Случай моего клиента достаточно распространен. Его компания является местным провайдером и оказывает услуги связи гражданам и организациям. Договор на оказание услуг связи гражданам, как известно, является публичным, поэтому провайдер обязан оказывать такие услуги каждому обратившемуся к нему гражданину и отказаться от заключения договора может. При этом цена договора должна быть соразмерной цене для подобного рода услуг.

В наше время люди используют интернет-связь во всех сферах жизни. В крупных городах наверно нет ни одного жилого дома (офисного или производственного здания), к которому бы не провели интернет.

Однако, как оказалось, получать интернет намного легче и дешевле, чем его отдавать.  

Провайдеры невольно были втянуты в жилищные вопросы собственников многоквартирных домов. Собственники (не исключено, что по негласной инициативе управляющих компаний и руководства ТСЖ) теперь принимают на общем собрании жильцов решения о взимании с операторов связи платы за (внимание!) пользование общедомовым имуществом!

По итогу принимаемых на общем собрании решений, оператор связи теперь становится пользователем (и выгодоприобретателем) общедомовым имуществом. То есть любой оператор теперь должен платить за то, что оказывает услуги связи этим же жильцам! При этом сами жильцы – участники общих собраний, видимо, не рассматривают себя в качестве пользователей услугами связи. Хотя именно для них провайдер и размещает специальное оборудование для предоставления доступа к сети интернет и телевидению.

Конечно, можно было и не обращать внимание на решения собственников и вносить им соразмерную плату за «пользование» общедомовым имуществом. Однако, остро встает вопрос о требуемых суммах. Зачастую ежемесячная плата за мнимое пользование общим имуществом одного дома составляет 2000, 3000, 5000 рублей…часто бывает и больше. При этом провайдер может обслуживать в этом доме только одного абонента, который приносит доход в 400 рублей.

Попав в кабальную ситуацию оператор связи (как лицо, не имеющее право отказываться от предоставления услуг связи гражданам) не имеет иного выхода как подписать договор о предоставлении ему в пользование общедомового имущества. Ведь так решили жильцы.

После этого у провайдера есть два варианта: 1. Работать себе в убыток и в конечном итоге обанкротиться; 2. Не платить ТСЖ и управляющим компаниям и отстаивать свою правоту.

Именно по второму варианту пошли провайдеры. Они не платили управляющим компаниям и ТСЖ. И в начале все для них складывалось достаточно успешно. В 2012-2015 годах суды в конечном итоге вставали на их сторону, отказывая управляющим компаниям и ТСЖ во взыскании денежных сумм за «пользование» общедомовым имуществом, однако потом все изменилось с точностью и наоборот.

На моем опыте был случай, когда судья Арбитражного суда Свердловской области в 2016 г. отказал управляющей компании во взыскании денежных сумм с оператора связи за пользование общедомовым имуществом со ссылкой на то, что договор на оказание услуг связи все-таки является публичным и такие требования со стороны управляющей компании незаконны, а в 2018 г. этот же судья по аналогичному спору с идентичными обстоятельствами, но только с другими участниками, выносит прямо противоположное решение уже в пользу управляющей компании.

Теперь судебная практика, вплоть до Верховного суда, занимает позицию управляющих компаний и ТСЖ, что идет в прямое противоречие с действующим законодательством, начиная с Конституции РФ, которой гарантировано право граждан России на доступ к информации.

Выходит, что отдельные жильцы дома, управляющие компании и ТСЖ, «отстаивая» свои частные интересы, вторгаются в публичные правоотношения и разрушают достаточно молодую телекоммуникационную инфраструктуру.

Правильно ли это? Законодатель на этот вопрос пока не ответил.

Азар Мастиев