В  декабре 2011 года сменилось руководство Северо-Кавказского банка Сбербанка России. Что изменилось в работе крупнейшего финансово-кредитного учреждения региона за прошедший год, каким он станет в дальнейшем, насколько уверенно танцует «сбербанковский слон»? На эти и другие вопросы «Регионам России» отвечает председатель Северо-Кавказского банка Петр Колтыпин.

Петр Колтыпин, председатель Северо-Кавказского банка

– Петр Николаевич, руководителя, проработавшего на новой должности определенный срок, обычно спрашивают о том, насколько реальность соответствует его ожиданиям. Вы не новичок в Северо-Кавказском банке. Тем не менее,  что  поменялось в Вашем восприятии банка? Чего удалось добиться?

– Изменения в восприятии, прежде всего, качественные. Позиция руководителя – это другой уровень понимания бизнеса. Полнее чувствуешь масштаб, сложность и глубину процессов, даже если раньше так или иначе занимался локальными задачами. А еще – лучше узнаешь людей, с которыми работаешь, чем они живут, что их волнует. В конечном итоге любой результат зависит от команды.

Я регулярно встречаюсь с сотрудниками в отделениях, ежеквартально провожу видеоконференции с коллективом, и коллеги часто задают мне вопрос о будущем. Не будем ли мы присоединены к другому территориальному банку? Подобный прецедент в системе Сбербанка есть. А ответ здесь только один. Право на самостоятельность, способность сравнительно небольшого банка быть эффективным, необходимо постоянно доказывать делом. И то, что Северо-Кавказский банк  нашел новые драйверы внутреннего роста, я считаю нашим главным достижением.

В этом году мы практически полностью выполнили стратегию развития Сбербанка, рассчитанную до 2014 года. Реализовали кардинальные преобразования в бизнес-процессах, продуктах, IТ-платформе, системе подготовки и мотивации персонала. От банка в классическом понимании этого слова – продавца финансовых услуг, мы уверенно движемся к сервисной компании. И именно на этом поле конкурируем и зарабатываем. Северо-Кавказский банк входит в группу лидеров системы по выполнению бизнес-плана, качественных индикаторов работы с клиентами и количественных показателей динамики прибыли.

На сегодняшний день мы заработали в 3,2 раза больше, чем за аналогичный период прошлого года. Львиная доля прибыли идет на модернизацию банка, внедрение новых продуктов, технологий, форматов обслуживания. Еще один значимый результат этого года – объем ресурсов, размещенных банком в регионе, превысил объем привлеченных денежных потоков.

– Что это означает?

– То, что деньги из региона не уходят, а работают здесь. Северо-Кавказский банк практически все аккумулируемые свободные средства населения и корпоративных клиентов инвестирует в реальную экономику и социальную сферу, и даже больше. Часть ресурсов мы заняли в системе Сбербанка, где возможно такое перераспределение финансовых потоков. Наш совокупный кредитный портфель превысил 182 млрд рублей.

– Вы говорите об эффективности банка. Она достигнута, в том числе, и за счет оптимизации управленческого аппарата отделений, закрытия и перемещения офисов?

–  Вопрос с подтекстом. Задача реорганизации состоит не столько в экономии денег, сколько в повышении эффективности взаимодействия подразделений. Организационная структура должна соответствовать задачам развития банка, бизнес-концепции, в основе которой клиентоориентированность. От этой «печки» мы и танцуем. И если за последний год продукты и услуги Сбербанка стали для клиентов проще и доступнее, их  потребительские характеристики улучшились, то сам бизнес Сбербанка потребовал модернизации системы управления.

Действительно, в 2012 году мы провели административно-территориальную реформу Северо-Кавказского банка, перешли на структуру «один субъект – один баланс». Самая сложная задача стояла по Ставропольскому головному отделению, в состав которого вошли отделения на правах управлений: по Ставрополю, Изобильненское, Буденновское, Пятигорское, Петровское, Невинномысское, Георгиевское отделения.

 Уверен, что выстраиваемая сегодня организационная структура со временем тоже будет меняться. Переформатирование филиалов, пожалуй, – самая видимая часть нашей модернизации. И обходится она нам, если уж говорить об экономии, недешево. Только в этом году затраты составят порядка 1,7 млрд руб., но положительные результаты уже сейчас очевидны. Уменьшаются очереди, сервис становится качественнее, увеличиваются объемы бизнеса.

Важно то, что мы не просто проводим реконструкцию подразделений, закрываем одни офисы и открываем другие, как было раньше. Сегодня мы, используя методики геомаркетинга, фактически строим новую сеть в соответствии с потребностями клиентов и потенциалом развития банковского рынка на каждой территории.

– Вы значительно поменяли команду?

– Ровно настолько, чтобы придать банку новую динамику. Сбербанк растет, постоянно меняется, на каждом этапе его развития приходят новые люди, и в искусственных кадровых революциях нет необходимости. Карьерные лифты работают на всех уровнях, как по вертикали, так и по горизонтали, и у каждого есть шанс проявить себя. Сегодня в аппарате банка работают немало эффективных управленцев, выросших в наших отделениях и знающих местную специфику, но есть и коллеги с опытом работы в других территориальных банках системы, а также из смежных сфер.

– Легко ли сегодня устроиться на работу в Сбербанк?

– Современно мыслящему, образованному, энергичному человеку, готовому много и серьезно работать, нацеленному на результат, – легко. Так же, как и тем, кто только начинает профессиональную карьеру, ищет драйва, стремится стать, что называется, self-made man. Корпоративная культура Сбербанка позволяет раскрыться молодым талантам.

