На встрече в кантоне Базель делегации российских депутатов во главе с депутатом Госдумы Владимиром Гутеневым с представителями базельского парламента, швейцарские депутаты рассказали о том, как работает система референдумов в Швейцарии. Данная система позволяет власти кантонов и государства в целом не отходить от нужд избирателей. Это, скорее, некая система давления граждан на структуры госуправления. Следует отметить, что в России этот политический инструмент фактически не работает.


Швейцария – небольшая страна, имеющая совершенно уникальные демократические традиции. Швейцария является конфедерацией 26 кантонов [кантон – государство-член Швейцарской Конфедерации]. Основная политическая философия Швейцарии может быть описана как далеко идущие и сложные формы федерализма, которые выражены в предоставлении кантонам и коммунам (местный уровень) максимума политического самоопределения, ограничения компетенции федеральной (национальной) власти до абсолютного минимума, который необходим для существования современных высокоразвитых государств.

Правительства, администрации, парламенты и суды Швейцарии организованы на 3 политических уровнях – федеральном (национальном), кантональном, коммунальном. В Швейцарии осуществляется прямая демократия с частыми референдумами на национальном, кантональных и местных уровнях.


Стоит также отметить, что в Швейцарии принят мультилингвизм – Швейцарская конфедерация не основана на обычном принципе европейских народов “одна нация – один язык”. В Швейцарии четыре официальных языка (немецкий, французский, итальянский и румынский), которые используются в различных регионах страны.


Как отметил Владимир Гутенев, «это очень интересный инструмент политической системы, и в России стоит присмотреться к опыту такого взаимодействия власти и общества, какой принят в Швейцарии». 


По словам главного редактора медиа-холдинга «Регионы России» Ольги Чернокоз, «вообще в России все изменения должны начинаться с политической системы, без этого мы не решим всех остальных проблем. Политическая система в России работает в ручном режиме, и это не только приводит к постоянным встряскам, но и отделяет народ от власти. Я считаю, что такой политический инструмент как референдум – это не только не страшно, но может быть и полезно. Его нужно вернуть в российскую действительность и четко закрепить законодательно, и не политизировать этот вопрос. Как мы увидели в кантоне Базель, это вполне возможно. На референдумах успешно решаются вполне конкретные вопросы жизни общества».