Ямало-Ненецкий автономный округ занимает особое место среди арктических территорий России как регион, где сохраняются традиционные промыслы коренных малочисленных народов Севера. Но теперь он находится под угрозой.

Ямал – это единственный регион Крайнего Севера России, где коренное население сохранило традиционный кочевой образ жизни. Эта территория является домом для более чем 15 тысяч человек, 10 тысяч из которых – ненецкие оленеводы. ЯНАО занимает позицию мирового лидера в оленеводстве: местным хозяйствам принадлежит больше 700 тысяч этих животных, в то время как их общее поголовье в мире оценивается примерно в 2,5 миллиона. На Ямале ежегодно заготавливают около 2,5 тонн мяса оленя, которое экспортируют по всему миру. Однако, несмотря на всю важность оленеводства для региона, чиновники своими действиями, можно сказать, уничтожают его.

Поддержка только на словах?

Проблему закрепления оленьих пастбищ за хозяйством сегодня приходится решать одному из старейших оленеводческих хозяйств ЯНАО, совхозу «Верхне-Пуровский». В прошлом году предприятию исполнилось 85 лет. С момента своего основания совхоз занимался развитием традиционной хозяйственной деятельности коренных малочисленных народов Севера: оленеводством, рыболовством, сбором ягод, охотпромыслом. На протяжении этого времени около 5 миллионов гектаров земли для выпаса животных были закреплены за предприятием и находились в бесплатном бессрочном пользовании. За последние 10-15 лет свыше 600 тысяч гектаров оленьих пастбищ было передано предприятиям топливно-энергетического комплекса для освоения месторождений.

К 2020 году поголовье оленей предприятия достигло 6 324 оленей, с учётом приплода – 8 871 головы. При этом вместе с совхозными оленями выпасают 3 674 головы, которые принадлежат оленеводам предприятия. Предприятие проводит зоотехнические, ветеринарные мероприятия и подкормку в зимний период для всего поголовья, включая частное.

После распада Советского Союза совхоз заключил с местным лесхозом договор безвозмездной аренды на 25 лет. В связи с изменениями в законодательстве в Лесном кодексе, функции лесхоза перешли Департаменту природно-ресурсного регулирования, лесных отношений и развития нефтегазового комплекса ЯНАО, который отказывал в 2008 году в продлении либо заключении нового договора аренды. В 2009 году суд встал на защиту совхоза и обязал департамент заключить с предприятием договор аренды земель лесного фонда. Срок аренды совхоз запрашивал долгосрочный, как и для предприятий ТЭК, но департамент привязал срок договора к сроку действия лесохозяйственного регламента – это 10 лет. Это очень небольшой срок, если говорить об оленеводстве. Оленьи пастбища восстанавливаются долго, поскольку ягель растёт медленно – всего на несколько миллиметров в год. Если олени съедают на пастбище весь ягель, для восстановления кормовой базы может потребоваться несколько десятилетий.

В марте 2019 года действие договора закончилось, и чиновники, используя законодательные лазейки, отказывают его продлевать. В конце декабря 2019 года совхоз попросил департамент заключить соглашение о безвозмездном пользовании оленьих пастбищ – в прежних внешних границах – сроком на 49 лет. Департамент отказал, несмотря на законность просьбы.

Вся территория Пуровского района ЯНАО, где находятся пастбища совхоза, имеют статус особо охраняемой территории, на которой разрешена традиционная хозяйственная деятельность коренных малочисленных народов России – оленеводство, рыболовство, охота, сбор лесных ягод. Совхоз «Верхне-Пуровский» как субъект традиционного природопользования имеет законное право безвозмездного пользования выделенными территориями для выпаса животных. Однако Департамент природно-ресурсного регулирования, лесных отношений и развития нефтегазового комплекса ЯНАО раз за разом отказывается предоставить совхозу земли лесного фонда в прежних границах, вынуждая руководство совхоза обращаться в суды и другие инстанции.

