В последние годы взгляды многих крупных игроков на мировом рынке были обращены на Восток. Финансовый кризис 2009 года послужил толчком для резкого социально-экономического роста Китая, в результате чего многие международные корпорации и правительства отдельных стран начали проявлять интерес к партнерству с КНР. И Россия не стала исключением.

«Восточные» амбиции Владимира Путина не прошли незамеченными для Запада. В европейской и заокеанской прессе появилось немало публикаций, подчас очень глубоких и прозорливых, о том, какими в ближайшем и отдаленном будущем станут взаимоотношения России и Китая, как эти отношения могут повлиять на весь остальной мир, и какую линию поведения следует избрать Кремлю, чтобы наиболее эффективно распорядиться имеющимися ресурсами.

Предлагаем вашему вниманию обзор нескольких статей, посвященных этой теме. 

Одна из самых свежих публикаций – статья «Российский Дальний Восток: ямы на потенциальной дороге к богатству» («RussiasFarEast: Hostofholesonpotentialroadtoriches»), написанная Кортни Уивер (CourtneyWeaver) и опубликованная в британской “The Financial Times”.

Один из ключевых тезисов статьи звучит так: «Несмотря на то, что России питает большие амбиции в отношении развития своих Тихоокеанских границ (это врата, ведущие к самым быстрорастущим экономикам в мире), она сталкивается лицом к лицу со множеством проблем, связанных с развитием инфраструктуры, которая должна соединить этот регион с остальной страной».

О какого рода проблемах говорит Кортни Уивер?

Статья начинается с описания злоключений Владивостокской трассы «Новый Патрокл» – автодороги, которая была построена к саммиту АТЭС и обошлась государству почти в 30 млрд. рублей. Журналист вспоминает, как в июне обрушилась одна из подпорных стен, а в сентябре рухнула вторая.

Уивер полагает, что основная проблема России – отсутствие инфрастуктуры. В постсоветское время в нее практически не инвестировали и она оказалась развалена. Сегодня ее необходимо восстанавливать, причем, требуется развивать сеть автодорог на всей территории Дальнего Востока, а не концентрироваться только на главных городах региона.

Еще одну трудность вскрывает декан факультета мировой экономики московской Высшей школы экономики Сергей Караганов, указывая на то, что Россия одновременно желала бы воспользоваться ростом азиатской экономики, но боится китайской экспансии на дальневосточные территории.


Это двойственное отношение России к Китаю (осознание выгоды партнерства и страх) помешала Кремлю вовремя «открыть дверь в Азию».

Однако Россия не теряет надежд по созданию на Дальнем Востоке качественной инфраструктуры. Уивер отмечает, что в 2011 году южнокорейский холдинг International Airport Corporation  купила 10% акций аэропорта в Хабаровске. Кроме того, «Российские железные дороги» собираются потратить 900 миллиардов рублей на модернизацию дальневосточной инфраструктуры. Есть и другие привлекательные инвестпроекты, в которые могли бы вложиться азиатские партнеры России.

Уивер отмечает также, что дело не только в инфраструктуре. Россия должна изменить не только имидж Дальнего Востока за рубежом, но и его восприятие внутри страны. Молодые обладатели российского высшего образования должны проявлять интерес к трудоустройству во Владивостоке или Хабаровске – так же, как к трудоустройству в Нью-Йорке или Лондоне.

В финале статьи Уивер ссылается на сотрудника «Центра Карнеги» Дмитрия Тренина, который полагает, что «если Россия хочет играть в мире достойную роль, ей нужно интегрироваться в Азиатско-Тихоокеанский регион».

Еще одна представляющая интерес публикация на ту же тему – «Амбиции Путина обратились на Дальний Восток» – была напечатана в “The New York Times” (США) Дэвидом Херзенхорном (David Herszenhorn).

Херзенхорн прежде всего анализирует причины интереса России к Азиатско-тихоокеанскому региону. По его мнению, если многие западные экономики испытывают трудности, а Япония, наоборот, намерена закупать за границей в больших объемах энергоресурсы, то такой поставщик нефти и газа, как Россия, не может не воспользоваться ситуацией и органично переориентируется с запада на восток.

Вместе с тем, сотрудничая со странами АТЭС, Путин преследует и политические цели – в частности, стремится к укреплению отношений с Пекином.

Но Херзенхорн, как и Уивер, сомневается в том, что амбициозные планы по «приручению» востока удастся воплотить в жизнь.

Херзенхорн тоже фиксирует внимание читателя на «долгой истории недоверия и разногласий между Россией и ее азиатскими соседями».

По мнению журналиста, вложения в инфраструктуру Дальнего Востока достаточно бессмысленны из-за общей неэффективности местного менеджмента и коррумпированности органов власти: «такие проекты зачастую обходятся России в два раза дороже, чем другим государствам» – замечает Херзенхорн.

Та же самая коррупция является главным фактором инвестиционной непривлекательности России для запада.

Но вместе с тем Россия по-прежнему значима как поставщик энергоресурсов на восток. Хотя, подчеркивает Херзенхорн, это «не единственная область, в рамках которой могут развиваться отношения России и Азии».

Важная сфера сотрудничества – продовольственная безопасность. «Поставки продовольствия также могут в будущем приносить России значительную прибыль и способствовать укреплению связей с государствами Азии», – уверен Херзенхорн.

Журналист завершает свой репортаж на оптимистичной ноте: «многие эксперты полагают, что благодаря государственным и частным инвестициям российский Дальний Восток, а также отношения России и Дальнего Востока находятся на пороге расцвета».

Таким образом, можно заключить, что Запад внимательно следит за тем, как воплощаются дальневосточные амбиции России. Думается, это не праздный интерес. От того, удастся ли России наладить тесные связи с Китаем, зависит расклад политических сил на мировой арене в ближайшем будущем. Многие аналитики разделяют мнение, что именно этот союз может стать серьезной альтернативой Северо-Атлантическому Альянсу.

Преодолеет ли Россия страх перед китайской экспансией Сибири и наладить прочные торгово-экономические связи с КНР? Сможет ли Кремль разрешить многолетний спор о территориальной принадлежности Курил и договориться о поставках энергоресурсов в Японию? Время покажет.

Но судя по тому, как внимательно за этими процессами следят западные СМИ, кажется, России сегодня не стоит отказываться от потенциальных союзников и партнеров.

 

Ольга Игнатьева