону захотят, в ту и повернут. И пока никто не может их остановить.

У нас на всех уровнях власти любят много и долго говорить о воспитании подрастающих поколений, о патриотизме, о духовных скрепах. О каком патриотизме, каких скрепах может идти  речь, если при попустительстве тех же властей на наших глазах ради сиюминутной прибыли идет безжалостное истребление нашей исторической памяти, разрушение нашей истории, которой мы всегда гордились, теми, кто прописался в чужих странах? Если мы своих детей превращаем в манкуртов, не помнящих родства?..

К сожалению, подобная история в городе и области – типичный случай. Столкнувшись с подобной наглостью, людям приходится смиряться либо платить и уходить в тень (под «крышу системы»). Либо, веря в справедливость и законность, –  бороться. Все  ответы от ОВД, прокуратуры, надзорных органов, властных структур, судебных органов, министров (а переписка за 3 года – богатая) убеждают меня, что сложившаяся система – изворотлива, и закон для нее – что дышло. У нее слово «справедливость» вызывает усмешку. Для нее «законно» повреждение чужого имущества, снос исторического памятника под флагом реконструкции. Законно ведение нового  строительства, попирающего существующие нормы, неисполнение решения суда и судебных приставов. И большинство людей вынуждено смириться с этим правовым беспределом в ожидании, когда же президент поручит разобраться с беззаконием.

Моя позиция – продолжать отстаивать справедливость с тем, чтобы существующая система не превратила наш Опорный край в атомный реактор, а наших внуков – в рабов системы.

— Игорь Зятев