В мае 2020 года департамент направил в Арбитражный суд ЯНАО иск с требованием обязать совхоз вернуть на баланс ведомства пастбища площадью 4 393 гектара. То есть полностью освободить эти земли от выпасающих оленей и хозяйственных построек совхоза, что привело бы к уничтожению предприятия и массовому сокращению его работников, большинство которых – представители коренных малочисленных народов Севера.

Предвидя непредсказуемые последствия решения чиновников, руководство совхоза решило встречно обратиться в суд. Сначала в один, потом в другой. Никаких значимых результатов это не дало – суды оставили решения Департамента природно-ресурсного регулирования почти без изменений. Пришлось просить помощи у властей региона, однако в администрации губернатора ЯНАО тоже не смогли повлиять на эту ситуацию. Тогда на общем собрании коллектив предприятия решил написать письмо главе государства как гаранту Конституции. Но и это ничего не изменило: чиновники департамента всеми силами продолжают препятствовать совхозу в получении земли.

Чем опасно решение чиновников?

Все оленьи пастбища расположены поблизости от объектов топливно-энергетических компаний. Пока эти земли были в аренде у совхоза, предприятиям ТЭК приходилось согласовывать с оленеводами каждый свой шаг – строительство дороги, вышки или трубы – ещё на стадии проектирования. Они вносили корректировки в проектные документации с учётом маршрутов каслания оленей, проектировали оленьи переходы, компенсаторы, переезды для транспорта. Совхоз в свою очередь заблаговременно планировал маршруты каслания оленей, определял наиболее благоприятное месторасположение оленеводческих бригад. ТЭК помогал перевозить корма, поставлял совхозу горюче-смазочные материалы, выделял деньги, на которые содержали пушно-меховую мастерскую и единственную на Ямале соболиную ферму.

Поскольку с марта 2019 года совхоз утратил законные основания на выпас оленей, согласовывать с оленеводами местоположения и строительство промышленных объектов перестали. Поэтому в связи с освоением новых месторождений бригадам предприятия приходится в срочном порядке изменять маршрут каслания оленей. Магистральные нефте- и газопроводы – это опасные производственные объекты. Их несогласованное строительство и эксплуатация вынудит оленеводов покидать освоенные пастбища, заставит экстренно искать новые места выпаса. При этом многие олени, подчиняясь природным инстинктам, будут возвращаться на привычные пастбища, в пути погибая и страдая от рук браконьеров. Таким образом оленеводство на обширной территории может быть полностью уничтожено.

Почему исчезновение этого промысла угрожает людям?

Традиционно оленеводство рассматривается как необходимое условие для сохранения культуры коренных и малочисленных народов Севера. Их язык состоит по большей части из профессионального жаргона оленеводов, охотников и рыболовов. Не станет оленеводства или других привычных промыслов – постепенно утратит смысл язык, разрушится уклад жизни, затем забудется культура и народ просто смешается с другими народами. Возрождать оленеводство станет некому.

Показательная история произошла с совхозом «Приполярный» в Красноселькупском районе. Предприятие содержало большое поголовье оленей, сравнимое с поголовьем «Верхне-Пуровского». Но из-за проблем в оленеводческой отрасли стадо пришлось полностью сократить. Сейчас поголовье пытаются восстановить с помощью окружных программ, в совхоз «Приполярный» завезли оленей, но выпасать их уже некому. Опыт и навыки оленеводов накапливались веками, передавались от отца к сыну, от старшего брата к младшему. Но из-за сокращения поголовья оленей поколение опытных оленеводов ушло, не передав свой бесценный опыт новому поколению. Молодёжь переселилась в поселки и потеряла связь с истоками. Дети оленеводов уже не умеют строить нары, чум, обучать ездовых оленей, собак. Ведь для того, чтобы получить эти навыки, необходимо жить в тундре, находиться рядом с оленями, быть погружённым в быт коренного населения.

Совхоз «Верхне-Пуровский» не намерен мириться с исчезновением традиционных промыслов коренных малочисленных народов Севера. Предприятие хочет и в дальнейшем заниматься развитием сельского хозяйства, сохранять и увеличивать рабочие места, а вместе с тем культуру, традиции, уклад жизни и преемственность поколений.



http://mirziamov.ru