Почему история из Люберецкого суда важна для всех нас?

6 ноября 2020 года прошло второе судебное заседание по иску Валерия Блохина к АО «Шереметьево-Карго», о котором наше издание сообщало ранее. Краткая предыстория дела такова: бывший оперуполномоченный Валерий Блохин, со скандалом уволенный из органов правопорядка, постоянно попадает в неприятные истории, его фамилия тем или иным образом фигурирует в разных криминальных историях. Несмотря на это, опытному экс-милиционеру каждый раз удается выйти сухим из воды. Давайте разберемся почему.

Устроившись на работу в грузовой терминал АО «Шереметьево-Карго» под видом несчастного борца за правду, Блохин вскоре стал фигурантом очередного скандала – его товарищи попались на массовых поджогах имущества работников терминала, сам же он прошёл по делу как свидетель. И вот, спустя семь лет после историй с поджогами, Блохин направил в суд заявление о том, что бывший работодатель АО «Шереметьево-Карго» якобы заняло у него десять миллионов рублей.

Эта история выглядела очень странно с самого начала. Не говоря уже об абсурдности иска – успешное предприятие берет в долг у бывшего сотрудника. Юристам в глаза сразу бросилась явная странность в подписи генерального директора АО «Шереметьево-Карго». Две независимые экспертизы подтвердили факт подделки подписи, третья же показала, что подпись истца Блохина осуществлена именно им.

Серьезные вопросы вызвал тот факт, что такие «левые» документы требовали рассмотрения иска в конкретном суде – Люберецком. А юристы компании были удивлены, что в деле фигурируют сплошные копии этих самых документов, что, однако, не стало препятствием к принятию дела в производство.

На второе заседание истец не явился, как, впрочем, и на первое. Впоследствиии судья Е.Г. Аксенова вынесла определение о прекращении производства по иску Валерия Блохина. Причина очень проста: в суд от истца пришло письмо, в котором Блохин сообщил, что долг ему якобы вернули. И претензий никаких он больше не имеет.

Важно понимать, что ответчик ничего не платил, при этом именно добровольным платежом истец обосновывает отказ от иска.

«При отказе истца от иска… суд выносит определение, которым одновременно прекращается производство по делу». Ну и в заключении просто прекратить дело по иску. Простите и все?

Где новости о возбуждении уголовного дела? Тут, извините, даже не специалисту видно, что требуется тщательная проверка со стороны правоохранительных органов на предмет возможного мошенничества. И, вероятно, организационные выводы в области работы нашей судебной системы, чтобы исключить возможность попадания таких исков в суд втайне от ничего не подозревающего ответчика.

А получается хорошая схема. Попробовал, не получилось. Нестрашно, можно прекратить дело и забыть обо всем. А завтра подделать подпись на еще одном договоре, теперь уже не на десять, а на пятьдесят миллионов. Или на сто. Направить еще в какой-нибудь суд, может даже в далеком регионе, авось информация не дойдет. Предоставить копии, дождаться результата. Потом пристав на основании решения суда наложит взыскание на опешившего «ответчика», который только в этот момент узнает о каком-то иске, ну а там ищи ветра в поле.

По сути, это прекрасная готовая комбинация, которую подвела некоторая несостыковка в деталях. Выше уже говорилось, что в подделанных документах говорилось о необходимости рассмотрения всех споров именно в Люберецком суде. Но вот деталь еще важнее – адрес офиса АО «Шереметьево-Карго» указан неверно! Якобы АО «Шереметьево-Карго» владеет офисом в Котельниках. Абсурд, конечно, грузовой терминал, обрабатывающий груз с воздушных судов в «Шереметьево», разместился в Котельниках. Может поэтому служащие суда и направили иск в том числе непосредственно по юридическому адресу, в аэропорт. Неужели эта деталь «запорола» всю схему?

По сути, мы случайно стали свидетелями схемы, которая угрожает любому из нас. Подделывай подпись, подделывай договор о займе, акты приема денег, а главное, соглашение о рассмотрении именно в том суде, который готов принять у тебя копии документов и не задавать лишних вопросов. Если повезет, получишь на руки судебный акт о том, что тебе должны много денег, а ответчик об этом и не узнает (ведь его «адрес» тоже укажешь ты!). Ровно до момента ареста денежных средств. Ну а дальше, пока суд да дело, можно хоть за границу, хоть куда.

Хочется верить, что прекращение производства по иску Блохина, это лишь формальность, а на самом деле уполномоченные органы уже вовсю занимаются этим странным делом. Это как раз та ситуация, когда Фемиде нужно отреагировать быстро и открыто, вот, мол, уважаемые граждане, смотрите, подобные схемы не пройдут, будут пресечены, а виновные наказаны по всей строгости закона.

И еще одна важная деталь: ранее говорилось, что одной из целей истца могла быть попытка давления на руководство независимого грузового терминала, не желающего попадать в сферу влияния кипрских оффшоров. Попытка получилась весьма слабенькая и даже отчасти комичная, д успехом не завершилась, но разве это повод спускать дело на тормоза и ограничиваться решением о прекращении производства?

Фальсификация доказательств – уголовно наказуемое деяние. У Люберецкого суда на руках есть несколько экспертиз, доказывающих факт подделки подписи и печати юридического лица в исковом заявлении Валерия Блохина. Направил ли суд имеющуюся у него информацию в полицию?

Это дело нужно довести до конца, прежде всего, в интересах каждого из нас, граждан Российской Федерации. Налогоплательщики вправе задавать вопросы, какие меры приняты органами правопорядка для того, чтобы люди, подобные Валерию Блохину, не тревожили их покой своими «мутными» схемами.