На сегодняшний момент нет понимания, какое государство федеративное или унитарное мы строим, считает политолог Ольга Чернокоз. В интервью телепередаче «Поле Куликово» 29 сентября главный редактор медиа-холдинга «Регионы России» Ольга Чернокоз рассказала о необходимости понимания стратегического строительства государства, где регионы играют одну из ведущих ролей, и центр с ними считается.

– Ольга, Екатеринбург так и не стал подлинным центром России. Основной центр у нас, по-прежнему, Москва. Может быть, еще немного Питер, но не Екатеринбург. Не сложилось такой ситуации, как в США, где каждый крупный город является самодостаточным центром, который выполняет какую-либо миссию. Что нужно сделать, чтобы Екатеринбург стал одним из центров полицентричной России? Что может сделать партия Регионы России в этом направлении?

– Да, действительно, Екатеринбург – это такой город, который может стать одним из центров России, потому что город очень богат своей историей. Здесь развитая промышленность, много значимых культурных объектов. В принципе, и первый президент России Борис Ельцин тоже родился под Екатеринбургом и начал свою активную деятельность здесь. То есть, очень много деятелей вышло из столицы Урала.

А вот может ли Екатеринбург сейчас стать такой столицей? Мне кажется, что это вопрос глобальный. Это будет решение не самого Екатеринбурга. Он может, конечно, показывать пример в плане своих возможностей. Но, на самом деле, решение о полицентричности регионов должно идти сверху. Это должно быть взаимное движение каждого конкретного региона, который чувствует в себе силы что-то делать, что-то предлагать, творчески обыгрывать. Но если регион не будет встречать поддержку сверху, то тогда это, наверно, будет бесполезно.

– Но эта поддержка сверху есть. Мы помним опыт (бывшего губернатора) Росселя, который хотел создать Уральскую республику. И это не была идея сепаратизма, а именно идея создания самодостаточного регионального центра. На ваш взгляд, сегодня такой голос из регионов будет поддержан Москвой?

– Когда начинал Россель, наш первый губернатор, то ситуация тогда была другая. Мы помним, что тогда у нас не было законодательного поля. Поэтому было объявлено, что регионам отдается столько суверенитета, сколько они могут взять. В принципе, у регионов не было другого выхода, как этот суверенитет взять. Сейчас ситуация немного изменилась, но еще делается мало для того, чтобы понять, какое государство федеративное или унитарное мы строим. Постоянные изменения закона – то мы выбираем губернаторов, то мы их назначаем; то мэров мы выбирали, через два года назначаем. То есть, непонятно, куда мы идем. Нужно понимать стратегически, мы строим такое государство, где регионы играют одну из ведущих ролей, и центр с ними считается. На сегодняшний момент, на мой взгляд, такого понимания нет.

– А с вашей точки зрения, Екатеринбург, Свердловская область, Урал в целом – какую роль могут играть в развитии регионализма?

– Можно прибегнуть к успешному опыту других. Например, я неделю назад вернулась из США. Я уезжала туда с достаточно скептическим настроем, думая, что в Америке все плохо, что она – наш враг, что им надо у нас учиться. Сейчас я понимаю, что нам надо у них учиться. Я не говорю, что всему. Россия – достаточно духовная, глубокая страна. Это есть. Но нам необходимо создать фундамент.

Вот Америка – яркий пример федеративного государства. В отличие от России, федерализм там шел снизу. Вы наверняка знаете, как создавались США. Примерно 300 лет назад 50 штатов объявили, что они создают такое государство, а столицей будет Вашингтон. Они отдали Вашингтону ряд полномочий, таких, как международная политика, социальная защита и другие, и при этом сохранили собственное законодательство. В каждом штате собственное законодательство, которое ориентируется на специфику штата. Например, если штат сельскохозяйственный – это одно законодательство, если промышленный – совсем другое. Нам до этого далеко.

И я считаю, что федерализм, как таковое понятие, не должен быть застывшим. Сейчас мы постоянно разграничиваем полномочия между центром и регионами, то есть хотим превратить федерализм в застывшее образование. Но это невозможно… Опять приведу пример Америки. Жизнь идет, жизнь меняется. Когда была война, были внешние угрозы, Америка, естественно, забирала какие-то полномочия у штатов себе. Как только ситуация стабилизировалась, федерация возвращала полномочия штатам. Все это шло на благо страны в целом. Я думаю, нам тоже стоит присмотреться к этому опыту.

– На кого опирается партия Регионов России, которую вы сейчас создаете?

– Наша опора – это действительно продвинутые люди, которые ездили заграницу и видели, как живут другие страны, видели, что можно оттуда взять, а что не стоит перенимать. Это представители среднего класса, малый и средний бизнес, интеллигенция, которые работают в разных сферах, в том числе и в журналистике, и учителя. Надо вначале объединять таких людей, которые потом смогут формулировать посылы власти. Потому что власть сама по себе – это такая субстанция, которая не будет меняться, если не будет движения снизу.