Что касается механизма приема на работу, то сейчас во всех региональных структурах банка введен единый стандарт подбора персонала. Месяц назад Сбербанк России на своем сайте запустил кадровый интернет-портал. Зарегистрировавшись на этом ресурсе, вы не тратите время на поиск вакансии, а формируете ее сами. Для этого необходимо заполнить анкету, пройти деловую игру, навигационные тесты и система сама выдаст вам запрос на интересующую позицию в нужном регионе страны.

– Вы не раз заявляли, что в региональной политике делаете ставку на форсированное развитие банка в республиках Северного Кавказа. В этом сложном регионе с очень специфичной экономикой  даже мощные и влиятельные структуры пока что не добились больших успехов. Риски серьезные. Нет опасений, что у вас не получится?

– Разумный риск – часть нашей профессии. Идеального места и времени для бизнеса не бывает в принципе. Объединенный Северо-Кавказский банк работает уже 12 лет, и о сложности региона мы знаем лучше, чем кто-либо еще. Мы живем здесь, тут наши семьи, родственники, друзья, и мы непосредственно заинтересованы в том, чтобы все получилось и жизнь на Северном Кавказе стала стабильнее и благополучнее. Для нас это не гипотетические идеи.

А в том, что у всех субъектов, где представлен банк, огромный неиспользованный экономический потенциал, сомневаться не приходится. Например, в этом году динамика корпоративного кредитования в ряде республик выше, чем на Ставрополье. Так в КЧР кредитный портфель банка с начала года вырос на 28%, в Калмыкии – на 16%, в Ингушетии – на 113%.

К тому же мы и сами стараемся создавать условия для роста бизнеса наших настоящих и будущих клиентов. И многие последние разработки Сбербанка нацелены именно на развитие предпринимательства, позитивного инвестиционного климата. В их числе могу назвать максимально адаптированные кредитные схемы – кредиты «Доверие» для продвинутых предпринимателей и «Бизнес-старт» для новичков. Недавно запущен интерактивный проект «Деловая среда» – помощник для бизнесмена в различных деловых аспектах, начиная с законодательного оформления  компании и заканчивая стратегией успешного развития собственного дела.

– Зачастую от инвестиционных намерений до их реализации – «дистанция огромного размера». Что бы могло ее сократить?

– Координирующая деятельность государственных институтов, способных синхронизировать региональную инвестиционную политику с отраслевыми федеральными целевыми программами, планами развития субъектов. Также «дистанцию» может сократить единая система поддержки инвестиционных решений, которая необходима как большому, так и малому бизнесу.

Не случайно Северо-Кавказский банк в своей деятельности делает акцент на работу с гарантийными фондами стимулирования бизнеса, совместные с органами власти социальные программы. Так, в конце октября мы подписали соглашение с правительством края о субсидировании процентных ставок участников краевой программы льготной ипотеки для молодых семей – получателей материнского капитала. Намерены участвовать в аналогичных проектах в Кабардино-Балкарии и Ингушетии.

– Вы движетесь на Кавказ, а Сбербанк в целом – в Европу и Азию. В нынешнем году он купил Volksbank, DenizBank. Неужели в России все задачи развития банка решены?

– Нет, конечно. Но реалии сегодняшней экономики таковы, что корпорация, не способная конкурировать на международном рынке, не будет успешной и в национальных рамках. Вы знаете, что в России работают довольно сильные зарубежные финансовые институты. Чтобы победить в конкурентной борьбе, мало быть просто большим. Сбербанк видит себя одним из лучших банков, работающих по высоким мировым стандартам и на внутреннем, и на внешнем рынке.

– Клиентоориентированность – сегодня краеугольный камень банковского бизнеса. А завтра? Как вы думаете, в каком направлении будет развиваться банковская система?

 –  И завтра, как и сегодня, главным останется клиент. Правда, уже с другими потребностями. Люди хотят видеть в банке не финансовую глыбу,  диктатора, а друга и партнера, причем удобного, ненавязчивого. С одной стороны, идет миграция массовых банковских продуктов – вкладов, платежей, переводов, в мобильные приложения, телефон, интернет, что очень удобно. Причем, эта сфера высоких технологий постоянно усовершенствуется, что позволяет выходить на банковский рынок небанковским игрокам, тем же сотовым операторам.

 А с другой стороны, стационарный офисный банк тоже пока не исчезает. Но все чаще он становится местом комфортного общения деловых партнеров, встречи друзей, попутно решающих финансовые вопросы. Эти контуры будущего вы можете видеть и в Сбербанке.

Так, наши клиенты уже открывают депозиты дистанционно и под более высокую процентную ставку – через интернет-сервис «Сбербанк ОнЛ@йн». Список организаций, услуги которых можно оплачивать, не выходя из дома, превышает две тысячи наименований. Есть специализированные ипотечные центры. Активно развиваем Private Banking – форматы обслуживания высокодоходных клиентов и VIP.

Сейчас мы готовим предложения в новую Стратегию корпоративного развития банка до 2019 года. Уверен, что все лучшее, что будет появляться на рынке, наши клиенты обязательно получат.

– Помнится, несколько лет назад Герман Греф обещал научить сбербанковского слона танцевать. На ваш взгляд, насколько успешной оказалась дрессировка? 

–  До классического балета нам еще далеко, а вот барыню с лезгинкой – пожалуйста. Шучу конечно. Если серьезно, то мы заметно прибавили в качестве сервиса, что подтверждают независимые эксперты и клиенты. А наш Северо-Кавказский банк по последним замерам находится в группе лидеров системы. Так что мы еще не профессиональные танцоры, но уже хорошие ученики.