На нары

— Мишань, ну что ты лежишь, встань, когда с людьми разговариваешь, неудобно ведь, — взывал сидящий за кражу рецидивист к своему сокамернику, бывшему главе Открытого правительства Михаилу Абызову.

От такого участия «Мишаня» только сильнее натянул капюшон на голову. Свидетелями этой сцены стали пришедшие в изолятор временного содержания журналисты «Московского комсомольца», куда угодил бывший федеральный чиновник. Сейчас 46-летний политик делит камеру с двумя сокамерниками — рецидивистом и подозреваемым в убийстве. Абызова доставили в изолятор около четырех утра 27 марта. Бывшему министру грозит минимум 10 лет за организованное мошенничество в особо крупном размере.

Михаил Абызов Фото: ТАСС

По данным следствия, с апреля 2011 по ноябрь 2014 Михаил Абызов создал и возглавил преступное сообщество. Он обвиняется в выводе из страны 4 млрд рублей, принадлежащих ОАО «Сибирская энергетическая компания» и ОАО «Региональные электрические сети». Следователи считают, что мошенничество Абызова «поставило под угрозу устойчивое экономическое развитие и энергетическую безопасность» Новгородской области и Алтайского края, сообщает пресс-служба СК. В эти регионы потерпевшие энергетические компании поставляют электроэнергию. На допросе экс-министр свою вину не признал, как и четверо предполагаемых его соучастников. Но следствие настаивает на вине задержанных, утверждая о существовании доказательств. Все пятеро продолжают оставаться под стражей.

В этот же день адвокат Абызова просил о смягчении меры пресечения и домашнем аресте, с чем выступил в суде огласив внушительный списком поручителей за экс-министра Открытого правительства, куда вошел глава «Роснано» Анатолий Чубайс и зампред Внешэкономбанка Наталья Тимакова, прославившаяся из-за просочившегося в Сеть видео с тостом за аграрное лобби. На Чубайса обвиняемый в мошенничестве политик работал с 1998 года, когда начал заниматься инвестициями РАО «ЕЭС России». В российской энергетической компании он работал под руководством знаменитого приватизатора во время реформы электроэнергетики и создания государственных монополий.

Также в защиту Абызова поставили свои подписи экс–руководитель администрации президента Александр Волошин и бывший вице-премьер Аркадий Дворкович, к которому на день рождения Абызов прилетел в Москву из Италии, где проживал в последнее время. По иронии судьбы, если бы Абызов не вернулся в Россию, следствие сейчас разыскивало бы его, как одного из соучастников этого же дела – Сергея Ильичева, находящегося за границей.         

Застрахованных нет

Задержание экс-министра Открытого правительства стало крупнейшим за неполные три года. После уголовного дела главы Минэкономразвития Алексея Улюкаева о взятке в 2 млн долларов и знаменитом «чемодане колбасы» в 2016 году, впервые задержан чиновник уровня федерального правительства. С той лишь разницей, что в отличие от своего предшественника Абызов потерял статус министра не из-за следствия, а гораздо раньше — в мае 2018 года, не попав в состав нового правительства. Он вполне мог уйти от преследования, если бы продолжал оставаться за границей.

Улюкаев и Абызов Фото: kprf.ru

Экс-глава Открытого правительства стал седьмым российским министром, попавшем под следствие. Первым в 1999 году был экс-министр юстиции Валентин Ковалев, которому обвинили в растрате и получении взятки. Следствие установило, что Ковалев неоднократно получал взятки деньгами, квартирами и земельными участками, а из созданного им Фонда общественной защиты гражданских прав было похищено 1,29 млрд рублей. В итоге экс-министра приговорили к девяти годам лишения свободы условно. Еще один осужденный экс-министр — бывший глава Минобороны Анатолий Сердюков — вообще был освобожден от ответственности по амнистии. Ему простили государственный ущерб на доказанных более чем 56 млн рублей из-за строительства за счет оборонного бюджета автодороги до базы отдыха, принадлежащей мужу сестры.

Федеральные министры — это верхняя ступень политической системы России, на которую уже поднялись силовики. Выше только президент и глава правительства. Открывающиеся данные о злоупотреблениях власти на уровне Кабмина продолжают оставаться сенсацией. К преследованиям губернаторов за халатность, растрату, мошенничество, кажется, российская общественность уже привыкла.

Исследование фонда «Петербургская политика» показало, что каждый десятый руководитель российского региона оказывается объектом уголовного преследования. Началась эта зачистка от коррупционеров в 2015 году с ареста экс-губернатора Сахалинской области Александра Хорошавина, которого приговорили к 13 годам лишения свободы.

После него фигурантами уголовных дел стало еще девять управленцев, из которых приговор был вынесен только по четырем: Никите Белых (Кировская область), Николаю Денину (Брянская область), Андрею Нелидову (Карелия) и Василию Юрченко (Новосибирская область). Один из них уже на свободе — Денин, — а последний — Юрченко ее даже не терял, получив, уже вполне привычный для таких дел, условный срок.

