Путин и реформа местного самоуправления. Чем грозит создание единой вертикали власти

Обеспечить единство всех уровней публичной власти — обтекаемая формулировка, за которой скрывается реформа местного самоуправления. В Красногорске на недавнем заседании с членами правительства и губернаторами президент Владимир Путин обозначил общую задачу — устранить несогласованность между регионами и муниципалитетами. Глав муниципалитетов и сел, городских и поселковых депутатов сделают более зависимыми от региональной власти. Органы местного самоуправления из института гражданского общества станут государственной структурой.

Президент сказал, что централизация публичной власти не отменяет гарантию самостоятельности местного управления. Объясняется такой шаг национальными целями, решение большей части которых будет проходить на муниципальном уровне власти. Это строительство и ремонт дорог, освещение улиц, уборка придомовых территорий, благоустройство, а также модернизация первичного звена здравоохранения и общего образования. Со слов главы государства, такое соподчинение должно пойти на пользу людям, потому что муниципалитеты станут более эффективны: “Будут обеспечивать такие условия для каждого муниципалитета в России, чтобы он мог работать эффективно, с максимальной пользой для людей и активно включаться в достижение национальных целей развития как надёжное, а не какое-то слабое или инертное звено во всей системе власти”.

В пакете конституционных поправок, внесённых президентом Путиным в Госдуму, как раз содержится это предложение о включении органов местного самоуправления в единую систему публичной власти. Юридически речь о соответствующем дополнении ст.132 Конституции РФ “для наиболее эффективного решения задач в интересах населения, проживающего на соответствующей территории”. Тут же вводится запрет на ограничение прав муниципалитетов, установленных Конституцией РФ и федеральными законами. За эти изменения уже проголосовало 432 депутата — воздержавшихся и выступающих против не было. Теперь до 14 февраля ко всему массиву предложенных президентом конституционных дополнений собирают поправки, но кардинальных изменений по сути предлагаемых реформ никто не ожидает. Вопрос с единой публичной властью можно считать решенным.

Нельзя назвать реформу местного самоуправления неожиданной. Путин еще в октябре на встрече с экс-премьером Дмитрием Медведевым говорил о регулярных проблемах во взаимодействии государственного уровня с муниципальным: “Вот на этом стыке у нас постоянно происходят какие‑то сложности, поскольку уровень государственного управления – и федеральный, и региональный – часто или делает вид, что его это не касается или касается во вторую, в третью очередь, а муниципальный уровень всё время ссылается на отсутствие необходимых ресурсов и компетенций”. Медведев тогда пообещал подготовить меры по совершенствованию законодательства.

К этому же вопросу государственный лидер возвращался в ноябре на заседании Совета по русскому языку, где с его слов оторванность государства от муниципального уровня стала причиной проблем в первичном звене здравоохранения и образовании. За неделю до Нового года на встрече с руководителями палат парламента Путин озвучил необходимость создать единую систему публичной власти, “не ущемляя интересов и прав муниципальных образований”. После всей этой подготовительной работы о создании единой системы власти было сказано в ежегодном президентском послании.

Пока поправки окончательно не утверждены Госдумой и Совфедом, муниципальное самоуправление продолжает оставаться полностью самостоятельной властью, которая не имеет отношения к государственной системе. Однако скоро мэры, главы муниципальных образований и сельских поселений будут встроены в вертикаль власти.

Оппозиционеры не рады таким изменениям, потому что это может привести к отмене прямых выборов городских глав. Заместитель председателя Московского областного отделения партии «Яблоко» Ильдар Фасеев полагает, что после «конституционных» поправок могут последовать изменения в ФЗ-131 в части прямого назначения и увольнения руководителей местных администраций губернаторами (либо прямо в самом законе, либо через региональное законодательство). Так у градоначальников не будет ответственности перед горожанами, потому что его выбирают не народ, а губернатор. 

«Собственно и в настоящее время всё это осуществляется губернаторами, только неформальными методами, через назначение по конкурсам, а увольнение через угрозы и уголовные преследования непокорных», — написал Фасеев в Facebook.

В Подмосковье глав муниципалитетов уже не выбирают. Прямые выборы здесь отменили по инициативе губернатора Московской области Андрея Воробьёва в мае 2016 года. Главу городского округа выбирает Совет депутатов из числа кандидатур, которые представит специальная конкурсная комиссия. Половину состава комиссии выдвигают депутаты округа, другую половину — губернатор. Часто депутаты просто не могут отказать руководителю региона. Другое неприятное последствие из возможных — международный скандал. После воссоединения России с Крымом,  только  в июне 2019 года российской делегации удалось вернуться к работе в Парламентской ассамблее Совета Европы (ПАСЕ). Наша страна вновь стала полноправным членом, обладающим всем набором и объемом полномочий. В 1998 году Россия подписала и ратифицировала Европейскую хартию местного самоуправления, согласно которой любой административный контроль за местной властью может осуществляться только в порядке и в случаях, предусмотренных Конституцией или законом (ст.8). Причем осуществляемый вышестоящими органами власти контроль допустим, если речь идет об оценке целесообразности действий в отношении задач, выполнение которых поручено органам местного самоуправления. Если у нас не получится убедить Европу в соблюдении демократических принципов и сохранении независимости органов самоуправления, то это может обернуться новыми санкциями от европейских партнёров.