Переизбрание Барака Обамы на второй президентский срок ознаменовало собой наступление нового этапа в политической жизни США. Несмотря на то, что во главе исполнительной власти сегодня находится тот же человек, что и вчера, следует ожидать, что его политический курс в ряде сфер кардинально изменится. Скорее всего, новостей предстоит ждать в сфере внешней политики президента.

Во время предвыборной гонки избиратели не единожды сообщали Обаме, что не одобряют некоторые его шаги. Камнем преткновения стала, в частности, внешняя политика чернокожего демократа. А главное – взаимоотношения США с Россией.

В одной из статей «TheEconomist» авторы упрекали Обаму в равнодушии и безучастности к мировым проблемам, а также в непрофессионализме как дипломата. Вместе с тем, политика перезагрузки в отношениях с Россией была признана газетой удачным решением президента. С другой стороны, в предвыборных дебатах Ромни – напротив! – упрекал Обаму в провале избранной стратегии отношений с Россией.

Как мы видим, у граждан США нет единой версии того, как должны развиваться отношения России и Америки. Марк Адоманис (Mark Adomanis), Дэниел Ларисон (Daniel Larison) предложили свой вариант ответа на этот непростой вопрос в материале под названием «Какой должна быть американская политика в отношении России во время второго срока Обамы?» («What America’s Russia Policy Should Look Like in Barack Obama’s Second Term»), опубликованном  «Forbes».

Прежде всего, авторы признают, что у США есть «определенное количество интересов, связанных с безопасностью, которые требуют сотрудничества с правительствами бывших советских республик». В числе этих интересов – противостояние терроризму, уничтожение советского химического и биологического оружия, контроль над вооружениями и ряд других. Разумеется, эти интересы не могут удовлетворяться без российского содействия.

Притом, что авторы статьи считают Россию «проблемным» и «трудным» партнером, они констатируют нежелательность нарастания напряжения в отношениях двух стран (России и Америки), как это случилось, например, в 2008 году во время конфликта с Грузией.

Следовательно, в день начала нового президентского срока Обамы, закономерно встает вопрос о том, чтобы выработать новую политику в отношениях с Россией. На данный момент часть политологов считает, что США должны сконцентрироваться на противостоянии влиянию России на постсоветское пространство  и активно уменьшать это влияние. Однако авторы статьи не разделяют этой идеи. Они полагают, что предпочтительнее более скромная политика, поскольку Америка находится не в лучшей экономической форме: «нужно сокращать свои внешнеполитические обязательства и экономить ресурсы», – констатируют Адоманис и Ларисон. Они приводят в пример Турцию, которая при сохранении общего уважительного тона в отношениях с Россией, аккуратно признает наличие политических расхождений и старается сфокусироваться на выработке общей позиции, например, в вопросе давления на Иран, ведь здесь «поддержка или невмешательство России были бы крайне полезными».

Между США и Россией также есть разногласия – например, в отношении к событиям в Сирии. Но «хотя США не должны допускать, чтобы Россия … диктовала им свои политические приоритеты, нужно понимать, что чем больше мы фокусируемся на разногласиях, тем меньше Россия будет готова сотрудничать».

Б. Обама и В. Путин (AFP)


Авторы статьи не только одобряют политику перезагрузки, но и предлагают пойти дальше в этом направлении.

У Обамы сегодня есть два пути: «либо продолжать сотрудничество, которое приносит ощутимые, но не достаточно удовлетворяющие с эмоциональной точки зрения результаты, либо увлекаться громкой риторикой, которая … не помогает продвижению конкретных американских интересов».

«Мы предпочли бы первое», замечают Адоманис и Ларисон.

Практически противоположной точки зрения придерживаются корреспонденты ВВС. Это представляется крайне любопытным. Дэниэл Важдич – исследователь аналитического Института American Enterprise в Вашингтоне – опубликовал материал под названием «Что Обаме нужно сделать с Россией» («What Obama needs to do about Russia»).

Начать с того, что Важдич убежден, будто (раз уж холодная война завершена) «Россия занимает гораздо менее важную позицию в американской внешней политике». В связи с этим эксперт предлагает Обаме несколько «советов» по выбору дальнейшего политического курса.

Вот вкратце тезисы Важдича: «Забудьте «перезагрузку»: «Выборы закончены. Самое время встретить реальность лицом к лицу… а правда в том, что Россия быстро регрессирует от мягкого авторитаризма к диктаторскому режиму». Важдич перечисляет ставшие уже общим местом упреки в сторону Кремля. По его мнению, невнимание к правам человека в России должно стать ключевым поводом разорвать мягкие и дружелюбные взаимоотношеняи двух стран. В качестве жеста, демонстрирующего желание Обамы защищать права человека, Важдич предлагает в обязательном порядке поддержать законопроект Магнитского. Отметим, что на данном этапе администрация Обамы активно противостояла принятию этого закона.

И главное, Важдич убежден, что Россия нуждается в Америке больше, чем США в России. И любое сотрудничество России со штатами продиктовано только ее личными интересами.

Эта позиция, признаться, на наш взгляд, кажется несколько аполитичной. Напомним, что Адоманис и Ларисон тоже не отрицали того факта, что Россия – партнер проблемный. Они тоже с тревогой отмечали рост авторитаризма властей. Но для них эти факторы – по сути, внутриполитические – не являлись поводом расторгать дружелюбные отношения.

Кроме того, несколько надуманным видится упрек России в том, что она, де, преследует свои интересы. Пожалуй, нет такой страны на земном шаре, которая бы не блюла свои интересы, вступая в международные договоры, организуя коалиции и союзы. Те страны, которые так не делали или делали так недостаточно успешно – уже стерты с лица земли.

Итак, судя по этим двум статьям, очевидно, что американские эксперты видят Россию как опасного и своенравного союзника. Но если одни специалисты-политологи и журналисты предлагают продолжить политику сближения держав, политику перезагрузки, то другие – мягко говоря – встают в позу и с гордым байроническим негодованием отвергают возможность любых позитивных контактов со страшной диктатурой Кремля.

Так, например, Леон Арон – директор российских исследований Американского института предпринимательства  в статье в издании “Foreign Policy” сначала долго перечисляет казни египетские, насланные Путиным на страну, а в финале объясняет, почему для него внутренняя политика российских властей является критерием выбора генеральной линии российско-американских отношений. По его словам, «если американские ценности и интересы безопасности будут принесены в жертву сделке с московским режимом», то кредит доверия у Обамы будет исчерпан.

Но, судя по всему, многие американцы готовы продолжать верить Обаме и в том случае, если политика перезагрузки будет продолжена.

 

Ольга Игнатьева