От дешевого импортного мяса страдают российские фермеры

В 2022 году по предложению Минсельхоза в страну разрешено ввезти 200 тыс. тонн замороженной говядины по нулевой пошлине вместо обычных 15%

Мера была введена для стабилизации цен на говядину.

По мнению члена ПАРТИИ ДЕЛА, председателя Ассоциации крестьянских (фермерских) хозяйств и сельхозкооперативов Калужской области Бабкена Испиряна, нет необходимости в дешевом импортном мясе:

«Это просто такой способ надавить на производителя, с которого и так нечего взять. Если у нас в принципе переработчики так устроены на сегодняшний день, то что можно с этим поделать? Решение правительства завезти эти 200 тыс. тонн не приведет к снижению цены на рынке, дешевой говядины все равно не будет из-за того, что это мясо привезли, но производителей подсадить можно очень прилично».

От беспошлинного импорта в РФ до конца этого года 200 тыс. тонн говядины выиграли мясопереработчики, но это негативно отразилось на бизнесе российских фермеров. Они не могут конкурировать по цене с поставщиками сырья из-за границы, которое как минимум на 25% дешевле, и практически прекратили продажи скота на убой. Фермеры не готовы снижать цены из-за увеличившихся затрат, в том числе на корма.

Укрепление рубля существенно повысило рентабельность импорта, поэтому его поставки могут в дальнейшем вырасти. В обозримом будущем, предупреждают участники рынка, сложившаяся ситуация может вынудить многие хозяйства отказаться от выращивания крупного рогатого скота, что приведет к увеличению зависимости внутреннего рынка от импорта мяса.

По мнению Испиряна, уже достаточно давно держать коров стало не выгодно, так как закупочные цены на говядину у мелких производителей не менялись последние три года. Также не верит он тому, что импортное мясо оказалось дешевле отечественного:

«Даже, если импортная говядина подешевела, то вопрос логистики усложняет ситуацию. Основные места, откуда ее привозили – это Аргентина, Бразилия, Австралия. Сейчас проблемы с морскими контейнерными перевозками замороженного мяса. Поэтому здесь есть некоторое лукавство со стороны переработчиков. Проблема большая, и так просто она не решается. Конечно, хотелось бы, чтобы рубль не был бы таким сильным, каким он неожиданно стал. Но, наверное, это к говядине меньше всего относится. Просто, действительно, давно ее не очень выгодно стало выращивать. Есть закупочная цена мяса, есть цена продукта готового и есть цена в магазине на полке. Мелкий производитель самый беззащитный во всей этой цепочке, по большому счету все делается за его счет. Ему не остается другого выхода кроме прекращения своей деятельности».

По оценкам Национального союза свиноводов, производство в стране говядины с января по июнь выросло меньше других основных видов мяса — всего на 0,1%, до 1,112 млн тонн.

По словам Испиряна, переработка мяса в стране находится в руках крупнейших производителей, которые предлагают низкие закупочные цены, желая покрыть свои затраты на закупку оборудования и кредиты:

«Пока были молочные коровы, это более-менее как-то балансировалось. На сегодняшний день этого нет. У нас увеличиваются надои молока, продуктивность коров растет, но общее количество коров у нас в стране сокращается. В предыдущие годы значимую часть говядины, которая у нас в стране производилась, составляла говядина из молочных коров и бычков молочных пород. Этот источник постепенно иссякает».

Бабкен Испирян говорит, что в результате монополизации рынка свинины и курицы в стране 90% данного вида мяса производится парой десятков компаний, которые создали крупные предприятия с ограниченным штатом сотрудников, обеспечивающих выпуск большого количества продукции. В сфере производства говядины это трудно выполнимо из-за длительного срока выращивания животных. У курицы 30-40 дней цикл выращивания, есть и более быстрые породы, у свинины – 4 месяца, есть тоже более быстрые варианты, а говядина – это полтора года.

«Крупные компании рынок выращивания коров целиком освоить не смогут. Все попытки, которые в этом плане предпринимались, на сегодняшний день пока неудачны, потому что мясо дешевое получается в условиях, когда животные пасутся и требуются минимальные расходы на рабочую силу и заготовку кормов. Если сравнить с той же курицей, то цикл производства говядины в 10 раз дольше. Если это мясной бычок, он полтора года до убоя растет. Если его сегодня начать выращивать, то какая цена будет через полтора года, никто не знает. Если нет долгосрочных договоренностей, а все строится на том, что открылся какой-то другой рынок и будем покупать там, ничего хорошего из этого не получится», – говорит Бабкен Юрьевич.

«Мне сложно представить ситуацию, когда какие-то европейские переработчики при росте курса евро относительно бразильского реала вдруг резко перестали покупать сырье у местных фермеров, потому что дешевле купить это мясо в Бразилии. Это невозможно, так как все там сбалансировано, есть определенная цена на долгие годы, есть понимание в момент начала выращивания животного, по какой примерно цене будут продажи. Все это зафиксировано контрактами», – продолжает эксперт.

По словам фермера, из-за длительного инвестиционного цикла производства говядины необходимо принятие мер для создания системы, которая позволит стабилизировать рынок и дать понимание цены реализации через полтора года:

«Если будет осознание, что есть цепочка производства – убой, переработка мяса и реализация в магазинах, то первому сегменту этой цепочки должна будет поступать справедливая стоимость. Может, это можно и через субсидии решить: когда цена падает, тогда идут какие-то доплаты. Но у нас такого опыта не было, чтобы государство успевало быстро и активно реагировать на такие вещи».

Сложившаяся ситуация может привести к снижению внутреннего производства, что чревато определенными рисками для отрасли в среднесрочной перспективе.