Сергей Писарев: Когда обижают русских детей, государство обязано не «вторую щеку подставлять», а бить по морде того, кто это делает!

20 декабря прошла Большая пресс-конференция Президента РФ с российскими СМИ. Многие аналитики отметили, что вопрос об усыновлении американцами русских детей оказался самым популярным. Разделяющий позицию Президента сопредседатель Екатеринбургского отделения ВРНС Сергей Писарев прокомментировал изданию «Регионы России» ситуацию вокруг иностранного усыновления русских детей:

– Прежде всего, я бы хотел высказаться с точки зрения человека, который в какой-то степени связан с родительскими организациями. Наш Фонд [Благотворительный фонд «Русский предприниматель» – ред.] сотрудничает с детскими домами, мы помогаем им и знаем, что там происходит. То есть, мы изнутри знаем ситуацию с усыновлением русских детей.

Первое, что хотелось бы сказать, – безусловно, я поддерживаю решение Президента. Я согласен со всеми его аргументами, что кроме США и другие страны «усыновляют» наших ребят, что нельзя подставлять вторую щеку, когда по одной бьют.

Я бы добавил, что президент не совсем прав, если это «битье» рассматривать относительно личности человека, в Библии об этом говорится. Когда кого-то лично обижают, он должен проявлять смирение и подставлять вторую щеку. Но когда обижают, оскорбляют Россию, нападают на ее детей, нигде не сказано, что нужно вторую щеку подставлять! Мало того, государство обязано не «вторую щеку подставлять», а бить по морде того, кто это делает! Ничего подставлять не нужно, потому что оскорбили не Владимира Владимировича лично, а оскорбили страну и обижают наших детей.

– Значит, Путин – хороший христианин, когда говорит, что «…если нас шлепнули, надо ответить, а то нас так и будут шлепать»?

– Путин в данном случае использовал некорректный аргумент – с точки зрения христианина, которого обидели лично. Но говорил он как христианин, который является служителем государства. Он, может, выразился не совсем гладко, но поступает он правильно.

Я бы добавил к его аргументам еще ряд аргументов, о которых нужно особо поговорить. Первое. Если уж мы заговорили о том, что у нас демографические проблемы – в Послании Президента об этом сказано, и все об этом знают, что страна вымирает,  – по меньшей мере, странно отправлять ежегодно почти сто тысяч детей за границу. С одной стороны, мы ищем, как бы, где бы детей найти у нас в стране, а с другой стороны, мы наших детей отправляем за границу. Нелогично.

Второе. Дело в том, что так называемое «усыновление» – это часто, по сути, продажа детей за границу. Здесь крутятся очень большие деньги. Речь может идти о нескольких миллиардах долларов. Имеется в виду не официальная часть – приехали, по головке погладили, забрали… А, как это все происходит реально? И 10 000 , и 20 000, и 50 000 долларов фигурируют между некими агентствами, детскими домами и заграничными покупателями. Это известно. Это не сто долларов, уверяю вас! Поэтому 100 тыс. ребятишек в год – это несколько миллиардов долларов.

Понятно, что сопротивление при принятии закона о запрете усыновления будет именно таким. Поэтому собрать каких-то 100 тыс. подписей против этого закона, имея подобный бюджет, ничего не стоит. Соберут и больше! Речь идет о колоссальных деньгах. Этот бизнес не беднее, чем табак и наркотики.

– Потерять такой «рынок» участники явно не захотят, они будут за него драться.

– …Драться, ссылаться на всякие факторы. Когда они ссылаются на факторы, хотелось бы у этих ребят спросить вот о чем. Общеизвестно (даже по статистике нашего МВД), что из 100 тысяч детей, которых «уходят» за границу, судьба 50-ти тысяч вообще неизвестна! Они просто исчезают с горизонта, и что с ними происходит – живы они или нет – никто не знает. А черную трансплантологию ведь никто еще не отменял! Могут ли гарантировать эти ребята, что 50 тысяч наших детей, которые исчезли, не порезаны на органы?

Мы знаем, что эта работа практически открыто ведется в Европе. Этим занимаются в Албании, в Косово, конкретные клиники, куда завозят людей, даже с паспортами – и там они исчезают бесследно. Что уж говорить про детей, которые исчезли и все, точка. Нет у них ни паспортов, ни родителей, никого. Не проходят ли они через эти концлагеря?

– Получается, что в этом «бизнесе» денег еще больше…

– Совершенно верно: там цифру нужно умножать на 10. Если при «усыновлении» речь может идти о 10 тыс. долл. за ребенка и больше, то органы – это 100 тыс. и больше. Поэтому в каких-то случаях можно умножать еще на 10.

Как-то я был в одном из детских домов, не буду его называть, с целью оказать финансовую помощь. Зашли с нашими партнерами, идем, смотрим – на стене какие-то плакаты висят со счастливыми улыбающимися американцами, солнышки с английскими буквами. Я тогда очень удивился, что это такое? Потом я узнал, что когда-то этот детский дом плотно сотрудничал как раз с такими организациями, которые детей увозят.

Мы встретились с директором этого дома. Вышла женщина. Было ощущение, что это не директор детского дома, а хозяйка ювелирного или мехового салона. Такая вышла дама «упакованная»! И когда мы стали предлагать помощь, она сказала: «Ребята, спасибо, у нас все есть. Ножки разворачивайте и идите отсюда».

