Слышать граждан не хотят или не могут? Как история с храмом в Екатеринбурге вскрыла проблемы взаимоотношения общества и власти

В истории вокруг проекта строительства храма на месте сквера в Екатеринбурге, на мой взгляд, важно подчеркнуть несколько вещей.

Фото: Медуза

Не вдаваясь в детали, частности и даже истинные причины конфликта, постараюсь выделить несколько общих, но принципиально значимых мест в схеме формирования и развития того противостояния, которое мы только что наблюдали.

Во-первых, принципиально необходимо твердо отделять плевела экстремизма, готовности во имя благих намерений пойти на риск мини-войны от зерен здоровой гражданской активности.

В России, слишком дорого заплатившей в XX веке за искушения скорых перемен, это еще очень долго должно не переставать быть внутренним общественным императивом, точкой пересечения фундаментальных интересов и запросов социума.

Большинство общественных проблем решаемы только до тех пор, пока общество существует не как площадка для конфронтации всех со всеми, а как единый социальный организм, пусть, и имеющий свои дисфункции…

Во-вторых, федеральный закон от 21 июля 2014 г. № 212-ФЗ «Об основах общественного контроля в Российской Федерации» исчерпывающим образом определяет формы общественного контроля, которыми также должны сопровождаться любые резонансные градостроительные инициативы. Среди них нет крушения заборов и несанкционированных акций протеста.

И если нам сегодня говорят, что власть научилась так контролировать социальную активность, что даже многотысячные общественные слушания превращаются в пустую формальность, то необходимо и обществу учиться противостоять таким попыткам и, кроме того, на законодательном уровне повышать степень защищенности таких гражданских механизмов от попыток их "взлома".

Нужна защита не только от дурака и хама, но и от умного, циничного чиновника, готово пренебречь мнением местных жителей ради превратно понятого и абстрактного общего блага.

В-третьих, События в сквере у Екатеринбургского драмтеатра сейчас многие спешат истолковать как проявление массовой усталости от клерикального тренда в нашей общественной жизни, чуть ли не как признак близкого окончания, наблюдаемого нами с конца 1980-х годов периода религиозного ренессанса в России. Думаю, что главным образом эти события являются свидетельством неумения и нежелания местных властей говорить с народом.

Когда функция обратной связи в аппарате почти редуцирована до отношений в стиле "я начальник, ты дурак", когда ослаблены возможности общественного контроля, несомненно, многие граждане попытаются начать крушить заборы и устраивать мордобой на центральных площадях мегаполисов…

В адрес Общественной палаты поступило обращение от граждан этого же города, где они выражают недовольство намерениями властей по собственной воле "благоустроить" район Химмаш, вырубив 300 деревьев. Есть подозрения, что общественные слушания по этому поводу опять стали формальностью…

Сейчас аллея на Грибоедова зеленеет благодаря тополям, в августе здесь будут только бетон и асфальт Фото: Ксения Ширяева

Стоит задуматься над этой инициативой, прежде чем на фоне сложившейся ситуации проводить ее в жизнь.

Какие практические уроки нужно извлечь из инцидента с Храмом на Урале?  Из многих регионов действительно приходят жалобы на завезенных на общественные слушания бюджетников, подтасовку их итогов и другие махинации. Для того, чтобы вернуть авторитет этому механизму гражданского участия, сделать его действительно универсальным и наиболее действенным инструментом общественного контроля считаю целесообразным рассмотреть возможность введения нормы об обязательном участии в таких мероприятиях представителей органов прокуратуры и общественных палат субъектов федерации.

Для этого нужно подготовить поправки к закону об основах общественного контроля. Нужно более четко прописать и процедуру опубликования протокола общественных обсуждений, его влияния на принятие окончательного решения.

Гарантирует ли это нас от новых социальных драм у драматического театра? На 100% наверняка нет. Но уж точно вложит людям в руки ни палки и булыжники, но перо и бумагу…

Фото на превью: Ведомости