По мнению Константина Бабкина,  история учит, что Россия становится сильной тогда, когда перестает желать кому-то понравиться или к кому-то пристроиться.

«После крушения Византии появилась и была реализована идея «Москва-Третий Рим». И наша страна действительно объединилась и стала великой. В советское время коммунистическая Россия не стремилась ни на кого походить, шла своим путём, и стала одной из двух величайших держав мира. И на современном этапе не надо стараться понравиться Китаю или Европе. Мы должны смотреть на себя, как на независимую цивилизацию. Думаю, такой подход должен придать импульс нашему развитию».

«Макрон считает, что России сложно стать сверхдержавой, опираясь на собственные силы. Я же уверен, что у нас для этого все есть. Кроме политической воли. И не только в правительстве – после крушения Советского Союза наше общество в себя еще не поверило, но это время не за горами. Если мы поймем, что не обязаны никому нравиться, кроме себя, то двинемся вперед. Если появится и правильная экономическая политика, то и в области культуры мы станем самодостаточными, и демографию подтянем. Нужно только верить в себя и действовать».

 

Россия много лет стремилась в ВТО. Но что она выиграла от вступления в эту организацию? Большой вопрос.

 

По мнению Константина Бабкина, «Наша денежно-кредитная политика до сих пор проводится по советам иностранных кураторов, и денежные запасы страны хранятся за рубежом. Наша налоговая политика высасывает деньги из предприятий и населения, а либералы стараются вписать нас в мировые производственные цепочки хотя бы на вторых ролях. Ничего подобного делать не стоит. Надо развивать свое сельское хозяйство, промышленность, создавать новые продукты и культурные ценности – и все сразу начнет получаться. Вот так, товарищ Макрон!»