В Центре международной торговли на Краснопресненской набережной прошло заседание «Меркурий-клуба» на тему: «Проблемы участия России в ВТО».

Директор клуба Валерий Кузнецов открыл мероприятие и приветствовал участников заседания – представителей министерств и ведомств, Госдумы ФС РФ и Совета Федерации ФС РФ, ученых, бизнесменов, политиков. Он проинформировал собравшихся о том, что в клубе отныне будет использоваться новая форма работы; создается «Гостиная Меркурий-клуба» для встреч с известными людьми, знаковыми фигурами – политиками, общественными деятелями. Валерий Кузнецов пригласил к участию в работе гостиной.

После этого собравшиеся приступили к обсуждению заявленной темы заседания.

Вел заседание и выступил со вступительным словом Президент клуба, академик РАН Евгений Примаков.

В связи со вступлением России в ВТО возникает ряд принципиальных вопросов, сказал он.

Вопрос первый: была ли реальная альтернатива вступлению России в ВТО? Примаков уверен, что такой альтернативы не было: экономика России стала частью мировой экономики; возвращение к изоляционизму уже невозможно; страны-члены ВТО обеспечивают примерно 95 процентов мировой торговли, ВТО диктует правила игры на мировых рынках, и РФ оставаться в стороне не могла.

Вопрос второй: можно ли было перенести вступление России в ВТО на более поздний срок? Был проделан долгий 18-летний путь, отметил Евгений Примаков, прошли труднейшие двусторонние переговоры; если бы Россия притормозила, перенесла вступление на более поздний срок, то пришлось бы начинать всю кампанию сначала, причем с неясными результатами новых переговоров.

Вопрос третий: многого ли удалось добиться за 18 лет переговоров? Примаков сравнил первоначальные и итоговые положения переговоров. Россия добилась в некоторых вопросах уникальных условий. Например, российские переговорщики не только устояли перед требованием полностью открыть рынок банковских и страховых услуг, но и добились установления квоты на участие иностранного капитала в банковской и страховой системах страны; иностранные банки будут иметь право открывать в России дочерние структуры, но не смогут открывать в России свои филиалы (а они, учитывая финансовую мощь крупнейших кредитных организаций мира, могли бы столкнуть на обочину наши пока не очень сильные банки – именно так случилось во многих странах мира).

Не сократятся ли возможности экономического роста России, развитие внешней торговли после вступления в ВТО – таков четвертый вопрос. Отвечая на него, Евгений Примаков привел пример Китая, который  в ВТО находится одиннадцать лет. Его ВВП вырос в четыре с лишним раза, внешняя торговля – в семь раз.

Пятый вопрос: запрещен ли в ВТО протекционизм? По мнению Евгения Примакова, такая постановка вопроса не совсем верна. Запрещается не протекционизм как таковой – ограничиваются методы, которые должны быть адаптированы к правилам организации.

Безусловно, отметил Евгений Примаков, в условиях ВТО серьезно со временем возрастет конкуренция на российском рынке нашего и иностранного бизнеса. В тяжелом положении могут оказаться даже некоторые регионы, если пострадают системообразующие для города или региона предприятия. Придется бизнесу учиться играть по новым правилам. Сузится возможность лоббировать свои интересы в органах власти, что пока позволяет получать привилегии путем чисто административных, бюрократических решений. Нужно повышать производительность труда и снижать издержки; таков обычный путь в нормальной экономике.

Без продуманной государственной промышленной и сельскохозяйственной политики нам не обойтись, заметил Евгений Примаков. Нужно также в полной мере воспользоваться переходным периодом для решения возникающих вопросов.

Президент «Меркурий-клуба» убежден, что в условиях ВТО острее встанут два вопроса: должна ли считаться первостепенной задача безотлагательного покрытия дефицита бюджета? Какую часть «нефтяных» денег нужно направлять в иностранные ценные бумаги (пополнение резервного фонда)? Профицит бюджета – это хорошо, но мировой опыт, напомнил Евгений Примаков, показывает, что большинство стран успешно развивается при определенном дефиците бюджета, то есть это нормальное явление в экономической жизни.

Что же касается резервного фонда, то он, без сомнения, весьма нужен на случай второй волны кризиса. Но в резервный фонд за три года планируется отчислить еще без малого два триллиона рублей. Если бы солидная часть этих средств была использована на государственные инвестиции, то это могло бы серьезно улучшить экономику, ускорить структурную перестройку российской экономики, что, безусловно, необходимо в условиях членства в ВТО, если Россия намерена быть высокоразвитой страной с инновационной экономикой.

В ходе дискуссии выступили председатель Комитета Госдумы ФС РФ по экономической политике, инновационному развитию и предпринимательству Игорь Руденский, советник Президента РФ, академик РАН Сергей Глазьев, директор Департамента торговых переговоров Минэкономразвития РФ Максим Медведков, генеральный директор ОАО «ЦМТ» Владимир Саламатов, директор института Европы РАН, академик Николай Шмелев, член бюро правления РСПП, председатель Совета директоров корпорации «Биоэнергия» Давид Якобашвили, президент ТПП Ставропольского края, член Комитета Госдумы ФС РФ по финансовому рынку Андрей Мурга, директор ОАО «Всероссийский научно-исследовательский конъюнктурный институт» (ВНИКИ), член-корреспондент РАН Андрей Спартак, председатель совета Союза нефтегазопромышленников России, председатель Комитета ТПП РФ по энергетической стратегии и развитию ТЭК Юрий Шафраник.

Затрагивались такие вопросы, как: что необходимо сделать для использования переходного периода в интересах российских производителей и сферы услуг; какие возможности для маневрирования остаются во время членства в ВТО для защиты внутреннего рынка и проблемных отраслей экономики России (машиностроение, металлообработка, авиа- и автомобилестроение, легкая промышленность, сельское хозяйство); как обстоят дела в России с подготовкой специалистов в области регулирования международной торговли товарами, услугами и объектами интеллектуальной собственности по правилам ВТО; какие нужны коррективы нормативно-правовой базы экономики России в связи с присоединением к ВТО.

Высказывались различные точки зрения, от критических до оптимистических, о том, как будет развиваться экономика России в ВТО. Обсуждались вопросы: можно ли устоять российской промышленности перед напором конкурентов в условиях, когда более половины предприятий за последние двадцать лет вообще прекратили выпуск продукции, а станочный парк изношен сверх меры и устарел; когда можно будет проанализировать первые результаты членства в ВТО; как можно (и можно ли) защищать отечественных производителей; есть ли что экспортировать российским предприятиям, кроме сырьевых товаров; можно ли ставить знак равенства между членством в ВТО и ростом иностранных инвестиций в российскую экономику; как сделать кредиты более доступными для отечественного малого и среднего бизнеса, которые в этом плане  полностью проигрывают своим западным конкурентам и т.д.

В целом все участники дискуссии были едины во мнении, что ВТО – это уже данность, которую надо обязательно учитывать в своей работе российскому бизнесу; членство в ВТО – это и шанс, и риск для российского предпринимательства; наконец, что вступление в ВТО – это не окончание, а начало процесса.