17 октября стало известно, что AAR и “Роснефть” подписали предварительное соглашение о продаже доли консорциума в ТНК-ВР госкомпании за сумму около $28 млрд.

Сейчас ТНК-ВР делят между собой британская ВР и российский консорциум AAR (25% находится в собственности “Альфа-групп”, по 12,5% принадлежит “Ренове” и Access Industries). У госкомпании есть намерение купить акции ТНК-ВР у обоих владельцев более чем за 50 млрд долларов (за 28 млрд долларов у AAR и за 25 млрд долларов у BP).


Будет ли продан пакет, станет известно завтра. Топ-менеджеры BP обсуждают данный вопрос. Доля компании оценивается в 25 млрд долларов, “Роснефть” намерена расплатиться деньгами и акциями.

Руководитель Минэнерго Александр Новак не думает, что эта сделка угрожает рынку. По его мнению, “возможная покупка “Роснефтью” российско-британской ТНК-ВР не нарушит конкуренцию на рынке”. “Есть еще ВР, есть другие акционеры, вполне нормальная рыночная структура, не будет монопольного положения, там достаточно большая конкуренция на большом рынке”, – цитирует Новака РИА Новости.

Вице-премьер Аркадий Дворкович негативно относится к идее покупки государством частных компаний. Дворкович подчеркивает, что “Роснефть” официально не обращалась в правительство за согласованием покупки доли AAR в ТНК-ВР. А ведь такого рода соглашения, по его словам, нуждается в одобрении  правительства, так как “речь идет о больших суммах”.

Глава Института проблем глобализации Михаил Делягин убежден, что Дворкович является противником этой сделки, поскольку представляет «либеральный клан», который «считает, что государство должно быть более слабым. А “Роснефть” – это все-таки государственная компания, поэтому Дворкович, выступая против государства, на которое он работает, естественно выступает против его усиления и увеличения его роли. Кроме того, либеральный клан противостоит клану Сечина, соответственно, усиление и расширение “Роснефти” означает усиление клана Сечина. Поэтому Аркадий Дворкович против”, – передает Накануне.RU слова Делягина.

Отдельно Делягин отмечает, что “нужно понимать, что Дворкович не сам по себе, за ним стоит премьер Медведев”.

Начальник аналитического отдела ИК “Церих кэпитал менеджмент” Николай Подлевских полагает, что не стоит переоценивать противостояние Сечина и Дворковича для возможного расстройства этой сделки:  “У правительства есть соображения, которые там будут использовать для контраргументов, что это будет слишком большая компания, что пойдет монополизация рынка, будет слишком большая концентрация рынка нефтепродуктов и т.д. Но, скорее всего, глава государства уже сделку одобряет, судя по разным источникам. И доводы противников сделки неочевидны. То, что глава минэнерго уже отметился и выступил по существу “за”, означает, что очевидных противоречий и препятствий нет”, – говорит Подлевских.

Михаил Делягин подчеркивает, что  рынок и так высоко монополизирован. По его словам, “дополнительный шаг к укрупнению действительно не ухудшит ситуацию с монополизмом. В целом, уровень конкуренции определяется не только количеством крупных игроков на этом рынке, но и государственным регулированием. Поэтому если госрегулирование будет эффективным, то дальше даже две корпорации могут находиться в конкурентных условиях и смогут поделить рынок, если государство за ними будет смотреть. С другой стороны, российские нефтяные бизнесы работают в первую очередь на мировой рынок, а это рынок достаточно жестокий, и на нем нужно иметь хорошие позиции, а для этого нужно быть крупным”.

Делягин также добавляет, что “ТНК-ВР – это компания, раздираемая длительными конфликтами. Это компания, которая в силу того, что акции были поделены 50/50, была генератором скандальных новостей достаточно долгое время, и если этот постоянный бизнес-конфликт удастся погасить любым способом, то это хорошо. Если же удастся погасить, да еще и сделать российскую компанию крупнейшей нефтяной компанией мира, то, с точки зрения интересов России, ничего плохого в этом не вижу. Конечно, будут проблемы с управляемостью “Роснефти”, но, я думаю, что за счет эффектных масштабов их удастся решить”.

Старший эксперт Института энергетики и финансов Сергей Агибалов, говоря о планирующейся сделке, обращает внимание на ее негативные и позитивные грани: «Положительные в том, что если “Роснефть” станет крупной нефтяной компанией, ей станут доступны большие средства и больше возможностей, больше капитальных инвестиций. Она станет сильным игроком, перед ней откроются широкие перспективы освоения шельфа, Восточной Сибири, международные нефтяные проекты».

«С другой стороны, если смотреть на российский нефтегазовый сектор, в частности на сегмент нефтепереработки, то у нас уже сейчас существует сильная монополизация региональных рынков. В этой связи, если проекты и активы ТНК-ВР переходят к “Роснефти”, то у нас монополизм на региональных рынках в стране возрастет еще больше. Это, конечно, принесет очень большие риски, соответственно, ценообразование на нефтепродукты на внутреннем российском рынке. Надо сказать, что российская ФАС всячески пытается бороться с монополизмом на нефтяном топливом рынке, но его борьба не очень эффективна, успехи крайне малы”, – добавляет он.

Николай Подлевских напоминает, что нельзя быть на 100% уверенным в том, что сделка состоится.  Возможно, стороны не смогут договориться о доле денежной компенсации за продаваемый пакет. Банальной причиной срыва соглашения может стать неспособность “Роснефти” найти на финансовом рынке достаточного количества денег для оплаты.

Подлевских, убежден, что «это будет правильным решением, если “Роснефть” купит ТНК-ВР. Нам нужно создать яркий международный бренд на нефтяном рынке, который был бы сопоставим с брендом Газпрома. Это было бы здорово».

 

Ольга Игнатьева, по материалам «Накануне.ru»