Поморы более двух десятилетий добиваются официального признания как этническая общность. Сегодня поморы – неравноправная группа населения: они не внесены в Единый перечень коренных малочисленных народов, на них не распространяются льготы и преференции, которые полагаются ненцам, саамам и другим народам, живущим в тех же природных условиях. Стремясь добиться для себя льгот по рыболовству, некоторые кольские поморы даже записываются саамами, – рассказывает «Регионам России» архангельский журналист Анатолий Беднов.

Анатолий БЕДНОВ,
член Союза журналистов России

Русь морская

Север России. Заповедный край. Почти тысячу лет назад в земли Заволочья (то есть лежащие за волоком) стали проникать первые группы переселенцев из Новгородской и Владимиро-Суздальской земель. Примерно 900 лет назад передовые отряды колонистов достигли берегов Студеного моря. Смешавшись с аборигенным населением (финно-угорскими племенами), приобщив «чудь белоглазую» к православной вере и славянской культуре, переняв, в свою очередь, многие элементы автохтонных культур, русские прочно освоились на обширных пространствах от уральских отрогов до норвежских фиордов. Земля, прилежащая к Ледовитому океану, стала именоваться «Поморьем», а ее жители – «поморами».

Веками Поморье кормило сперва Новгород, а затем Москву, поставляя рыбу, «рыбий зуб» (моржовый клык), «мягкое золото»: пушнину, лес, соль, речной жемчуг (по объемам добычи уступали только Индии). В средние века до двух третей государевой казны составляли поступления из Поморья. Но не только Москву и замосковные земли кормили поморы – издавна активно торговали они с Норвегией. Благодаря поморам Россия стала властительницей Арктики и Сибири: многие острова и берега Северной Евразии открыты поморскими мореходами; по сведениям архангельского историка Владимира Булатова более 40% жителей края в 16-18 вв. ушли за Каменные горы (Урал), осваивать доселе неведомые земли.

Поморов исстари отличал высокий уровень грамотности, дух предприимчивости, свободолюбие, независимость в делах и суждениях, честность. Неслучайно выдающийся государственный деятель дореволюционной России Сергей Витте, посещавший Архангелогородскую губернию, назвал их «сталью земли Русской».

В Поморье не было помещичьего землевладения, оно избежало завоевания иноземцами (набеги викингов, интервенции 17-го и 20-го веков – лишь эпизоды в многовековой истории поморов, умевших постоять за себя, не только отразить набег скандинавских пиратов, но и нанести «ответный визит» в их логовища-фиорды).

Основой хозяйствования поморов исстари были рыболовство, зверобойный промысел, мореплавание, земледелие же играло вспомогательную роль – суровый климат не благоприятствовал развитию хлебопашества. «Море – наше поле, жнем, не сея», – говаривали поморы. Можно сказать, что на Севере Европейской части России сложилась культура, во многих чертах родственная культурам казачества и сибирских старожилов. Многие ученые обоснованно считают поморов самобытной субэтнической группой великорусского народа с особым хозяйственным укладом, духовной культурой, формировавшейся под сильным влиянием старообрядчества поморского толка, языком («поморьска гово’ря).

«Мы, оглядываясь, видим лишь руины»

Увы, «золотой век» Поморья остался в прошлом. Краевед-энтузиаст Александр Шаларев, организовавший серию экспедиций по  берегам Белого моря, с горечью констатировал: из примерно полусотни  некогда богатых и густонаселенных поморских сел около половины прекратили свое существование – на их месте теперь дачные поселки, базы отдыха для состоятельных туристов, а иные просто заброшены: молодежь подалась в города в поисках лучшей доли, старики дожили свой век. Да и в существующих населенных пунктах демографическая ситуация критическая, рождаемость близка к нулевой отметке.

Почему пришел в упадок и обезлюдел богатый край? Причин тому немало. Прежде всего – экономические неурядицы, потрясшие Россию в девяностые годы. Рыболовецкая отрасль понесла от них серьезный урон. Пострадало и беломорское судоходство. А ведь еще в начале прошлого века по именному указу Николая II ежегодно выделялось 50 тысяч рублей золотом (это не теперешние 50 тыщ «деревянных»!) на содержание пяти пароходов, совершающих рейсы к Терскому берегу. Без развития инфраструктуры, сухопутных дорог и морских маршрутов все разговоры об улучшении социально-экономической ситуации в Поморье так и останутся разговорами.

