Все средства хороши? В Севастопольском избиркоме не смогли назвать статью закона, по которой отказали в регистрации Партии Дела

Изначально комиссия сделала упор на наличие среди подписантов людей, которые считаются умершими – заместитель председателя избиркома Лидия Басова зачитала фамилии «мертвецов». В ответ уполномоченный представитель партии Лилия Мамашева предоставила нотариально заверенные заявления «почивших» в Управление ЗАГС города Севастополя и Управление МВД по городу Севастополю, в которых подписанты просили «опровергнуть полученную от Севастопольской городской избирательной комиссии информацию о моей смерти либо предоставить мне документы, подтверждающие мою смерть, а также дать мне объяснения относительно сложившейся ситуации и причинах её возникновения». Ответ заявители просили предоставить им лично в руки.

Опровергнуть заявлением у нотариуса, наверное, не совсем правильно, – заявила на это Лидия Басова, не пояснив, впрочем, каким образом подписантам можно доказать избирательной комиссии факт своего существования.

Впрочем, как подтвердила Басова, для партии это основание «не является определяющим» – основная претензия комиссии касалась формы подписного листа, из-за которой все 1722 подписи были признаны недействительными.

Обращу внимание на то, что форма подписного листа на список кандидатов утверждена приложением 4.1 федерального закона («Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» определяет форму подписного листа – прим.) и предусматривает указание фамилий, имён и отчеств первых трёх кандидатов, – заявила она.

Приложение действительно определяет форму подписного листа, подтвердила Лилия Мамашева, однако оно подразумевает, что первая тройка кандидатов указывается только при наличии так называемой общерегиональной части списка. И именно этого вопроса в севастопольском списке кандидатов развернулась вся дальнейшая дискуссия.

– Назовите, пожалуйста, конкретную норму из закона города Севастополя, где указано, что в списке есть общерегиональная часть? Конкретная норма? – обратилась к председателю Лилия Мамашева.

– Я не понимаю, какое это имеет к вам отношение! – возмутилась Басова.

– Вы отказываете нам в регистрации при допущенном нами браке в 1,5%  при возможных 10% (у «Партии Дела» по другим основаниям были признаны 26 подписей из возможного брака в 172 подписи – прим.)  именно из-за того, что мы не указали первую тройку кандидатов, которая указывается в том случае, если есть общерегиональная часть. Я спрашиваю: где в законе у вас говорится, что в городском списке есть общерегиональная часть? – снова спросила Мамашева.

– А где в федеральном законе говорится, что если список не делится на части, то первая тройка кандидатов не указывается? – парировала зампред.

– В сноске 2 приложения 4.1, – ответила на это представитель партии. – Я вам могу её зачитать: «В случае, если в общерегиональную часть списка включены один или два кандидата, указываются фамилии, имена, отчества этих кандидатов. В случае, если отсутствует общерегиональная часть списка кандидатов, в подписном листе слова «во главе которого находятся», соответствующая строка и текст подстрочника к ней не воспроизводятся». Так вот: скажите, пожалуйста, где в севастопольском законе упоминается общерегиональная часть? Сошлитесь на конкретную норму закона!

– Покажите статью! – крикнули из зала.

На это Сергей Даниленко предложил перестать задавать вопросы, поскольку «спрашивать можно очень долго», и заявил, что члены комиссии могут не отвечать представителям партии, если не хотят.

– Это напоминает мне пьесу Бомарше, – пожаловался он. – Если под этой кляксой нет союза…

– Я прошу прощения: председатель комиссии назвал федеральный закон кляксой? – не выдержал секретарь федсовета «Партии Дела» Алексей Лапушкин. – И не может назвать статью собственного регионального закона, в которой говорится об общерегиональной части?

Далее диспут превратился в форменную перебранку: Сергей Даниленко обвинил Лапушкина в «передёргивании» и поинтересовался, в качестве кого тот присутствует на заседании комиссии. Последний продемонстрировал удостоверение уполномоченного представителя.

– Подписанное, кстати, вами, господин Даниленко. Видимо, у вас проблемы и с памятью, – усмехнулся Лапушкин.

– Да, старческая деменция, – заявил председатель.

На дальнейшие вопросы Сергей Даниленко отвечать отказался, пригрозив, что для наведения порядка вызовет представителей Росгвардии. Впрочем, к тому времени как правоохранители появились в здании севастопольского избиркома, заседание уже закончилось. По его завершении Алексей Лапушкин пообещал Даниленко «встретиться в суде» – представители «Партии Дела» намерены обжаловать решение комиссии.