Борьба всех, против всех

Конкуренция – это топливо социального развития. Если в группе людей нет конкуренции, она не развивается сама, а затем и проигрывает другим группам в великом противостоянии всех со всеми. Нет лучшего стимула для улучшения себя, чем желание превзойти другого. И если кто-то думает, что это касается только экономики, где в конкуренции между фирмами рождается свободный рынок, то это не так. Политическая конкуренция не менее важна чем экономическая или межличностная.

Нашему взгляду привычнее видеть, политическое противостояние между отдельными людьми, кандидатами на выборные должности или политическими партиями, в борьбе за место в парламенте. Это демократическая конкуренция. Но там, где нет демократии тоже есть конкуренция.

Иногда невидимая простым людям, подковёрная межэлитная борьба групп влияния, кланов, семей. В самые острые свои фазы, как лава из взрывающегося вулкана, такая конкуренция вытекает наружу в виде публичных арестов губернаторов или даже министров. И к этому мы тоже успели уже привыкнуть. 

Что-то новое в политической конкуренции рождается прямо сейчас на наших глазах. Рассмотреть это, под толстым слоем шума и хайпа – сложно, но стоит перенастроить оптику и становиться понятно, что мы свидетельствуем о рождение в России конкуренции властных институтов.

Министр, Дума и президентство

В минувшую среду, 6 марта в Государственной думе проходил Правительственный час. Министр экономического развития Максим Орешкин докладывал о мерах по поддержке малого и среднего предпринимательства, когда председатель Госдумы Вячеслав Володин прервал его.

«Максим Станиславович, у вас выступление в парламенте — один раз в год. Сводить его к обсуждению вопроса в разрезе малого и среднего бизнеса — неправильно, потому что всё-таки Министерство экономического развития отвечает за рост экономики в стране… Но в первую очередь хотелось бы поговорить о реализации национальных проектов и госпрограмм» – сказал Володин. 

Когда растерявшийся министр не смог продолжить разговор о национальных проектах Вячеслав Володин предложил перенести Правительственный час, чтобы министр мог лучше подготовиться.

Ситуация получилась неординарная. С одной стороны, ни разу за историю современного российского парламента министра не отправляли «доучивать уроки», с другой — это событие было однозначно расценено наблюдателями как пресловутая «ответочка».

В понедельник, 4 марта, выступая перед слушателями академии журналистики газеты «Коммерсант», Максим Орешкин неосторожно обронил, что ему было бы интересно попробовать себя в роли президента России

«Работа президента любому управленцу точно была бы интересна с точки зрения сути и содержания» – сказал министр.

Про очень смелое заявление Орешкина написали многие издания, некоторые даже всерьёз стали говорить про преемника и ждать реакции Кремля. Бремя ожидания, для сторонников борьбы элит, было невесомым. Неудачный Правительственный час министра быстро связали с амбициозным заявлением и успокоились. «Осадили. В России может быть только один президент – и это Владимир Путин» – так они говорили.

Однако, реальность всегда сложнее наших представлений о ней. Если подкрутить рычажки нашей ментальной оптики и заглянуть глубже, то можно разглядеть в этом событии зачаток конкуренции исполнительной и законодательной власти.

Парламент, как место силы

Сегодня становится понятно, что парламент при председателе Володине стал превращаться в серьёзного игрока на внутриполитической арене. Не место красит человека, а человек место, и будучи отличным стратегом, Вячеслав Володин усиливает значение представительного органа, ему вверенного.

В этом разрезе противостояние сильного правительства и возрождающегося парламента создаёт необходимую конкуренцию между исполнительной и законодательной ветвями власти. При всей скромности, обычно используемого термина "баланс", между тремя ветвями власти: судебной, исполнительной и законодательной, конечно же, должна идти пресловутая борьба. 

Она заставляет следить одну голову метафизического змея, за двумя другими. И каждый раз, когда какая-то из ветвей позволяет себе больше, чем положено Конституцией, две другие с радостью кусают её. Так работает баланс власти.

И если это история, конфликта министра и думы, начало становления самостоятельных ветвей власти, то у России, похоже, появился отличный шанс на будущее, в конкурентном мире победившей конкуренции.

Читайте нас также:

Telegram: @gosrf_ru
Facebook: @gosrf
Одноклассники: @gosrf
Twitter: @gosrf