По версии органов следствия, у банков было похищено более 1 млрд рублей. Гособвинитель потребовал приговорить фигурантов дела к заключению на срок от 6,5  до 15 лет: «Прошу признать Лысенко виновным по ч. 1 ст. 210 УК РФ («Организация преступного сообщества») и по ч. 4 ст. 159.6 УК РФ («Мошенничество в сфере компьютерной информации») и назначить наказание в виде 15 лет заключения с отбыванием наказания в колонии общего режима».

Перед судом, в итоге, кроме Юрия Лысенко предстали 13 человек. Для содержащихся в СИЗО Николая Миловидова, Михаила Орешкина и Никиты Хаджибекяна прокурор попросил от 7 до 12 лет колонии общего режима. Для остальных фигурантов дела, которые находятся под подпиской о невыезде, гособвинение запросило от 6,5 до 10 лет колонии общего режима. В зависимости от роли каждого прокурор просил признать их виновными по ч. 1 и ч. 2 ст. 210, ч. 4 ст. 159.6, ч. 3 ст. 30 и ч. 4 ст. 158 УК РФ («Организация преступного сообщества и участие в нём»; «Мошенничество в сфере компьютерной информации»; «Кража»).

Как считает следствие, организатором преступного сообщества был гражданин Украины Юрий Лысенко, который якобы в период с 1 июня 2014 года по 18 июля 2014 в городе Москвы создал преступное сообщество, арендовал жилое помещение, расположенное на территории г. Москвы,  приобрёл и разместил в нём средства вычислительной техники и мобильной связи, необходимые для организации доступа соучастников преступления в ИТС «Интернет», а также оперативной передачи информации остальными участниками организованной группы для их последующего перевода из безналичного оборота в наличный, арендовал на заграничных ресурсах сети «Интернет» удалённые сервера для размещения на них созданной им программы, с помощью которой формировал и направлял в кредитно-финансовые учреждения  подложные электронные платежные поручения (технические авторизационные реверсивные операции).

Согласно предъявленному обвинению, Юрий Сергеевич Лысенко на основе двух компьютерных программ создал некую третью, и с помощью всех трёх осуществлял реверсивные операции отмены снятия и перевода денежных средств. Деньги похищались с помощью этих специальных программ, которая позволяли снимать их со счетов клиентов банков, а затем восстанавливала баланс за счёт средств уже самих финансовых структур. В соответствии с материалами дела, Лысенко также привлёк 17 человек для совместного хищения средств коммерческих банков, с той целью, чтобы сообщники передавали ему данные с чеков банкоматов для совершения перечисленных выше операций.

По версии стороны обвинения, для совершения преступлений Ю.С. Лысенко использовал квартиру, обеспеченную всем необходимым для доступа в ИТС «Интернет» и расположенную возле станции метро «Дубровка».

Обвинение инкриминирует ущерб в 39,5 млн рублей (ПАО «Промсвязьбанка»), 45 млн рублей (ПАО «Банка Уралсиб», 106 млн рублей (ПАО «Банка Траст») и 883,5 млн рублей (ПАО «Банка Зенит»).

Представляющий интересы Лысенко адвокат Иван Миронов заявил, что защита полностью опровергает все доводы обвинения и настаивает на невиновности подзащитного, а предъявленное ему обвинение считает полностью голословным, так как изложенные там факты не подкреплены никакими доказательства, более того, оно было полностью опровергнуто представленными доказательствами стороны защиты: «Государственным обвинением не было доказано существование преступного сообщества и квалифицирующих его признаков. Более того, в ходе судебного следствия было установлено, что у Ю.С. Лысенко имелось алиби, в инкриминируемое ему время создания преступного сообщества в городе Москве, в котором он якобы создавал придуманное органом предварительного следствия преступное сообщество, арендовал мнимые квартиры, а также осуществлял хищение денежных средств у ряда банков, делил преступные доходы, он вообще находился в другой стране.

Нашего подзащитного обвиняют в создании и руководстве организованным преступным сообществом, хотя судом установлено, что никто из подсудимых никогда его не видел и не слышал о нём, а подсудимый А.Ю. Тестов, с которым было заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, в суде полностью опроверг обвинение в отношении Ю.С. Лысенко, заявив что все операции, в совершении которых обвиняют Ю.С. Лысенко осуществлял он, денежные средства распределял он, а не Лысенко, о Лысенко никогда не слышал и не знает кто это, ни о каком ОПС он никогда не слышал, всегда был волен в своих действиях, никому и никогда не подчинялся, а с предъявленным обвинением согласился, чтобы его выделили в отдельное производство и он быстрее «осудился». После того, как А.Ю. Тестов отказался в суде оговаривать Лысенко, следователь, который вёл это дело, вызвал к себе адвокатов А.Ю. Тестова и хотел инициировать процедуру отмены досудебного соглашения, хотя и на стадии предварительного следствия А.Ю. Тестов не давал никаких показаний в отношении Лысенко, а фигурировавшая в СМИ информации о том, что Тестов дал показания на Лысенко является дезинформацией органа предварительного следствия.

По инициативе защиты было подготовлено 20 заключений ведущих российских специалистов в сфере компьютерной информации, которые опровергли даже возможность существования вменяемого следствием механизма хищения. В то время как автор единственной экспертизы, положенной в основу обвинения, и которая, кстати, также не установила ни существование, ни наличие на каких-либо электронных носителях информации якобы созданной Лысенко программы, эксперт Антипов скрылся от суда, а следователь , уличённый нами в фальсификации доказательств,  вынужден был уволиться из правоохранительных органов и в настоящее время трудится юристом в одном из адвокатских бюро.