Настоящим ударом по нескольким тысячам жителей беломорского побережья стал запрет зверобойного промысла. Речь не только о добыче детеныша-белька (запретить ежегодное «избиение младенцев» требовали сами поморы), но и взрослой половозрелой особи – серки. А ведь зверобойный промысел сотни лет кормил поморов! Получается как в старинной Англии: там овцы «съели» крестьян, здесь тюлени «съедают» немногочисленных жителей побережья, лишая их средств существования. Расплодившиеся тюлени серьезно сократили запасы рыбы в полярных морях.

О рыбе разговор отдельный. Если коренные малочисленные народы Севера имеют льготы по рыболовству, то поморы лишены их и вынуждены становиться браконьерами поневоле. «Какие еще льготы? – говорят чиновники. – Ведь вы русские, а не аборигены Севера, вам это не полагается». Между тем статья 72 Конституции РФ защищает исконные занятия и традиционный образ жизни коренных малочисленных этнических общностей. Заметьте – не национальностей, а именно этнических общностей! А поморы, как утверждают авторитетные ученые, субэтническая группа русских.

Русская матрешка

Движение за признание поморов «народом в народе» началось еще в конце восьмидесятых голов прошлого века. За прошедшие два с лишним десятилетия сделано многое: созданы несколько активно действующих организаций (Национальный культурный центр «Поморское Возрождение», Ассоциация поморов Архангельской области, Национально-культурные автономии поморов), состоялось четыре Поморских съезда в Архангельске, Умбе и Беломорске. О поморах заговорили на федеральном уровне – не всегда, впрочем, положительно. Иные спешат обвинить поморских лидеров чуть ли не в сепаратизме, стремлении «выписаться» из русских, расколоть единый народ. Такие опасения свидетельствуют как о незнании истории и этнографии поморов, так и о господстве в сознании околонаучных стереотипов советского времени.

Между тем русский народ можно представить как матрешку: снимешь большую куклу «восточное славянство» – под ней, наряду с украинцами и белорусами обнаружишь фигуру великоросса; подняв великоросса, под ним найдешь фигуры поменьше – казаков, поморов, сибиряков, а уже внутри помора – небольшие фигурки мезенца, канинца, пустозера, усть-цилема. Да ведь любой большой народ состоит из множества этнических и этнографических групп: среди удмуртов есть бесермяне, среди татар – кряшены (т.е. крещеные), среди мордвы – мокша и эрзя, среди коми – ижемцы.

Стоит заговорить о культурной особости, законных правах и интересах этих групп, так сразу националисты начинают голосить о расколе единого этнического поля. Не случайно ныне едва ли не главными противниками поморов стали великорусские шовинисты, стремящиеся приписать поморским активистам все, что угодно – от сепаратизма до… шпионажа в пользу Норвегии! Как ни парадоксально, единым антипоморским фронтом с национал-радикалами выступают чиновники, для которых поморы – лишняя головная боль (нет народа – нет проблем), сырьедобывающие компании (признай поморов коренным населением, и придется делиться с ними, как делятся сегодня с ненцами и другими народами Севера) и этнографы советского разлива, находящиеся в плену догматических представлений о том, что есть нация и этнос.

Видеть в поморах сепаратистов и этнических раскольников несправедливо и оскорбительно еще и потому, что именно поморы сумели не только освоить Север, но и, как сказано выше, отстоять его от европейских завоевателей. Кто не помнит о подвиге помора Ивана Рябова, посадившего на мель шведский корабль и спасшего Архангельск от разорения? В годы Великой Отечественной солдаты и моряки, мобилизованные в Архангельской и Мурманской областях, три года держали оборону на Крайнем Севере, не пустив немецко-фашистских захватчиков через границу!

Поморы сохранили былины Киевской Руси, шатровую архитектуру, традицию отмечать Новый Год (Новолетие) в сентябре. И даже в годы Гражданской войны в Поморье не было сепаратизма, несмотря на интервенцию и враждебность к красной Москве!

Сделайте меня ненцем?