Есть детские дома, где все хорошо с деньгами. Не знаю, хорошо ли там детям, но по администрации и по самому учреждению видно, что проблем у них нет. Не стану утверждать, что это все детдома, «проплаченные» вывозящими организациями, но такие пример есть.

Безусловно, запрет на усыновление за границу – шаг совершенно правильный, но он будет неправильным, если не будет второго правильного шага, который звучит так: необходимо обеспечить благоприятные условия для усыновления детей нашими гражданами внутри страны.

Совершенно верно говорил на пресс-конференции корреспондент, который сам усыновлял ребенка: у нас, внутри государства, процедура усыновления годами длится – бюрократия бумажная.

– Известно, через какие препятствия проходят наши граждане – усыновители, чтобы добиться результата.

– Очевидно, что американцам с деньгами намного проще это сделать, чем нашим местным жителям. Именно так этот механизм и работает. Не исключено, что именно из-за материальной заинтересованности государственных опекунов так это и происходит. Понятно, что когда усыновляют местные, с них денег не получишь. А когда усыновляют американцы, можно заработать колоссальные деньги. Понятно, что чиновникам выгодней всячески «тянуть» здесь, и как можно быстрее «отдавать» туда.

Второй важный аспект внутрироссийского усыновления – экономический: это помощь государства нашим гражданам-усыновителям, и контрольные функции.

Президент должен дать конкретное жесткое поручение разобраться с тем, что происходит в этой сфере. Как с Министерством обороны разбираются сейчас, так надо разобраться и с министерством, которое курирует усыновление внутри России. Необходимо дать поручение, чтобы надзорные органы, в том числе прокуратура, и депутаты, проверили эти структуры, что они там делают, и нет ли коррупции, тем более что она там есть. Можно даже без всяких проверок со 100-процентной гарантией говорить, что там есть коррупция.

– Наверно, за это надо браться прямо сейчас, а не после того, как будет принят усовершенствованный закон о ювенальной юстиции, когда органы опеки встанут над судебной системой и над Президентом и Конституцией. Это будет вообще катастрофа.

– Во-первых, ювенальная юстиция уже есть. Ошибочно считается, что у нас ювенальную юстицию хотят ввести, а некие патриоты ее пока не пропускают. Она работает уже четвертый год! Уже детей изымают у родителей без всяких судов. Есть десятки семей, которым мы нанимаем адвокатов, отбиваем детей обратно. Это уже четвертый год тянется.

Ювенальная юстиция в России уже введена. Она просто не называется «ювенальная». А народ по-прежнему митингует – не пропустим! Но как «не пропустим», если уже пропустили. Все, уже действует. По 1-му каналу наш «любимый» Малахов показывает эти семьи. У него любимая тема для промывания мозгов – это «упыри-родители». Там тысячи историй, как некие органы «забирали детей». Вторая тема – «почему не забирают детей». Или «не забрали, а ребенок пострадал». Намек такой: почему не забираете? Надо привлечь к ответственности органы, которые не забрали ребенка.

Что это, как не ювенальная юстиция? Про суды вообще речи не идет. Органы опеки пришли, забрали, точка. «Телефоны доверия» в школах – «не бойся, позвони». И картинка – ужасные папа с мамой нависли над ребенком, который забился в угол.

Поэтому, после первого шага Президента, первое поручение, которое необходимо, – разобраться с ситуацией и реально выявить этих махинаторов, которые внутри этого министерства реально зарабатывают миллиарды долларов на наших детях. И параллельно второе поручение – разработать мероприятия по наведению порядка в этих органах.

Кстати, это очень хорошее основание, чтобы разобраться, на своем ли месте тот министр, который курирует эти вопросы. Чтобы не Путин отдувался за него, а конкретный человек отвечал: – что ты сидишь тут, если у тебя внутри бардак, а президент должен врать, что у нас внутри бардака нет?! Не надо защищать министра, внутри ведомства которого на детях зарабатываются деньги.

Еще один аспект этой проблемы: а кто-то проверяет заграничные семьи, которые приезжают и улыбаются? Не являются ли они извращенцами? Педофилами, например. И обычный нормальный ребенок, которого из любящей семьи забрали из-за того, что она бедная, потом попадает в семью к педофилам. Или в семью транссексуалов. И кто за этого ребенка заступится из противников этого закона?

– Гитлер со своими теориями отдыхает.

– При Гитлере было легче, потому что это был очевидный враг. Если он нас мучил, убивал – это была его роль врага. А сейчас ребенок видит, что его не враг мучает, а любимая Родина почему-то сначала у мамы отобрала, а потом отдала странным дядям, которые его убивают и мучают… Что он может чувствовать? Противники этого закона хотели бы в детстве попасть на место этого малыша? Я бы хотел, чтобы они попали. Чтобы думали, прежде чем говорить.

Так что Путина нужно поблагодарить за мужество, но одновременно нужно, чтобы он дожал это дело и не на себя это брал, а конкретных ребят заставил трудиться. Я считаю, что показателем такой возможности станет подобный процесс с Минобороны, если он произойдет. Тогда будет понятно, что у нас начали наводить порядок.

– Пожелаем Президенту мужества в этом наведении порядка.