Выводы экспертизы оглашал сопредседатель ЦОП «БПК», доктор юридических наук, первый вице-президент Федерального Союза адвокатов России Анатолий Кучерена.

Ранее сообщалось, что в 2010 году группа Baring Vostok приобрела ПАО КБ «Восточный», Майкл Калви вошел в его совет директоров. Максим Владимиров с 2017 года занял должность гендиректора НАО «Первое коллекторское бюро» («ПКБ»), аффилированного с КБ «Восточный».

В 2015 году между «Восточным» и «ПКБ» заключены кредитные договоры на общую сумму 2,6 млрд. руб. В феврале 2017 года совет директоров «Восточного» единогласно одобрил сделку, по которому банк принял от «ПКБ» в качестве отступного акции в уставном капитале компании International Financial Technology Group S.C.A.

Два года спустя, 7 февраля 2019 года, член совета директоров банка (в свое время голосовавший за одобрение сделки) Шерзод Юсупов обратился в управление «К» ФСБ России с заявлением о хищении денежных средств банка. Согласно обращению Юсупова, стоимость акций International Financial Technology Group была многократно занижена.

13 февраля ГСУ СК РФ, рассмотрев рапорт ФСБ от 11 февраля, возбудило против руководства Baring Vostok уголовное дело по ч.4 ст.159 УК РФ. По отношению к обвиняемым избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

«Ходатайство следствия не содержит доказательств того, что в отношении обвиняемых должна быть избрана и продлена именно мера пресечения в виде содержания под стражей, – говорится в заключении ЦОП за подписью Анатолия Кучерены, – и что наличие иной меры пресечения, например домашнего ареста, не обеспечит явку обвиняемых в органы следствия. Обвиняемые имеют постоянное место жительства, работают, характеризуются положительно, имеют семьи, ведут нормальный образ жизни. Ранее не судимы, к уголовной и административной ответственности не привлекались.

Более того, группа Baring Vostok, являясь более чем на 51% владельцем Банка, о наличии ущерба не заявляла. Иные акционеры об ущербе также не заявляли. Постановление следователя о признании банка потерпевшим без учета мнения акционеров, владеющих более чем 80% акций, является сомнительным. А без подтверждения факта причинения ущерба нельзя говорить о наличии события преступления как такового».

Эксперты ЦПК БПК напомнили о том, что часть 1.1 статьи 108 УПК РФ устанавливает запрет на предварительное заключение под стражу по статьям 159 (части первая – четвертая), 159.1 – 159.3, 159.5, 159.6, 160, 165 и 201 УК РФ, если эти преступления совершены в сфере предпринимательской деятельности.

В свою очередь, Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15.11.2016 №48 гласит, что указанные преступления следует считать совершенными в сфере предпринимательской деятельности, если они совершены членом органа управления коммерческой организации в связи с осуществлением им полномочий по управлению организацией либо при осуществлении коммерческой организацией предпринимательской деятельности. Практически та же позиция ранее была сформулирована и в Постановлении Конституционного Суда от 27.12.2012 №34-П.

Общественный совет ЦОП БПК пришел к выводу, что избрание фигурантам дела Baring Vostok меры пресечения в виде заключения под стражу противоречит нормам законодательства. Более того, эксперты усомнились в законности самого обвинения. «Дело совершенно очевидно носит гражданско-правовой характер, – заявил сопредседатель ЦОП, Уполномоченный при Президенте РФ по защите прав предпринимателей Борис Титов. – Даже если оценка акций IFTG не соответствовала уставу банка, действовавшему на момент заключения сделки, это обстоятельство не может являться предметом уголовного обвинения. Поэтому встает вопрос о незаконности возбуждения уголовного дела».

Шерзод Юсупов приглашение посетить заседание ЦОП “Бизнес против коррупции” проигнорировал, заверив, что «не имеет личного интереса в развитии этого уголовного дела». В свою очередь, единственной целью подачи обращений в ЦОП БПК со стороны Baring Vostok Юсупов назвал «оказание давления» на него с целью «изменения его позиции по уголовному делу».

По итогам Общественного совета ЦОП решено обратиться к руководству ГСУ СК РФ с предложением еще раз изучить материалы уголовного дела и рассмотреть вопрос о возможности избрания для фигурантов иной меры пресечения, не связанной с содержанием под стражей. А также обратиться к Генеральному прокурору РФ с просьбой о подаче возражений на ходатайство следователя о продлении меры пресечения, если таковое поступит.