Сегодня мы поговорим с основателем и генеральным директором компании «Малганис» Михаилом Мирошниченко.

Михаил, перед интервью мне сын сказал, что Малганис это что-то из компьютерной игры. Расскажите, пожалуйста, этимологию названия вашей компании.

Это один из натрезимов из он-лайн игры World of Warcraft. Проще говоря, один из боссов. Когда-то я увлекался компьютерными играми и мне сложно было победить этого героя. Вот так я увековечил его имя. (смеется).

Сейчас Вас связывает что-то с киберспортом?

Я организовывал несколько турниров по компьютерным играм в Москве и Киеве, но сейчас этим больше не занимаюсь. Тогда казалось, что за этим будущее, но, оказалось, что это, помните, как в слабом звене? «Это всего лишь игра». Оффлайновые базовые потребности людей оказались сильнее, и я там, где спрос.

Насколько мне известно, сейчас Вы занимаетесь портфельными инвестициями в производные финансовые инструменты. Какие там преимущества?

Основное преимущества портфельных инвестиций — это ликвидность. Рассмотрим на примере ETF. Классический биржевой фонд представляет собой производный инструмент — контракт, стоимость которого основана на совокупной цене набора определенных акций или облигаций. Этот контракт продается на бирже, и поэтому обладает ценой торгов, но он также имеет реальную ценность, которую можно рассчитать. Реальная стоимость ETF очень хорошо определена и прозрачна, а его цена должна довольно точно отражать это значение.

Не так давно, начались споры на тему «ETF: дериватив или нет?». Поможете нам разобраться в этом вопросе?

Если кратко, то на практике ETF (биржевые фонды) не имеют признаков дериватива или производного финансового инструмента.

В качестве доказательной базы представленному утверждению можно привести экономический кризис 2008 года, когда многие эксперты основной его причиной считали использование деривативов и элементов финансового инжиниринга, утверждая, что именно использование компьютерных моделей и статистических инструментов породило искажение общей экономической ситуации. В результате большинство инвесторов с целью снижения собственных рисков было вынуждено отказаться от использования производных ценных бумаг и иных современных финансовых продуктов.

В целом, можно сказать, что ETF не относятся к инвестиционным площадкам, торгующим деривативами. Однако все же косвенные признаки такой торговли наблюдаются на фондах прямых инвестиций и взаимных фондах.

Михаил, как Вы считаете, из-за чего же произошло такое недопонимание?

К примеру, биржевые опционы действительно являются деривативами, поскольку их стоимость обусловлена размещенными акциями публичных компаний.

В свою очередь, акционерные инвестиционные фонды по своей сути очень похожи на паевые фонды поскольку весь доход от продаж акций в результате торгов идет в пользу акционеров. Так, купивший в таком фонде пакет акций инвестор, приобретает активы, стоимость которых обусловлена Уставом Акционерного общества, а не конкретными договорами, в которых эти активы задействованы.

Подобные доводы указывают на то, что ETFы не имеют признаков деривативов и не могут быть расценены как таковые.

Несмотря на то, что ETFы не могут расцениваться как деривативы, есть ли в этом правиле исключения?

Рынок фондовых деривативов отличается от обычных ETFов тем, что его инвестиционный портфель представлен только в виде производных ценных бумаг или деривативов.

Еще одной разновидностью рынка фондовых деривативов являются взаимные инвестиционные фонды, специализирующиеся на продаже менее прибыльных активов.

Многие из них руководствуются тем, что стоимость размещаемых активов в ближайшее время будет либо умеренно расти, либо наступит «горячий сезон продаж».

И напоследок расскажите нашим читателям, есть ли будущее у российского фондового рынка?

Будущее есть у всех! Вот каким оно будет, покажет время. Пока все идет к тому, что Россия становится неотъемлемой частью мировой финансовой системы, хоть и не локомотивной ее частью.