Бывший сотрудник администрации президента Андрей Колядин, который с 2009 по 2013 гг. возглавлял в АП департамент региональной политики, подчеркнул «Регионам России», что посадить в тюрьму сейчас возможно любого высокопоставленного чиновника.

Я вас уверяю, если сейчас порыться в судьбе всех нынешних высокопоставленных чиновников, то при желании можно чего-нибудь найти. Как говорит мой один хороший знакомый, по совместительству зам генерального прокурора: «Андрей Михайлович, то, что вы не сидите в тюрьме — это не ваша заслуга, а наша недоработка». Всегда надо понимать, что есть дополнительные мотивы, когда сажают высокопоставленных чиновников.Иначе бы посадили всех олигархов, начальников и просто всю верхушку страны.

— Андрей Колядин, политтехнолог, российский государственный деятель, бывший сотрудник администрации президента РФ, экс-заместитель полномочного представителя президента в УрФО

Война всех против всех

Уголовное дело по Абызову сразу бросило тень на фигуру Дмитрия Медведева. Идея создания Открытого правительство принадлежала премьеру, и эту идею он стремился претворить в жизнь до последнего. Медведев хотел, чтобы через этот проект власть в России стала более публичной, и воплотить задуманное было поручено находящемуся сейчас под следствием политику.

Дмитрий Медведев Фото: twitter.com

Однако переизбрание президентом Владимира Путина в 2012 году поменяло тренд. Об Открытом правительстве почти перестали говорить, пока в июне 2018 года проект не упразднили. После президентских выборов и обновленного правительства Абызов потерял работу в Кабмине.

Заместитель директора Центра политических технологий Алексей Макаркин расценил арест экс-министра как «удар по Медведеву», связав происходящее с версией транзита власти к 2024 году. В последнем докладе гендиректора Центра политической информации Алексея Мухина (есть в распоряжении редакции) об изменении баланса есть аналогичная мысль. «Силовики» активизировались в отношении отошедших уже от власти политиков, имена которых связывают с семьей Ельцина — например, экс–руководитель администрации президента Александр Волошин. Это задевает фигуру Медведева, потому что есть версия, что преемником он стал с подачи «семьи». Ощущение, что силовым структурам дали установку не допускать реализации повторного сценария операции «Преемник», в результате которой Медведев стал президентом. Нечто подобное происходило в 2011 году.

Реакция Кремля на арест Абызова получилась показательной. Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков сказал, что национальный лидер «был проинформирован заранее». Здесь же пресс-секретарь правительства поспешил подчеркнуть, что следствие связано с его коммеческой деятельность, а не с исполнением обязанностей члена правительства. Получается, что Абызов выводил деньги за границу в свободное от основной — правительственной работы — время.

Команда Медведева сократилась. После ареста Абызова появились опасения, что начал реализовываться самый скверный из возможных сценариев перераспределения полномочий к выборам 2024 года, после которых Владимир Путин должен будет уйти. Речь о «войне всех против всех» — противостоянии различных групп влияния в случае, если АП не сможет вовремя выбрать преемника. В разговоре с нашим корреспондентом известный политический аналитик Валерий Соловей признал, что транзит власти сопровождается ростом внутриэлитной напряженности, но «войны всех против всех» здесь нет.         

Здесь что-то другое. Медведеву это неприятно, но не смертельно. О причастности к аресту Абызова главы «Роснефти» Игоря Сечина говорить я бы тоже не стал.

— Валерий Соловей, российский историк, политический аналитик, публицист и общественный деятель. Доктор исторических наук, профессор и заведующий кафедрой связей с общественностью МГИМО    

Исключительно политическим решением задержание Абызова не считает и политтехнолог Андрей Колядин. Оснований опасаться этой истории у Медведева нет, потому что из инкриминируемых Абызову деяний каким-то образом выйти на премьера невозможно.

Вынесенные в отношении Абызова меры замешаны на каких-то других основаниях: возможно, это передел рынка или какие-то внутренние обиды политического плана. Это может быть крушение некоторых внутренних правил, грубо говоря, контактов с иностранными лицами и старых обещаний, которые не приветствуются. И это не пиарская история, потому что нет конечно бенефициара от шага в борьбе с коррупцией.

— Андрей Колядин, политтехнолог, российский государственный деятель, бывший сотрудник администрации президента РФ, экс-заместитель полномочного представителя президента в УрФО

Однозначно можно сказать, что уголовное дело в отношении экс-министра Михаила Абызова закончиться именно на нем. Других предполагаемых более громких «посадок» не последует, если не возникнут новые неожиданные основания. В политическом плане Дмитрий Медведев получил четкий месседж о том, что самостоятельно реализовывать транзит власти не стоит. Силовики всегда на готове.

Фото на превью: Газета.ру

Ксения Ширяева

Читайте нас также:

Telegram: @gosrf_ru
Facebook: @gosrf
Одноклассники: @gosrf
Twitter: @gosrf