Тысячи российских пациентов охотно участвуют в испытаниях лекарственных препаратов, несмотря на самые различные побочные эффекты. Об это написала газета The New York Times. Журналист Эндрю Крамер в своей статье сообщил, что для пациентов из России это зачастую единственный способ получить медицинскую помощь на современном уровне.

Автор статьи привел в пример россиянку Галину Малинину. По его словам, о такой пациентке фармацевтические компании могут только мечтать. «Эта русская бабушка, ни на что не жалуясь, смирилась с рисками приема лекарства и, не теряя бодрости духа, терпела даже самые необычные побочные действия», – написал журналист. По его словам, ей приходилось делать себе уколы в живот, ее каждый день тошнило, но в итоге она осталась довольна, так как, по словам Галины Малининой, препарат для похудения подействовал.

Эндрю Крамер подчеркнул, что и другие российские пациенты рады любому шансу поучаствовать в экспериментах. «Готовность Малининой и тысячи других россиян участвовать в испытаниях лекарств – весьма благоприятное обстоятельство для мировой фармацевтической промышленности. В США и Европе клинические испытания требуют крупных расходов, а привлечь добровольцев сложно», – заметил журналист.

При этом он обратил внимание на то, что правительство Путина облегчило фармацевтическим компаниям доступ к российским пациентам, чтобы стимулировать создание рабочих мест и инвестиции в высокие технологии. Кроме того, автор статьи напомнил, что закон от 2010 года обязывает компании предварительно испытывать на россиянах лекарства перед началом продаж в России.

Впрочем, признал Эндрю Крамер, для России это является положительным моментом. «Сотни миллионов долларов вкладываются в диагностические исследования и медицинскую помощь, которых могло не быть вовсе», – пояснил он.

Стоит отметить, что клинические испытания различаются по степени риска. Так, препараты испытывают как на поздней стадии разработки, так и на ранней, когда их впервые опробуют на людях. «В России такие исследования стоят дешевле и осуществляются быстрее, чем на Западе: добровольцы соглашаются на удивление охотно. Возможно, это объясняется глубоким фатализмом русских», – пришел к выводу Эндрю Крамер.

Впрочем, надо сказать, что не только Россия проводит такую политику. Как сообщил изданию вице-президент AssociationofClinicalResearchOrganizations (США) Джон Льюис, помимо РФ, стимулируют или обязывают компании проводить локальные клинические испытания такие страны, как Сингапур, Южная Корея и Китай. Однако сам Джон Льюис заявил, что к таким испытаниям надо относиться как к экспериментам и исследованиям, а не как к лечению.

Дарья Панкратова