В ходе Всероссийской переписи 2002 года 6571 человек в России записались поморами. В 2010 году таковых было уже 3113 человека. Почему же их численность сократилась вдвое? Что это – мор, геноцид? Да нет, конечно, это от лукавства организаторов переписи, сумевших разделить просто поморов и «русских поморов». Скажите, разве в России есть еще нерусские поморы? К чему такая квазинаучная словесная эквилибристика? Зачем было «уполовинивать» численность поморов, заставлять людей выбирать: или ты русский, или помор? Кстати, таким же образом обошлись и с казаками, число коих, согласно итогам последней переписи резко сократилось.

Сегодня поморы – неравноправная группа населения: они не внесены в Единый перечень коренных малочисленных народов, на них не распространяются льготы и преференции, которые полагаются ненцам, саамам и другим народам, живущим в тех же природных условиях. Стремясь добиться для себя льгот по рыболовству, некоторые кольские поморы даже записываются саамами!

Так кто же раскалывает русский народ: поморы в лице своих общественных деятелей или бюрократы? А ведь есть же опыт Якутии, где местные русские субэтнические группы, русскоустьинцы  и походчане, приравнены в правах к эвенкам и юкагирам. Нужна лишь воля региональных и федеральных властей.

Равноправие с народами Севера необходимо не только поморам, но и другим субэтническим группам русского народа, осознающим свою «самость» и свои кровные интересы. Так, на Байкале коренные сибиряки для отстаивания своих прав уже создали Ассоциацию байкальских поморов. А камчадалы – субэтнос, сложившийся в результате смешивания автохтонов и русских поселенцев, официально признан малочисленным народом!

А пока поморы вынуждены вслед за русским генералом, просившим царя сделать его немцем, просить власть имущих, чтобы их «сделали ненцами».


Из открытого письма Президенту Российской Федерации В.В.Путину

…Промысловые участки коренных поморов на местных водоемах традиционного рыболовства (реках и озерах) и по всему Белому морю приобретаются посторонними людьми, которых не интересуют интересы и культурные права местных жителей, хотя это территория многовекового рыболовства, зверобойного промысла морского зверя коренного поморского населения. Утрата жителями поморских сел своих промысловых участков – это потеря традиционных биоресурсов, которые являются основой жизни коренного поморского населения на Крайнем Севере. Такая политика вынуждает коренных поморов либо нарушать закон и становиться браконьерами на своей земле, либо покидать земли предков. Традиционные рыбопромысловые участки поморов должны быть закреплены за коренным населением поморских сел, иначе Поморье опустеет.

…Поморам фактически запрещен традиционный промысел семги и любой рыбы в Белом море (квоты на бесплатное традиционное рыболовство выдаются только коренным малочисленным народам, внесенным в Единый перечень коренных малочисленных народов России, даже тем, кто в прошлом занимался лишь оленеводством и не имел традиционного рыболовства). Парадокс, но из-за того, что поморы не внесены в указанный Единый перечень, юридически у них якобы нет и никогда не было традиционного рыболовства! Простым поморам разрешено только  спортивное и любительское рыболовство, хотя поморы не спортсмены и рыболовством занимаются не для забавы, а для жизни.

В 2011 году Управлением юстиции Российской Федерации в Архангельской области закрыты две территориально-соседские общины коренного народа поморов лишь на том основании, что поморы не внесены в Единый перечень коренных народов России. Реализовать свои права коренной этнической общности России поморы больше не могут.

Прошу Вас оказать содействие в положительном решении Минрегионом РФ вопроса о включении этнической общности поморов в Единый перечень коренных малочисленных народов России.

Владимир Владимирович, поморы верят в Вас и надеются на Вашу помощь.

 С уважением,
И.И.Мосеев,
Президент Ассоциации поморов Архангельской области
www.zpg29.ru

 

 

 

 

Съезд поморского народа

обращается к государственным федеральным и региональным властям с требованием:

 

  • учитывать специфику традиционной культуры народа поморов и содействовать развитию поморской культуры, традиционных промыслов и повышению уровня жизни поморского народа.
  • содействовать поморам в сохранении традиционного образа жизни;
  • не препятствовать поморской инициативе в регистрации национально-культурных автономий поморов, общин коренного малочисленного народа поморов в регионах;
  • оказывать финансовое бюджетное финансирование программам развития поморской культуры. Обеспечить полноценное бюджетное финансирование программы регионального развития «Поморский ход», реализуемой в Архангельской области. Распространить ее действие на остальные поморские регионы.

 

Из резолюции Первого съезда поморского народа

Архангельск, 21 сентября 2007