Вадим Панкратов убежден, что завод «Невьянский цементник» должен больше заботиться о жителях города

Халатное отношение руководства предприятия «Невьянский цементник» к экологическим последствиям от своей деятельности возмущает многих жителей города Невьянска и поселка Цементник. Выразителем общих настроений, решившимся донести информацию о плачевной экологической ситуации в городе до муниципальной и областной власти, стал Вадим Панкратов – человек, с детства неравнодушный к природе. В интервью нашему корреспонденту он рассказал о мотивах своей природоохранной активности, о задачах, которые необходимо решить в г. Невьянске.

– Вадим Николаевич, что побудило вас включиться в борьбу за невьянскую природу?

– Понимаете, я считаю себя свободным гражданином свободной страны. Выступать в защиту природы – это не просто мое желание, это моя конституционная обязанность. Я думаю, каждый гражданин обязан бережно относиться к окружающей среде. Ведь без нее мы погибнем.

Меня лично беспокоит все. Байкал, например, беспокоит. Конечно, я рассуждаю не как профессионал, не как специалист, работающий в сфере защиты окружающей среды, а как простой гражданин, обыватель, если угодно.

Вот поэтому я и обеспокоился невьянским производством. Мне возражают: мол, «Невьянский цементник» – это крупное предприятие, обеспечивающее рабочими местами множество людей. Это важное производство, значимое для всего региона. Нельзя его «трогать».

Все это, безусловно, так. Но в ответ я задаю резонный вопрос. Так все-таки: цемент для людей или люди для цемента?

Представители администрации завода упрекают меня и обвиняют в том, что я хочу закрыть завод, прессовать его, что я преследую вымогательские цели. Как же так? Почему борьба за чистый воздух, землю, воду называется вымогательством?

– Почему заводом не интересуются соответствующие надзорные службы?

– Их мотивация раскрывается в официальном письме Департамента федеральной службы по надзору в сфере природопользования по Уральскому федеральному округу. В этом письме указано, что в соответствии с требованиями нового федерального закона, ограничивающего количество проверок предприятия, все проверки могут проводиться лишь раз в три года. Последняя проверка проводилась раньше, чем три года назад, поэтому завод пока «защищен» от контрольных мероприятий. Возможно, этим и объясняются его злоупотребления в сфере экологии.

Но закон имеет исключения. Новая проверка может быть проведена вне плана по настоятельному коллективному обращению граждан. Поскольку много людей разделяет беспокойство по поводу состояния окружающей среды в г. Невьянске, я думаю, мы вместе сможем инициировать еще одну проверку.

Проблема в том, что основное руководство завода находится в Москве. Эти люди, кстати, могут и не подозревать о нарушениях, допускаемых здесь. А местное руководство – люди, которые знакомы многим жителям. И многие жители не хотят выступать против «родных людей», чувствуют некоторую неловкость.

– Жители боятся выступать против завода?

– Дело в том, что представители администрации завода и его работники действительно боятся поддерживать протест. Они оказались своего рода заложниками ситуации, заложниками собственных рабочих мест. Я пытаюсь донести до них истинное положение вещей. Они ведь живут тут же, дышат отравленным воздухом, болеют из-за никуда не годного состояния окружающей среды.

В личном разговоре супруга генерального директора завода сказала мне, что их лично все устраивает, и завод в обиду они не дадут. Я убежден, что такая реакция – есть ложно понятый патриотизм. Никто не должен защищать завод, который угрожает жизни людей.

Я не могу быть против завода. Я лишь против такого производства, которое разрушительно влияет на жизни граждан, на природу Невьянска. Нужно жить в согласии с природой.

 – Какие шаги были вами уже предприняты?

– Я подал заявления с просьбой о проверке завода в администрацию города, в прокуратуру и в администрацию губернатора Свердловской области. Кстати, надо сказать, в мэрии и в администрации губернатора мое обращение приняли без проблем, сразу зарегистрировали, обещали взять на контроль. А вот в прокуратуре прежде всего почему-то принялись допытываться у меня, по какому праву я подаю такие обращения, кто я такой и почему меня волнуют экологические проблемы Невьянска, есть ли у меня профильное образование, чтобы делать выводы о плачевной экологической ситуации.

Вместо того, чтобы озаботиться ситуацией, чиновники прокуратуры, фактически, учинили допрос. В ответ я сообщил им, что забота о природе есть мой конституционный долг, и заявление в конце концов было принято.

– Вы беседовали с администрацией города по данной проблеме?

– Нет, я не встречался лично с представителями администрации. Однако несколько дней назад был странный звонок по телефону. Звонивший представился Евгением Каюмовым, главой администрации города Невьянска. Я лично сомневаюсь, что это действительно был Каюмов. К сожалению, звонок записать не удалось. Мы очень долго разговаривали. Хотя диалогом это назвать трудно: звонивший пытался выпытать у меня, кто я такой, почему я заинтересовался цементным заводом, почему меня волнуют проблемы Невьянска, хотя я живу в Екатеринбурге. Иными словами, человек больше интересовался моей персоной, чем самой ситуацией. Разговаривали мы порядка получаса. Я думаю, мэр не стал бы такого делать – он грамотный специалист, деловой человек все-таки, он бы больше сконцентрировался на самой проблеме, а не опускался до вульгарного психологического давления.

Мы подали заявку на проведение митинга по данному вопросу 30 сентября. Пока что из администрации ответа я не получил.

– Какие у вас планы, как вы намерены действовать дальше?

– Сейчас мы ждем ответа от прокурора, губернатора, главы администрации.

Мы ждем, когда надзорный орган, наконец, сможет побудить предприятие выполнять свои обязанности перед своими же гражданами.

Конечно, и сегодня заводом установлены какие-то фильтры. Но вот обновлены ли они? Мы не утверждаем, что завод вообще ничего не делает для граждан. Но он явно выполняет свои обязанности некачественно, не соблюдает природоохранные технологии при выполнении работ.

А те природоохранные мероприятия, что проводятся – всегда проводятся со срывом всех сроков. Например, не была проведена вовремя рекультивация земель на месте брошенного цементного карьера. А ведь бывший карьер может стать мертвым озером, где будут проходить химические реакции, а продукты этих реакций – впитываться в землю и испаряться в воздух.

Я считаю, завод должен пойти людям навстречу. Люди обеспокоены.

Еще бы! Домохозяйки постоянно видят на карнизах характерное цементное напыление. Окна им приходится мыть каждую неделю. Автовладельцы говорили мне, что нельзя машину оставить на ночь – она вся становится белесая. Один человек рассказывал, как оставил машину на улице – так дворники «прицементировались» к стеклу.

Разве такую обстановку можно назвать здоровой и благоприятной для жизни людей?