Основной закон, который устарел. Или нет? Разбираемся, какие поправки нужны в Конституцию

13 февраля 2020 года президент Владимир Путин провёл совещание рабочей группы по поправкам в Конституцию. Участники совещания высказали свои предложения по изменению Основного закона, ещё не представленные в Госдуму. Некоторые из идей, например запрет на отчуждение территорий России, оказались интересными и понравились президенту. Мы попросили спикеров нашего издания, членов Партии Дела прокомментировать идею изменения Конституции и предложить свои поправки.

Председатель Наблюдательного совета Института демографии, миграции и регионального развития, член Федерального Совета Партии Дела Юрий Крупнов:

– Безусловно, назрел колоссальный запрос на конституционные изменения и различного рода поправки. Существующая версия Основного закона отражает специфическую неолиберальную идеологию 1990-х годов, которая, конечно, не дает нашей стране никаких перспектив.

Поправки, предложенные президентом, интересны. Однако всё это отдельные «выстрелы», которые в целом ни во что не собираются. Их могла бы объединить государственная идеология, которая стала бы стержнем для трансформации Конституции и внесения поправок. Но её не предложили. Я думаю, что отсутствие идеологии не просто неправильно с технической точки зрения, но и опасно, потому что может дестабилизировать ситуацию в стране.

Идеология – это ключ ко всему. С другой стороны, фундамент жизнеспособности нашего государства – демографические поправки. Мы не должны идти на поводу у тех, кто предлагает «отменить» папу и маму. Мы должны в первую очередь подумать, как будут чувствовать себя многодетные семьи в России. Без них к концу столетия в стране останется половина от нынешнего населения. Поэтому многодетные семьи должны быть в абсолютном приоритете. Нужно принять федеральный закон о статусе многодетной семьи по аналогии с федеральными законами о статусе членов Совфеда и депутатов Госдумы.

Журналист, общественный и политический деятель, писатель-футуролог, член Федерального Совета Партии Дела Максим Калашников:

– Намерение внести поправки в Конституцию – это шулерский политтехнологический приём, который позволит власти сохранить имеющуюся в Российской Федерации порочную социально-экономическую систему, которая уже довела страну до очень опасного кризиса. Поправки не меняют курса ростовщической клептократической «элиты», которой выгодно оставить страну сырьевой периферией Запада и КНР.

Нынешняя Конституция была написана под диктовку американских советников. Она  сконструирована так, чтобы Российская Федерация стала полумёртвым сырьевым обрубком Советского Союза. Этот документ не соответствует нашим национальным потребностям и пресекает возможность активной промышленной политики, новой индустриализации и воссоединения русского народа, который в 1991 году разодрали по-живому.

Я думаю, голосовать за предложенные поправки не надо, а начинать работу над новой Конституцией необходимо с созыва Конституционного совещания. Во-вторых, нужно решительно сменить социально-экономический курс, поскольку в стране продолжается политика неолиберализма, монетаризма и настежь открытой экономики. Корни многих бед именно в этом. 

Экономист, председатель Комитета ТТП РФ по финансовым рынкам и кредитным организациям, член Генерального Совета Партии Дела Владимир Гамза:

– Совершенно понятно, что никто не выступит против идеи сделать некоторые социальные гарантии конституционными. Но я думаю, изменения в Конституции затеваются не ради этого, а ради изменения конструкции политической системы страны. И я согласен со многими поправками, которые предложены президентом. Например, с тем, чтобы дать муниципалитетам статус органов государственной власти и новые полномочия – нужно открыть им доступ к налогам с того бизнеса, который они развивают на своих территориях.

Поскольку я сторонник парламентской системы власти, меня устраивает предложение усилить роль Государственной Думы и уменьшить политическую власть президента. Мне импонирует американская система. Президент США имеет большие полномочия, но парламент всегда может остановить его действия, если они неразумны. Правильно и то, что надо усилить роль губернаторов и Госсовета, который сегодня выступает в качестве экспертного института.

В Конституции написано, что носителем власти в стране является российский народ. На мой взгляд, роль гражданского общества в политической системе нужно усилить. Например, продумать систему референдумов по наиболее серьезным вопросам, влияющим на все аспекты жизни народа. И не только в социальном аспекте. Думаю, что сверхкрупные национальные проекты не могут быть реализованы без референдума.

Философ, социолог, член Новосибирского регионального отделения Партии Дела Михаил Остроменский:

– Самые важные поправки – изменение статуса Госсовета и перераспределение властных полномочий. Социальные поправки никак не улучшают ни права граждан, ни условия их жизни. Нет никакого значения, записано ли в Конституции, что МРОТ не может быть ниже прожиточного минимума, потому что Минтруд может в любой момент уменьшить его размер. Именно это министерство и сделало на следующий день после того, как президент анонсировал изменение Конституции.

Таким образом, некоторые поправки – это сугубо популистские идеи, призванные отвлечь людей от изменений в политической системе и привлечь их на голосование. Кто проголосует против индексации пенсий и других социальных выплат (к слову, их размер уже регулируется российскими законами)? Никто.

Я не вижу необходимости изменения Конституции. Она написана для существующей структуры власти и подходит ей почти идеально.

Писатель, публицист, эксперт по геополитике, член Генерального Совета Партии Дела Андрей Паршев:

– Некоторые положения нынешней Конституции подвергались аргументированной критике с момента её принятия в 1990-е годы весьма активно. Основной претензией со стороны патриотической части общества была 15 статья Конституции, которая ставит положения международного законодательства выше российских и, по сути, лишает нашу страну суверенитета. В современном мире национальное государство – это высшая ценность. Для него нет международных органов, которые имели бы абсолютный авторитет. Поэтому у меня нет вопросов к поправке о приоритете Конституции над международным законодательством. Президент предложил расширить полномочия Госдумы и Совета Федерации. Трудно сказать, насколько эта система будет хороша, поскольку она содержит в себе зародыши конфликта между законодательной и исполнительной властью. К тому же это противоречит историческим традициям и принципу единоначалия: правительство в нашей стране назначал либо самодержец, либо руководящая партия. С принятием поправки ответственность за происходящее может оказаться размытой.