YouTube

По словам депутата Госдумы Дмитрия Ионина, вопрос, как пустить украинский щебень обратно в Россию, обсуждается с осени 2018 года, когда стало понятно, что ограничение импорта щебня привело к дефициту нерудного материала, сообщает РБК. 

«Проблема в том, что тот объем щебня, который оказался внутри страны, не закрывает потребности рынка. Дорожный бюджет вырастет в этом году более чем в два раза. Дешевый щебень, который был у нас несколько лет назад, исчез, поскольку много карьеров закрылись. Чтобы снова открыть их, нужны инвестиции», — заявил Дмитрий Ионин.

По данным Минпромторга, импорт нерудной продукции из Украины сократился с 20,2 млн тонн в 2014 году до 2 млн тонн в 2017-м. За период январь–август 2018 года импорт из Украины составил 1,9 млн тонн. В декабре 2018 года украинский щебень был включен в «санкционный список» — утвержденный постановлением Правительства РФ от 29 декабря 2018 г. № 1716-83 перечень товаров, запрещенных к ввозу в Россию.

За морем телушка полушка

«Возврат к теме импорта щебня — проявление политической борьбы и конкуренции за распределение финансов. Карелия долго добивалась ограничения украинских поставок, считая, что полностью заместит объем. В результате карельские карьеры, которые совсем рядом, не могут вывезти камень и сокращают добычу. Для решения проблемы нужна только политическая воля и корректировка стоимости логистики», – говорит исполнительный вице-президент Ассоциации «Карьеры Евразии» Ирина Викулова.

До заградительных мер Украина поставляла в Россию более 25 млн тонн щебня. Его доля по Москве и Московской области превышала 56%, что в абсолютных цифрах по состоянию на 2014 год сопоставимо с мощностями всех карьеров Карелии (тогда производили почти 18 млн кубометров). Карельские производители с «нулевых годов» добивались ограничения на украинский щебень.

Однако после 2015 года, когда импортный камень стал «нежелательным» в России, регионы, которые традиционно снабжались щебнем с Украины, оказались в дискриминационных условиях, – говорит зампред Ассоциации горнопромышленников Карелии Андрей Громовой.

«Это ненормальная ситуация, потому что расстояния там совсем небольшие и закрыть потребность можно по корректной цене. Если говорить о поставках украинского щебня на Москву, то мне вообще непонятно, о какой нехватке может идти речь? Мы работаем на Северо-Западе Карелии. Предприятия здесь испытывают острый дефицит спроса. В прошлом году Карелия отгрузила 14 млн тонн щебня железнодорожным транспортом, а по всем показателям могла сделать 20 млн тонн продукции. То есть резерв между производством и сбытом — 20%. Из-за этого только в Карелии за три года закрылось 16 предприятий», — рассказывает Громовой.

Лоббирование зарубежных интересов

Ценовое преимущество промышленников Украины было связано с работой компаний-трейдеров, считают эксперты. Наличие посредников негативно сказывается на бизнесе карьеров Центральной России и рынке в целом, поскольку всегда ведет к удорожанию конечного продукта.

«Любое государство должно в первую очередь поддерживать отечественного производителя — налогоплательщика, создающего рабочие места, модернизирующего и расширяющего свое производство, развивающего сельские территории и вполне способного обеспечить рынок щебнем по адекватным ценам. Вместо этого мы видим попытки лоббирования интересов зарубежных производителей и компаний-трейдеров. Госполитика сейчас направлена на развитие инфраструктуры, наращивание темпов строительства жилого фонда. Поддержка украинского производителя стройматериалов ничего не даст российскому бизнесу, это же очевидно. Если что-то и завозить, то новые технологии и высокотехнологичное оборудование», — считает Сергей Мазуркевич, вице-президент Свердловского областного Союза промышленников и предпринимателей, председатель комитета по транспорту и логистике СОСПП.