Главу Московского бюро по правам человека Александра Брода исключили из числа претендентов в Президентский совет по правам человека. В знак несогласия с этим решением он объявил голодовку. По его словам, отказываться от еды он планирует до тех пор, «пока есть силы».

Правозащитник объявил голодовку в связи с тем, что Совет по правам человека при президенте сам замечен в «нарушении гражданских прав». На сайте СПЧ начались общественные интернет-консультации по кандидатурам в новый состав органа. Из 190 анкет-заявок рабочая группа отобрала 86, они и были допущены к интернет-обсуждению. При этом фамилии Александра Брода в этом списке не оказалось. Как ранее пояснил глава СПЧ Михаил Федотов, кандидатура Брода не была допущена к интернет-консультациям из-за недостатка опыта в заявленной номинации. Однако сам Брод заявил, что приложил к анкете документы, которые свидетельствуют о его десятилетнем опыте работы в сфере миграционной политики и защиты прав мигрантов.

«Требую незамедлительно отменить результаты решения рабочей группы, провести отбор кандидатур заново, открыто, объективно, с участием всех действующих членов Совета, независимых экспертов, руководствуясь прозрачными критериями отбора, а не вкусовщиной и кампанейщиной», – заявил Александр Брод.

При этом он подчеркнул, что не является сторонником радикальных методов протеста, однако «весь арсенал мер» его исчерпан. «Члены СПЧ и рабочей группы сделали вид, что десятки общественников – это пустое место. Я решил привлечь внимание к этой проблеме и начать голодовку», – подчеркнул правозащитник.

Стоит отметить, что Александра Брода уже готов поддержать председатель редакционного совета и соиздатель газеты «Грин Сити» Владимир Коптев-Дворников. «Необходимо утверждать демократию везде, даже в тех органах, которые должны следить за применением демократии в нашей стране», – заявил он, добавив, что поддерживает правозащитника с «организационной» точки зрения.

«Требования были очень жесткими: организация должна существовать не менее 5 лет, должны быть оформлены обязательно необходимые бумаги, заверенные печатями, в принципе, достаточно большое количество ограничений было применено для того, чтобы не прошли случайные люди. Этих людей набралось почти 200 человек и почему-то всего 80 были допущены до интернет-обсуждения. Я этого не понимаю», – пояснил Владимир Коптев-Дворников.

Дарья Панкратова