Также сама компьютерно-техническая экспертиза проведена с существенными нарушениями норм УПК РФ и Федерального закона № 73 «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации», эксперту были предоставлены для проведения экспертизы электронные носители информации, которые нигде и никогда не обнаруживались и не изымались, и информация на которых была модифицирована и изменена после того как они якобы были изъяты и отданы на экспертизу в коммерческую организацию. В процесс проведения экспертизы вмешивались третьи лица, не имевшие никакого допуска, а на вопросы компьютерно-технического характера, поставленные перед экспертом следствием, эксперт, который должен был осуществить компьютерно-техническое исследование программ, не предоставил никаких ответов и написал вывод в области «Лингвистика», а не в области компьютерно-технических исследований, для которых ему и направлялись электронные носители на исследование. …После проведения данной экспертизы эксперт М.Ф. Антипов был уволен из экспертной компании GROUP-IB.

Многочисленные ответы на адвокатские запросы отечественных и иностранных компаний и организаций, приобщённые судом, фактически признали версию следствия фантастической. Полученные ответы от хостинговых компаний, интернет провайдеров, полностью опровергли версию обвинения о том, что Ю.С. Лысенко арендовал какие-либо сервера у них и вообще пользовался ИТС «Интернет» во время совершения инкриминируемых ему операций, а экспертизы системы ДБО потерпевшего банка ПАО «Банк Зенит», где Лысенко инкриминируется осуществление переводов, вообще полностью опровергли предъявленное ему обвинение.

Следствием не установлена принадлежность заявленных в материалах аккаунтов нашему подзащитному, а сторона защиты полностью опровергла это показаниями специалистов и экспертизами.

В ходе допроса в суде специалист однозначно показал, что данный сервер не мог существовать на момент совершения преступления, что полностью опровергает версию обвинения.

«Следствие утверждает, что отмена операций происходила дистанционно через POS-терминалы в США, однако в log-файлах из процессинговых центров, представленных потерпевшими банками, указано, что отмены операций происходили с банкоматов при физическом присутствии неких злоумышленников в США и Европе, что также подтвердили международные платежные системы, и многочисленные экспертизы, проведение которых было инициировано стороной защиты, а наш подзащитный никогда не был в США, и не был в Европе во время совершения инкриминируемых ему операций», – сказал адвокат. 

По словам защиты, обвинение настаивает, что «существовала злодейская программа, созданная из двух американских процессинговых программ, однако следов её не нашли, а компании-производители официально подтвердили, что это не только невозможно, но и функционал данных продуктов не соответствует механизму хищения и подтвердили факт невозможности внесения в них каких-либо изменений. Кроме этого, ведущие эксперты в области исследования компьютерной информации полностью опровергли в ходе судебного следствия то, что программы могли быть использованы для совершения отмены операций снятия-перевода денежных средств, подтвердили невозможность создания на основе них какой-либо другой программы, а также отсутствия самой технической возможности модификации данных программ с целью создания автоматизированного программного средства. Наш подзащитный находится в СИЗО 3,5 года за создание несуществующего программного обеспечения, которое, как подтвердили многочисленные эксперты, экспертизы и ответы международных и отечественных компаний, даже гипотетически существовать не могло и не могло обладать той функциональностью, которую придумал следователь. На самого Лысенко нет ни единого показания как подсудимых, так и свидетелей, о том, что он хотя бы косвенно принимал какое-либо участие в инкриминируемых ему хищениях».

Так как органом предварительного следствия в лице следователя Д.Н. Алексашина ущерб был определён произвольно, так сказать «на глазок», по инициативе стороны защиты была проведена, в том числе, бухгалтерская экспертиза в одной из ведущих аудиторских компаний Российской Федерации, в результате чего судом было установлено, что инкриминируемый ущерб от якобы совершённых подсудимым операций отмены и снятия был завышен почти на 900 млн.

Адвокаты всех фигурантов уголовного дела просили суд вынести оправдательный приговор.

UPDATE 12/02/2019:

Банк "Зенит" уточняет информацию относительно публикаций в СМИ о хакерской атаке на счета Банка в 2014 году:

По данным СМИ, хакеры украли со счетов Банка ЗЕНИТ 883,5 млн рублей, что не соответствует действительности. Атака со стороны хакеров была, но ее удалось практически полностью отразить. В ноябре 2014 года в результате незаконных операций на рублевом счете, открытом в Банке ЗЕНИТ, было аккумулировано 882,7 млн рублей. В результате своевременных действий сотрудников риск-мониторинга Банка основная часть этой суммы была заблокирована. При этом счета клиентов не подверглись атаке.

6 февраля 2019 года в Мещанском районном суде г. Москвы завершился процесс по уголовному делу в отношении ОПГ компьютерных взломщиков банков. В рамках уголовного дела было установлено, что ущерб, причиненный мошенниками Банку ЗЕНИТ, составил 7,3 млн рублей. Руководитель группировки хакеров и 13 его сообщников признаны виновными в создании организованного преступного сообщества и совершении хищений в особо крупных размерах.

Таким образом, имущественный вред в размере 7,3 млн рублей, причиненный ПАО Банк ЗЕНИТ в результате преступных действий, подлежит возмещению по приговору суда.

Источник: Лента.ру