Однако мне, с горизонта более чем 40-летнего опыта архитектора-реставратора, хотелось бы взглянуть несколько шире. Отталкиваясь от конкретной ситуации, оценить ключевую проблему – принципиальную разницу между стройкой и реставрацией.

Строительство новых архитектурных комплексов или сооружений – само по себе не новость для любого крупного города страны, и, естественно, столицы нашей республики. Но одно дело – вписать современные проекты в существующую градостроительную среду, и совсем другое дело – сплести воедино современные здания с историческими архитектурными памятниками. Здесь все заинтересованные стороны, организации, органы власти и муниципалитеты, заказчики и исполнители объективно «сдержаны» центральным звеном: историческим объектом. Тем более, если ему присвоен федеральный статус охраны.

Вектор интереса со стороны большинства заказчиков понятен – они инвестируют деньги (причем – немалые) с прицелом на дальнейшее рентабельное использование здания или сооружения – в первую очередь за счет роста полезных площадей.  Поэтому возникает первое, базовое противоречие – невозможно превратить бывший трехэтажный особняк позапрошлого века в «навороченную» высотку! Или пристроить к нему ультрасовременные «крылья» модернового стиля… Точнее, технически возможно все, но это искажает всю идею, сам первоначальный замысел и вообще понятие «реставрации».

Не забуду предметный урок, который преподали мне, тогда еще вчерашнему студенту,  мастера, работавшие на реставрации Екатерининского дворца в Царском селе. Многие месяцы целая бригада специалистов вручную вырезала из лиственницы потолочные кронштейны: десятки, сотни резных элементов, которые затем  тщательно шлифовали, грунтовали и покрывали позолотой. Наивно спросил – почему бы не отлить из гипса – все равно ведь элементы совершенно одинаковые, а на такой высоте парадных залов никто не и поймет – дерево или гипс! На что мне просто ответили – «Мы не строители. Мы – реставраторы!»

Простая формула, за которой очень непростой, кропотливый и зачастую – только ручной труд. Более того – непосредственно труд, то есть изготовление, восстановление утраченных элементов зданий  – это скорее финиш, нежели старт работы. А на старте : большая, иной раз многомесячная исследовательская работа – что было сделано, как и для чего, далее поиск ответов на вопрос – как восстановить?

Исходя из этого, возникают несколько  принципиально важных моментов настоящей, а не декларативной реставрации. Первый мы уже назвали – подавляющий процент ручного труда. Второй – сезонность многих работ  (если мы хоти добиться долговечности, а не осыпающихся элементов через годик-другой эксплуатации здания). Третий – невозможность выполнения, завершения работ «здесь и сейчас!». Ударные темпы возможны на потоковом строительстве однотипных бетонных коробок – но никак не в нашем случае.  Последний по счету, но по сути один из самых важных – это непредсказуемая стоимость реставрационных работ.

Непредсказуемая по той простой причине, что как ни исследуй здание, как ни проводи предварительные счеты – практически каждый этап вскрывает ранее недоступные или утраченные  элементы, искажения или предельную изношенность конструкций. На такие постоянно растущие расходы может пойти только тот инвестор, который реально, а не на бумаге, заинтересован в воссоздании подлинного облика здания.

Общемировая практика показывает – стоимость исторически выверенной и детальной реставрации в три-пять раз превосходит стоимость строительства! Любой профессионал скажет, что проще срыть все под ноль и выстроить заново, пусть даже идеальную копию  – будет и быстрее, и дешевле.

Но наш инвестор по-хорошему «упрямый»: «Во-первых, восстановить – именно так, как делали старые мастера: чтобы века простоял! Во-вторых, согласен – калькуляцию работ надо пересмотреть».  Поэтому без лести, искренне выскажу уважение к нашему заказчику – вдохновителю и инвестору создания комплекса «GIM-center» Ильдару Мансуровичу Гималетдинову.

От редакции – «Директор завода «Уфимкабель», депутат Государственной Думы РФ 5-го созыва Ильдар Гималетдинов – один из авторов нашего журнала.  В прошлом номере была опубликована его серьезная статья-размышление «Национальная идея – это движение вперед!»

При обсуждении комплексного проекта застройки исторического центра Уфы, (стержнем которого и является рестарируемое нами  здание), Ильдар Мансурович сказал:

 – Мне неинтересен подход «Лишь бы быстро построить, быстро сдать и получать дивиденды. Не для заработка строим – для будущего. А будущее – это значит надолго, ОЧЕНЬ надолго». Подход по нынешним временам, мягко говоря, редкий. Но и возразить трудно – строители Палаццо Дожей в Венеции или Кельнского собора тоже не рассчитывали только на себя и даже не надеялись увидеть завершение своего замысла. Они просто строили – и для себя, и для людей, и для потомков.

Мы, как архитекторы-реставраторы, не вправе менять архитектурный облик здания, как бы этого ни хотелось ни заказчикам, ни нам. Да, зачастую в нашей среде не справляются с искушением «новых подходов» – искренне считая, что современные вставки или тенденции сделают объект лучше. Однако никак не вписываются старинные здания в ту же высотность современных городов – другая эпоха, другие взгляды, другой строительный и даже культурный подход. Но в том и ценность, смысл исторического сохранения – сделать именно «так, как было».

Поэтому так важен диалог не только с органами власти, экспертами, краеведами, историками и так далее. Очень важен постоянный контакт и убедительный диалог с заказчиком. По каждому – подчеркну  –  каждому элементу здания: от полов и потолков до  элементов внешнего лепного декора. (Их, между прочим, на здании бывшего Губернского земства… более 2 тысяч! Двести окон, для каждого из которых следует воссоздать от 7 до 20 элементов лепнины, плюс без малого километр карнизов…) . Та же крыша – сейчас ее монтируют из медного листа, и любой профессионал скажет, что фальцевая кровля сложнее японского оригами!

Впрочем, не будем вдаваться в излишнюю детализацию – суть проблемы уже понятна. Народная мудрость усмехается: «Ломать – не строить!» А мы добавим: реставрировать – тоже не строить. 

И если ломать – не проблема, то реставрировать… Тоже не проблема! При грамотном подходе, при искреннем желании, при нормальном финансировании и, главное, с прицелом на долгое и красиво будущее. Вот и получается в итоге здание по-настоящему ручной работы. Проект, которым действительно можно гордиться.